Военные поставки Израиля не помoгли Аргентине

Автор: Гельман Захар Рубрики: Южная Америка Опубликовано: 13-10-2011

В апреле 1982 года аргентинские войска высадились на Фолклендских островах, принадлежавших Великобритании, и объявили их территорией своей страны. Лондон, посчитав себя жертвой агрессии, отреагировал немедленно и направил к Фолклендам мощную флотилию. Буэнос-Айрес оказался один на один в противостоянии с мощнейшим противником. В этой ситуации реальную военную помощь аргентинской армии оказал только Израиль.

СОЛИДАРНОСТЬ ПРОТИВ КОЛОНИЗАТОРОВ

Фолклендский островной архипелаг расположен в 600 километрах от побережья Аргентины (по ее названию – Мальвинские острова) и в 12 тыс. км от Великобритании. Площадь двух самых крупных островов – Восточный Фолкленд (Соледад) и Западный Фолкленд (Гран-Мальвина) – составляют соответственно 6,3 и 6,7 тыс. кв. км. Еще в 1820 году после провозглашения независимости от Испании Аргентина, именовавшаяся тогда Объединенными провинциями Ла-Платы, предъявила претензии на владение Фолклендами. До 1829 года там располагался небольшой аргентинский гарнизон. Однако в 1833 году на острова прибыли английские корабли и объявили эту территорию принадлежностью британской короны. До начала аргентинско-британского вооруженного противостояния в 1982 году на Фолклендах проживали менее 2 тыс. человек, представлявших в этническом отношении шотландцев, англичан, французов и аргентинцев.

Иерусалим формально не занимал ничью сторону в конфликте. Но тогдашний глава правительства Израиля Менахем Бегин (1913–1992) люто ненавидел англичан, которые, получив мандат Лиги наций на управление почти всей территорией Палестины после Первой мировой войны, решительным образом противились воссозданию еврейского государства. Уроженец России Бегин не мог простить британским мандатным властям казнь своего друга Дова Бела Грунера (1912–1947), уроженца Венгрии, руководителя боевиков ЭЦЕЛа (ивритская аббревиатура от «Иргун Цваи Леуми» – «Национальная военная организация»), которая вместе с ЛЕХИ (ивритская аббревиатура от «Лохамей Херут Исраэль» – «Борцы за независимость Израиля») сражалась за независимость Израиля.

Несомненно, Бегин продолжал считать Великобританию колониальной державой. И в самом деле, Лондон, по сути, проигнорировали резолюцию № 2066, принятую Генеральной Ассамблеей ООН 4 января 1966 года, призвавшую правительства Англии и Аргентины вступить в переговоры для поиска решения проблемы Фолклендов. Буэнос-Айрес никогда не признавал суверенитета Британии над островами. Позиция же Лондона исходила из концепции первооткрытия, хотя факт открытия Фолклендов именно англичанами документально не доказан.

ТЭТЧЕР БРОСИЛА ВЫЗОВ СЕНЬОРУ ЛЕОПОЛЬДО

В 1982 году Аргентина первой использовала армию для восстановления своего суверенитета над Фолклендами, но несомненным агрессором в Иерусалиме посчитали все же Англию, в свое время вытеснившую аргентинцев с принадлежащей им территории вооруженным путем. Израильский лидер Бегин, много лет с оружием в руках противостоявший английским колонизаторам, был убежден, что Великобритания, как великая держава и постоянный член Совбеза ООН, могла не прибегать к агрессии и кровопролитию, а возобновить переговоры.

Аргентинский журналист Эрнан Добры в вышедшей в начале нынешнего года на английском языке книге «Израильская операция: перевооружение Аргентины во время диктатуры 1976–1983 годов» обращает внимание на тот факт, что аргентинская хунта, возглавляемая генерал-лейтенантом Леопольдо Фортунато Галтьери, находилась в отчаянном положении и практически не имела союзников. На силовую конфронтацию с Лондоном аргентинцы пошли в надежде, что, потеряв практически все колонии, англичане не станут посылать своих военных на край света проливать кровь за почти безлюдный кусочек суши, на климате которого постоянно ощущается соседство Антарктиды.

Но аргентинцы ошиблись! Они не учли, что тогда пост премьер-министра Великобритании занимала Маргарет Тэтчер, вошедшая в историю как Железная леди. Для этой женщины любое давление на ее правительство было неприемлемым. На силу Тэтчер могла ответить только силой. И никак иначе.

В Буэнос-Айресе поняли, что натворили, слишком поздно. Британская эскадра на полных парах уже мчалась к Фолклендам. Пойти на попятную военная хунта не могла и лихорадочно начала искать союзников. У аргентинцев не было ни малейшего шанса победить. По всей видимости, расчет Буэнос-Айреса строился на достойном сопротивлении, которое заставит вмешаться Вашингтон, латиноамериканские страны и международные организации. Но связываться с Тэтчер никто не хотел, ибо было совершенно ясно, что эта женщина посчитает себя униженной, если пойдет на переговоры с теми, кого она определила в агрессоры. Правда, для отвода глаз президент Рональд Рейган, который тогда был хозяином Белого дома, отправил государственного секретаря Александра Хейга в качестве посредника в Буэнос-Айрес и Лондон. Но американская «челночная» дипломатия провалилась. Причем для Буэнос-Айреса этот провал был совершенно оглушительным, ибо в итоге Вашингтон занял сторону Лондона.

ВСЕ ДЕМАРШИ ИГНОРИРОВАЛИСЬ

Поставки израильского вооружения и амуниции в Аргентину начались в первый же день войны. Эрнан Добры указывает, что за несколько дней до ее начала представитель израильской оборонной компании Isrex заключил договор с командованием аргентинских ВВС. Иерусалим поставил Буэнос-Айресу радиолокационные системы оповещения, ракеты «воздух-воздух» и топливные баки для истребителей-бомбардировщиков.

