«Приарктитческая» держава

Рубрики: Азия/Океания Опубликовано: 20-12-2013

Словосочетания «тихоокеанский разворот», «сдерживание Китая» и «политика перебалансировки в Юго-Восточной Азии» прочно вошли в политический лексикон. Соединенные Штаты все больше внимания уделяют АТР, где продолжает наращивать экономическую и военную мощь Китай, не желающий оставаться исключительно материковой державой, всего лишь региональным гегемоном. Пекин уже не скрывает, что у него есть стратегические интересы и за пределами Евразии. Одно из направлений экспансии Поднебесной ― Арктика, не только богатая природными ресурсами, но и способная в будущем стать еще одной транспортной артерией мирового значения. 

***

Морской шелковый путь

Как это ни прискорбно, без участия Китая Россия только бы говорила о необходимости создания Северного морского пути, поскольку необходимость его для нее самой не столь очевидна. А вот профессор Ли Чжэнфу писал в 2009 году в журнале Китайской ассоциации науки и технологии:

«Когда заработает Северо-Западный проход, он станет новым “осевым морским путем” между Атлантикой и Тихим океаном. Тот, кто контролирует арктический путь, будет контролировать новый коридор в мировой экономике и международной стратегии».

Северо-западным проходом китайцы называют именно Северный морской путь. Но это официально. Неофициально ― морским шелковым путем.

Но этот путь надо «обшить» современной инфраструктурой: аэродромами, железнодорожными подходами к его узлам, складами и тому подобным. Поэтому Пекин готов к серьезным инвестициям. А чтобы подстегнуть активность России, китайцы заговорили о том, что на путь претендуют и другие страны.

В действительности Северным морским путем немного интересуются лишь Япония и Северная Корея, но не так активно, как это хотелось бы представить Пекину. Да и нет у этих стран специально подготовленных кораблей с двойной обшивкой, тем более ледоколов, а ведь даже летом здесь можно уткнуться в дрейфующую льдину. Плыть же близко к берегу опасно: много мелей, дрейфующих под действием подводных течений. Всегда нужен опытный лоцман, которого можно нанять только в России, а это при обязательной пошлине за проход через наши территориальные воды в Арктике делает плавание совсем не дешевым. Плыть дальше от берега опасно по другой причине. Спасательные станции далеко, а вероятность встретить дрейфующий лед еще больше, так что лучше нанять российский ледокол, а это еще дороже.

Кроме того, таяние льдов каждый год начинается в разное время, в связи с чем установить точный график движения в регионе непросто. Какие-то грузы «стерпят» связанную с этим непунктуальность, но вот в контейнерных перевозках большую роль играет именно точная дата доставки.

Еще одна отрицательная черта арктических маршрутов ― отсутствие возможностей для сопутствующей торговли. Вот как описывает эту ситуацию сотрудник квебекского Университета Лаваля Фредерик Лассер:

«Ни один корабль не идет напрямую из Роттердама в Шанхай. Для оптимизации груза и повышения рентабельности плавания, грузовые суда заходят в промежуточные порты по пути следования для загрузки и разгрузки товаров. В Арктике же подобных возможностей не существует». И далее: «Практически нет сомнений, что объемы судоходства постепенно увеличатся. К середине века они могут достигнуть отметки в 500−1000 кораблей в год. Это гораздо больше, чем сейчас. Но в то же время и гораздо меньше 75 тысяч судов, которые идут по Малаккскому проливу, или 15−20 тысяч кораблей, следующих через Панамский канал. Потребуется еще очень многое, чтобы арктические пути вошли в число главных судоходных маршрутов на нашей планете».

Однако это не отменяет важности морских рейсов, задача которых состоит исключительно в перевозке углеводородов, руды и прочих природных богатств региона. И Поднебесная уже создает свой ледокольный флот и арендует два порта у Северной Кореи ― Чонгкинг и Райан, расположенные неподалеку от российского Приморья. И к этим портам уже проложены железные дороги.

