Поход на ДРА

Автор: Бабкин Дмитрий Рубрики: Байки, Афганистан Опубликовано: 10-06-2009

Мой правдивый рассказ прольет полный свет на историю войн, которые я вел.
Старший сержант танковых войск сверхсрочной службы рядовой Сердешный.

Наша 349-я танковая дивизия базировалась в городе Париже, Республика Коми, когда, внезапно поднятая по тревоге, была целиком погружена на транспортные самолеты ЯК-777 и переброшена в Беловежскую пущу. Там нас ждало учение. Как говорится, «легко в учении, легко в бою!» (Мазепа).

Нас высадили в чистом поле среди лесов, и танки, построившись в боевой порядок, должны были приступом взять Речной Вокзал деревни Техуи. Была зима, и подача сжиженного газа в силовые агрегаты заработала не у всех. Но, скажу не похваляясь, дивизия выполнила задачу практически без потерь. Лишь один танк, да и то это был Т-69, по ошибке штабной карты упал в выгребную яму туалета местной свиноводческой фермы. Топографист, который вынул карту из трофейного фонда генерала Калиновского, был наказан лишением очередного отпуска, экипаж геройски погиб. Это были наши первые потери в той войне на Среднем Востоке.
Война, словно молот и наковальня, вошла в нашу службу.
После успеха зимних учений нашу танковую дивизию перебросили на отдых на зимние квартиры в летний лагерь Усходний в районе Бреста. «Усходний» обозначало «Западный» по-беларуску. Или «Восточный», что не имело значения.
Город Брест встретил увольнительных ветрами и Крепостью. Порой, спасаясь в Крепости от ветров, я, рядовой Сердешный, находил там отдохновение от забот в разрушенных ДОТах, ДЗОТах и прочих огневых точках противника и непротивника.
Помню надпись на стене: ВИНОВНЫХ РАССТРЕЛЯТЬ НА МЕСТЕ!
Подпись, слабеющей рукой: ГУДАЙМОРНИНГ, зАхар, Старший упо НОмоченНый Нквд по Б естк й О ла ти.
Декабрь подходил к концу, когда нас построило командование. Выступал маршал под кодовым именем Клаузевиц:
— Товарищи солдаты и офицеры! Вам выпала неповторимая честь прыгнуть в танке с парашюта!
Ординарец:
— С парашютом, товарищ маршал.
— Что? А, с парашютом!!
— Немцы будут наступать отсюда, дайте карту, — маршал с недовольством обернулся к адъютантам.
Ординарец:
— Товарищ маршал, это мы наступаем, а ОНИ отступают!
— А, ну, товарищи солдаты, мы наступаем! Воздвигнем знамя Социализма на Кубе!
Ординарец:
— Товарищ маршал, Куба — остров свободы. Мы освобождаем другую страну. Она между Пакистаном и Ираном.
— Швейцария, что ль? Вы, гады, кто на Швейцарию наехал? Коньяку!!! Е. Армянского. Нет, Арагви мне. Суки эти в ЦК. Покажу я им.
— Товарищ маршал, самолет ждет.
ИЛ-666 набирал высоту.
Рядовой Сердешный пропел про себя:
В небе голубом и чистом
Наш, как его, Фантом, как в поле чистом,
С ревом набирает высоту.
Танковая 349-я дивизия выходила на заданную для прыжка высоту. Танки в ИЛ-ах ждали своего часа. Наконец час настал! Танки с экипажами и десантом полетели в кабульскую ночь. Им предстояло взять силовым воздействием Железно-Дорожный вокзал в Кабуле.
Дворец Амина обороняли части дивизии СС (Саланг — Суруби). Их брали Альфа и Вымпел, и Мусульманский батальон, и части ГРУ, и прочие десантные части.
Железно-Дорожный вокзал Кабула представлял собою весьма укрепленную цель для нападавших: наша 349-я танковая дивизия выдвинулась на исходные. Враг отступал. Пехота, приданная, продвигалась вперед. Мы на танках двигались медленней. Показались вертолеты с катерами каспийской гвардейской флотилии, катеров было четыре, один вертолет сбили, и он ушел в сторону, хрен его знает, куда он ушел, взорвался где-то. Остальные плюхнули катера в Кабул. В реку. Те тут же построились в боевой порядок и обложили вокзал с моря. Наша 349-я танковая дивизия была высажена самолетами в аэропорте! Или аэропорту? Десантники захватили почту, телеграф, телефон и дворец, нам же стояла задача обезвредить железнодорожное сообщение. Развитая сеть афганского вокзала позволяла подвезти подкрепления из Пули-Чархи в течение часа! Именно наша танковая дивизия обеспечила реализацию данной операции.
Я, как заряжающий одного из танков, об этом свидетельствую.
Вокзал имел три входа: первый, второй и центральный. Наша рота из трех танков Т-75 брала западный вход. Подкалиберным снарядом я сначала снес 22 пулемета, оборонявших это место. Это было не просто, а тяжело. Пулеметы стояли попарно сбоку и сверху. И снизу. Но на учениях нас научили одним снарядом бить сразу двух зайцев. Мне удалось бить сразу трех! 22 пулемета и их экипажи были уничтожены одним выстрелом! Десантники 4859-го гвардейского полка в одном порыве захватила западный вход вместе с камерой хранения на три тысячи мест.
Поразительный успех!
За этот подвиг я, рядовой Сердешный, был представлен к званию полковника и героя, но...
Получил лишь звание ефрейтора и все.
Звание ефрейтора у меня отняли сразу после празднования победы советской демократии в Демократической Республике Афганистан, после чего нашу гвардейскую 349-ю танковую дивизию стали перебрасывать в город, не помню, мы его звали Харон. На переброске со мной случилась история: серпантин (это такая дорога, где и слева и справа обрыв, а сверху горы) и мина сверху, с гор. Эта мина сверху прямо в башню моего танка Т-77 и залетает. Весь экипаж в панике, а я сразу и подумал — надо сигать. И, как кролик Роджер, сиганул из башни. Так и выжил, а весь экипаж эта мина, она сверху в башню залетела, дело было на перевале Саланг, естественно, подорвался. Я упал в камни возле дороги, едва не долетел до пропасти, а так бы лежал там.
Вот такая моя эпопея похода на ДРА. Все полная правда, мне за подрыв тоже дали героя, но в штабе 48-й армии писарь стырил наградной лист.

Социальные сети