По словам Исраэля Лотерштейна, тогдашнего главы отделения Isrex в Буэнос-Айресе, Менахем Бегин ненавидел англичан больше кого бы то ни было на свете. «И хотя к тому времени, – продолжает вспоминать Лотерштейн, – большинство израильтян уже забыли о британской оккупации и не испытывали враждебности к англичанам, Бегин в своей ненависти оставался непреклонным». Его советники были в растерянности. Ведь поставки израильского вооружения аргентинцам были опасным шагом, чреватым резким обострением отношений с Лондоном. В конце концов, тайное всегда становится явным. «Однако Бегин, – пишет Добры, – находился во власти своего стремления отомстить Великобритании за Дова Грунера и других погибших товарищей».

Коллега Лотерштейна Хайме Вайнштейн, неплохо знавший Бегина, говорит, что тот «испытывал глубокую иррациональную ненависть к англичанам». Вайнштейн убежден, что именно она, а не политические соображения заставили Бегина помогать аргентинцам, которых он посчитал жертвой агрессии.

Важно заметить, что израильские поставки Буэнос-Айресу включали не только оружие. Иерусалим посылал в Аргентину своих специалистов и инструкторов, оказывавших консультативную помощь. «Израильские инструкторы, – пишет Добры, – обучали аргентинских военных обращаться с полученными вооружением и военным оборудованием».

Ненужной огласки не желали ни Иерусалим, ни Буэнос-Айрес. К тому времени формально между Израилем и Великобританией установились дружеские отношения. Поэтому оружие из израильских портов вначале доставлялось в Перу и только затем на территорию Аргентины. Эрган Добры отмечает, что тогдашний президент Перу Фернандо Белаунде Терри играл активную роль в доставке израильского оружия аргентинцам. Он был одним из немногих государственных лидеров, заявивших о поддержке в той войне аргентинской стороны.

Слабая в военном отношении Лима все же нашла возможность направить в помощь Буэнос-Айресу несколько своих истребителей и медбригад. По распоряжению Терри израильское вооружение, поставленное в порты Лимы и Каллао, затем перегружалось на самолеты и переправлялось в Буэнос-Айрес. Первостепенной задачей была поставка тяжелого вооружения, что требовало вместительных грузовых самолетов. Израиль и Перу переправляли определенные партии оружия на бельгийских самолетах, летавших под люксембургскими флагами.

По сведениям, которые сообщает Эрнан, в такого рода операциях не могла не принимать участие агентура «Моссада» (израильской внешней разведки). И сотрудники британских спецслужб тоже знали свое дело. Они получили сведения об израильских поставках через свою агентуру в среде аргентинских военных. Англичане даже сфотографировали израильское военное оборудование в портах Перу.

Исраэль Лотерштейн вспоминает: «Одна их британских газет опубликовала фотографию, на которой была запечатлена погрузка израильского оборудования на самолет аргентинской компании Aerolineas Argentinas. Газета с этой фотографией была передана британскому послу в Израиле, который, не скрывая своего негодования, швырнул ее на стол Бегину». К немалому удивлению британского дипломата, Менахем Бегин вообще не счел нужным отреагировать на его демарш.

Более того, и Железная леди не посчитала нужным хотя бы попенять своего израильского коллегу за поставки оружия Аргентине, стране, находящейся в вооруженном противостоянии с Великобританией. Несомненно, Тэтчер не сомневалась в победе и возвращении Фолклендов под флаг британской короны. При этом весьма показательно, что Маргарет Тэтчер, поддерживая свой «железный» образ, даже пригрозила в случае необходимости использовать против Аргентины ядерное оружие. В этой связи показательно, что среди 117 кораблей, сосредоточенных британцами в Южной Атлантике, были четыре атомные подводные лодки и восемь ракетных эсминцев. При таком раскладе и учитывая поддержку Вашингтона никакая иностранная помощь не могла помочь Буэнос-Айресу избежать поражения.

ФОЛКЛЕНДЫ МЕЖДУ НЕВЕСТКОЙ И СВЕКРОВЬЮ

И сегодня Аргентина не считает, что Великобритания владеет Фолклендами на законных основаниях. Однако войну из-за этих островов никто начинать не намерен. И Лондон не напоминает Иерусалиму о военных поставках аргентинцам в ходе военного противостояния с Буэнос-Айресом. Однако особо близких отношений между Израилем и Великобританией никогда не было и нет. Только в этом году королева Елизавета II подписала Акт о полицейской реформе, не дающий право британской судебной системе без решения генерального прокурора арестовывать действующих и бывших израильских военных по искам палестинских организаций.

И тем не менее до сих пор в Лондоне существует негласный запрет на официальные визиты королевских особ в Израиль. Елизавета II совершила 250 визитов в 129 стран мира, но еврейского государства среди них не было. И это притом что принцесса Алиса Греческая (Алиса фон Баттенберг), мать принца Филиппа – герцога Эдинбургского, супруга британской королевы, признанная праведницей народов мира, похоронена в Гефсиманском саду на Масличной горе в Иерусалиме. Во время нацистской оккупации Греции принцесса Алиса спасла в своем дворце в Афинах Рахель Коэн и ее детей. Принц Филипп посещал могилу матери только в статусе частных визитов. Неужели в Букингемском дворце не могут простить израильтянам военную помощь аргентинцам во время Фоклендской войны?

***

Источник - http://nvo.ng.ru

Социальные сети