Ледокол у Китая пока один ― самый большой в мире дизель-ледоход «Снежный дракон» (Сюэлун), купленный в 1993 году у Украины. Правда, он способен прорубать только полутораметровый лед. В 2014 году ожидается спуск на воду второго ледокола, который строится в Финляндии. Это тоже дизель-ледоход, еще более мощный, способный проходить во льдах толщиной до 4,5 метров. На верфях Китая будут строиться и другие ледоколы, так что арендовать ледоколы у нас китайцам в скором будущем не понадобится.

Согласно китайским долгосрочным прогнозам, к 2020 году по Севморпути пойдет от 5% до 15% китайского внешнеторгового грузопотока, в основном в виде контейнерных перевозок. По тем же прогнозам, 10% китайского внешнеторгового оборота будет к тому времени равняться 526 миллиардам евро. «Если маршрут будет конструктивно подготовлен, тогда он будет пользоваться спросом, причем огромным», – заявилХуэйгень Ян в Осло на конференции по перспективам развития Арктики.

Но главное, конечно, ― разведка и добыча полезных ископаемых. В арктическом регионе, по оценкам ученых, находится не менее 10% неоткрытых мировых запасов нефти (90 миллиардов баррелей) и 30% газа (0,5 триллионов кубометров), а также крупные месторождения других полезных ископаемых. Для промышленного, но практически лишенного природных ресурсов Китая это немаловажно. Причем, если почти вся нефть находится у побережья Аляски, то почти весь газ ― у Российского побережья.

Так что сотрудничество КНР и РФ в Арктике может быть весьма взаимовыгодным. Россия не только сможет переложить часть финансовой нагрузки на партнера, но и получит средства для модернизации существующих и строительства новых международных морских портов на всем протяжении Северного морского пути.

Весной этого года в ходе визита нового председателя КНР Си Цзиньпина в Москву «Роснефть» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) договорились о совместном изучении Западно-Приновоземельского участка в Баренцевом море, а также Южно-Русского и Медынско-Варандейского участков в Печорском море. Кроме того, недавно было объявлено о соглашениях CNPC с Газпромом по разведке нефтяных и газовых месторождений в Арктике.

А на саммите G-20 в Санкт-Петербурге в присутствии Владимира Путина и Си Цзиньпина была совершена сделка по покупке компанией CNPC 20% акций проекта «Ямал СПГ» (теперь структура акционеров ОАО «Ямал СПГ» выглядит так: «НОВАТЭК» ― 60%, французская Total ― 20%, CNPC ― 20%). Проект предусматривает строительство завода по производству сжиженного природного газа на ресурсной базе Южно-Тамбейского месторождения. Предполагается также создание транспортной инфраструктуры, включающей морской порт, способный принимать крупнотоннажные СПГ-танкеры, и аэропорт в районе поселка Сабетта на Обской губе. Запустить завод по сжижению природного газа мощностью 16,5 миллиона тонн в год планируется в 2016 году.

Китайские инвесторы выразили готовность вкладывать средства в строительство нового глубоководного Архангельского морского торгового порта и железнодорожной магистрали Белкомур (Белое море — Коми — Урал), которая на 800 км сократит путь из Сибири до Белого моря. В этом проекте Архангельский порт станет пунктом соединения Северного морского пути с российской системой железных дорог. Грузооборот нового порта составит почти 30 миллионов тонн в год.

Впрочем, не только Россия в обмен на щедрые инвестиции обеспечивает Китаю доступ к арктическим богатствам.

Исландия и Гренландия ― два форпоста Китая в Арктике

Одновременно с заключением сделок компанией CNPC на российском направлении Китайская национальная морская нефтяная корпорация (China National Offshore OilCorporation) объявила о сделке с фирмой Eykon Energy по разведке запасов нефти у юго-восточного побережья Исландии. А государственная корпорация Sichan Xinue Mining стала инвестором крупного международного горнодобывающего проекта на гренландском железорудном месторождении Исуа. Если он окажется успешным, то подключатся и другие китайские компании, такие, как Jiangxi Zhongrun Mining и Jiangxi Union Mining, которые уже проводили здесь разведку залежей меди и золота. Есть и другие проекты, в частности, связанные с производством алюминия. Тем временем Китайская государственная судоходная компания заявила о своем желании заключить с Рейкьявиком договор о долгосрочной аренде портовых мощностей.

Недавний визит китайского премьера в Исландию и Швецию стал заметным прорывом КНР на арктическом направлении. Китайскую сторону не смутил прошлогодний провал, когда китайский миллиардер Хуанг Нубо (в 1980-е годы ― работник департамента пропаганды КПК) через девелоперскую компанию Zhongkun Investment Group пытался«по-тихому» выкупить земельный участок площадью 300 квадратных километров на северо-востоке Исландии за 8,3 миллионов долларов якобы «для строительства элитного курорта с полем для игры в гольф». Под нажимом других арктических стран, усмотревших в сделке попытку Китая получить территорию для создания опорного пункта для арктической экспансии, Рейкьявик отверг предложение Нубо. Однако усугубляющийся кризис и претензии кредиторов сделали Исландию более уступчивой. Уже в начале декабря 2012 года министр промышленности, энергетики и туризма Исландии Катрин Юлиусдоттир заявила о намерении оказать содействие проекту. Согласно рядуисточников, в конце апреля Рейкьявик согласился на сделку с Пекином, правда уже за 200 миллионов долларов.

А на норвежском Шпицбергене еще в 2004 году появилась первая китайская заполярная научная станция «Хуанхэ» («Желтая река»). Этот объект близ местечка Ню-Олесунн занимает площадь около половины квадратного километра и включает современные лаборатории и жилые помещения для десятков полярников.

В 2011 году датское правительство обнародовало свою программу по освоению арктического региона до 2020 года. Она предполагает активное привлечение зарубежных инвесторов, и Поднебесная сразу заявила о своем интересе к гренландским месторождениям нефти, меди, никеля, цинка, золота, алмазов и платины. О шахте Исуа мы уже говорили выше. Контракта на разработку другого месторождения, Кванефьельд (Kvanefjeld), добивается китайская госкомпания Inner Mongolia Baotou Steel Rare Earth.

Пекин методично и целенаправленно продолжает экономическую экспансию в небольших приарктических странах (пример чему ― подписание соглашения о зоне свободной торговли с Исландией) с целью получения полноправного места в Арктическом совете.

И эта политика уже приносит свои плоды. Так, Исландия уже успела пригрозить провести Китай в Арктику «черным ходом», если его не примут в Арктический Совет (АС) в качестве наблюдателя, и учредит некий «Арктический круг» с участием Поднебесной. Угроза была воспринята всерьез. В мае 2013 года Китай стал наблюдателем в этой влиятельной международной структуре.

АС был создан в сентябре 1996 года в Оттаве по инициативе Финляндии. Членами форума являются восемь государств ― Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия и США (так называемые «арктические государства»). Страны-члены Совета, имеющие выход к Северному Ледовитому океану (за исключением Финляндии, Швеции, Исландии), называют арктической пятеркой. Каждые два года в совете председательствует одно из восьми государств-участников. Статус постоянных наблюдателей имеют Франция, Польша, Голландия, Испания, Германия и Великобритания, до мая этого года статус временных наблюдателей имели еще Италия, КНР и Южная Корея. 16 мая 2013 года министры иностранных дел стран-членов АС приняли решение наделить статусом наблюдателей шесть новых государств ― Китай, Индию, Японию, Южную Корею, Сингапур и Италию. Таким образом, теперь их 12.

Хотя статус наблюдателя не дает Китаю права решающего голоса, но совещательный голос у Китая согласно регламенту организации теперь есть.

Однако в ведении АС вовсе не находятся самые «лакомые» вопросы. Разграничение шельфа в Северном Ледовитом океане будет рассматриваться на профильной Комиссии ООН, а добыча природных ресурсов и строительство соответствующей инфраструктуры ― дело каждой арктической державы и двухсторонних соглашений.

И все же принят в АС Китай был неохотно ― Россия, США, Канада и Норвегия были против этого решения и согласились на него только потому, что Китай мог начать действовать помимо их воли, опираясь, к примеру, на Исландию.

Китая в Арктике боятся, во всяком случае, считают опасным конкурентом. Бывший капитан ВМС США, профессор международного права в Военно-морском колледже США в Ньюпорте, Джеймс Краска высказался весьма определенно:

«Было бы разумно настороженно относиться к Китаю ― стране, довольно неуклюжей в бравировании своим растущим экономическим весом и порой склонной к грубому поведению».

Споры о Китае. Споры об Арктике

Весной 2010 года китайский контр-адмирал Инь Чжо шокировал международную общественность, заявив:

«Арктика принадлежит всему миру, так что ни у одного народа нет над ней единоличной власти»[1].

Похожее заявление было сделано научным сотрудником Шанхайского института международных исследований Чэном Баочжи:

«Не могу представить, чтобы неарктические государства оставались пользователями арктических морских маршрутов и потребителями энергоресурсов Арктики без возможности участия в процессе принятия решений, так что конец монополии циркумполярных[2] держав в арктических вопросах становится абсолютной необходимостью».

Эта риторика очень не понравилось арктическим странам, и хотя с тех пор Китай куда аккуратнее в своих официальных заявлениях, слова эти запомнили.

Многие государства опасаются, что Поднебесная действительно начнет претендовать на контроль над «новым коридором» или может потребовать присвоения «Северо-Западному проходу» статуса нейтральных вод. Однако пока Китай предпочитает не ввязываться в дипломатические конфликты и действовать через совместные предприятия.

Вдобавок, если КНР решится на требование объявить «морской шелковый путь» международной акваторией, то сама окажется в сложной ситуации. Тогда другие страны могут потребовать признания пролива Хайнань между островной и материковой частями Китая также нейтральной акваторией. Вот что по этому поводу говорит уже цитировавшийся нами профессор Джеймс Краска:

«Позиция Китая по спорным территориям в Южно-Китайском море привела к тому, что страны региона объединились, чтобы противостоять КНР. Индия, Япония, Вьетнам, Южная Корея, Филиппины и даже Малайзия и Индонезия объединились, чтобы помешать попыткам Пекина захватить власть в Южно-Китайском море. Скорее всего, в Арктике будет происходить то же самое, но с одной оговоркой: из-за удаленности от региона влияние Китая будет менее выражено».

Посол Дании в Китае Фриис Арне Петерсон считает, что Китай «имеет в Арктике законные экономические и научные интересы», тогда как в Канаде убеждены, что Китай «угрожает суверенитету» арктических стран. Некоторые из экспертов полагают, что датский посол пытался не только увеличить влияние Дании в Арктическом совете, но и добиться от Китая дополнительных инвестиций, которые могут помочь датчанам разрабатывать природные ресурсы Гренландии.

Главная причина постепенного усиления китайского интереса к Арктике определенно экономическая. Однако Китай явно интересуется не только инвестициями и торговлей. Он стремится обеспечить себе такие каналы поставок энергетических и других ресурсов, которые американский флот не сможет или не захочет прекрыть.

Игнорируя недовольство пятерки приполярных стран, Китай «осторожно» называет себя «приарктической страной». И все же на Севере Пекин редко пересекает «красную черту» и не дает поводов считать его намерения агрессивными. Но по мере роста военного потенциала Поднебесная может стать и менее вежливой.

Неслучайно 11 декабря Владимир Путин поручил Сергею Шойгу создание арктических войск. Основные споры в Арктике ведутся между Россией, США и Канадой вокруг того, как далеко распространяются шельфы этих государств. И только Китая, чей стиль поведения мы имели возможность наблюдать в Южно-Китайском море, нам на северных рубежах и не хватало!

- Светлана Лурье

Источник - http://terra-america.ru

Социальные сети