Молитва в церкви Святого Дрона

Автор: Энгельхардт Том Рубрики: Северная Америка, Переводы Опубликовано: 18-06-2012


***

Президент и его апостолы

Будьте уверены в одном: какого бы кандидата вы не избрали в ноябре, выбираете вы не просто президента Соединённых Штатов, вы выбираете главного убийцу. Два предыдущих президента могли и не быть императорами или королями, но они – и огромная структура национальной безопасности, которая продолжает выстраиваться и организовываться вокруг президента – явно часть кошмара, о котором нас предупреждали отцы-основатели. Это одна из причин, по которой основатели передали значительную долю военной власти в руки конгресса, который – они это понимали – медлителен, упрям и долго совещается.

Благодаря большой статье в "Нью-Йорк Таймс" Джо Беккера и Скотта Шейна "Тайный "чёрный список" определяет принципы и желания Обамы" теперь мы знаем, что президент провёл массу времени, рассматривая "номинации" подозреваемых в терроризме для их убийства с помощьюпрограмм пилотируемых беспилотников, которые он унаследовал от президента Джорджа Буша-мл. и экспоненциально расширил. Более того, статья основана, главным образом, на интервью с "тремя десятками его нынешних и бывших советников". Другими словами, это, по сути, инспирированная администрацией статья – колумнист Роберт Шир называет её "вбросом" – о "тайной" программе, которой президент и его ближайшее окружение весьма гордятся и жаждут ею хвастануть в год выборов.

Язык статьи о нашем президенте-воине был в общем сочувственным, даже местами воспарял. Статья была сфокусирована на моральных дилеммах человека, который – теперь мы это знаем – лично одобрил и контролировал рост поразительно сложной программы убийств в Йемене, Сомали и Пакистане на основе "чёрного списка". Более того, он постоянно участвовал в ней, указывая цель за целью, имя за именем. ("Таймс" не упомянула недавний удар дрона США на Филиппинах, где погибло 15 человек). По словам Беккера и Шейна президент Обама использовал обманный метод подсчёта убийств дронами, нереально корректирующий смерти мирных жителей.

Если посмотреть внимательно, то это всё выглядит странно. "Таймс" называет роль Обамы в программе убийств дронами "беспрецедентной в истории президентства". Вот уж точное определение.

Однако, дело не в том, что американские президенты никогда не имели отношения или не были как-либо затронуты программами убийств. Государство не-убийца вряд ли известно в нашей истории. Как мог президент Джон Ф. Кеннеди, например, не знать об инспирированной ЦРУ или поддержанной им задумке убийства кубинского Фиделя Кастро, конголезца Патриса Лумумбы и южновьетнамского автократа (и явного союзника) Нго Динь Дьема? (Лумумба и Дьем были успешно уничтожены). Подобным же образом во время президентства Линдона Джонсона ЦРУ провело огромную кампанию убийств во Вьетнаме – операцию "Феникс". Она оказалась потрясающе расточительной программой убийств десятков тысяч вьетнамцев – и врагов, и тех, кто просто подвернулся под руку в процессе исполнения.

В давние времена президенты либо стояли над убийственными перепалками, либо практиковали своего рода благовидные оправдания в отношении подобных актов. Теперь же мы наверняка оказались на новой ступени истории имперского правления, когда президент (или избранная команда) подбирает помощников, советников и партнёров – подручных в подталкивании процесса убийств, да ещё все они спесиво подчёркивают избранность своего положения.

 

Религиозный культ или убойная команда мафии?

Вот вам пояснение к нашей американской эре, а вы уж как хотите – верьте-не-верьте. Кто ныне вспомнит, что в самом начале своего президентства Джордж Буш-мл. берёг – как сказал Боб Вудворд из "Вашингтон Пост" – "свою личную оценочную таблицу войны" с террором? Она была составлена в виде фото с краткими биографиями и описанием типа личности тех, кого считали самыми опасными в мире террористами, и кого Буш готов был вычеркнуть, как только их захватят или убьют. Вудворд добавил, что та оценочная таблица была всегда под рукой, в ящике стола в Овальном кабинете.

Такая лично президентская регистрация сегодня кажется просто мелочью. За десятилетие мы прошли путь, который можно измерить, сравнив описание (никакой ящик стола его не вместит) в "Таймс" с той "личной оценочной таблицей":

"Это самый странный бюрократический ритуал: практически каждую неделю более 100 членов разрастающегося правительственного аппарата национальной безопасности собираются на тайную видео конференцию, чтобы внимательно пройтись по биографиям подозреваемых в терроризме и рекомендовать президенту, кто должен умереть следующим. Этот тайный процесс "номинации" – изобретение администрации Обамы. Мрачное спорящее сообщество рассматривает слайды в PowerPoint с именами, кличками и историей жизни подозреваемых в том, что они – члены ветви Аль-Каиды в Йемене или её союзника в Сомали – Шабаб милитиа. Номинации отправлялись в Белый дом, где по настоянию и под руководством Бреннана ("царя" контр-терроризма) г-н Обама должен одобрить каждое имя".

Другими словами, благодаря таким встречам, которые внутренние наблюдатели назвали"четвергами террора", убийства стали тщательно организованы, нормализованы и бюрократизированы, а в центре схемы – фигура президента. Без всякой помощи или надзора со стороны американского народа или его избранных представителей, теперь президент сам отвечает за регулярные убийства, происходящие за тысячи миль, в том числе мирных жителей и даже детей. Другими словами, он теперь если и не король всецело, то по меньшей мере – король американских убийств. И здесь его власть целиком и полностью бесконтрольна. Он может предписать убить любого "номинированного", выбрав любую из карточек (PowerPoint) из списка и затем приказать дронам изъять его (или других рядом с ним).

Он, и только он может решить, что убийства известных индивидуумов недостаточно, и вместо этого дроны США могут нанести удар по подозрительным "моделям поведения" в Йемене или Пакистане. Он может прекратить любое нападение, убийство, но нет никого, никакого механизма, способного остановить его самого. Американская мировая машина убийств (и это буквально, учитывая существующий рост количества и мощи дронов) – под рукой и готова действовать по приказу одного неподотчётного никому человека. Это кошмар, от которого отцы-основатели хотели нас защитить.

Как указал Гленн Гринвальд из "Salon", в этом процессе президент урезал Пятую Поправку, гарантирующую американцам, что они не будут "лишены жизни, свободы или собственности без надлежащего по закону процесса". Адвокатский отдел департамента юстиции издал секретный циркуляр с заявлением о том, что если гарантии надлежащего по пятой поправке процесса и применимы к убийствам дронами американских граждан на территориях, не находящихся в состоянии войны, то "такое решение может быть принято исполнительной властью при внутренних расследованиях". (Это, как пишет Гринвальд, "самая экстремистская правительственная интерпретация Билля о правах, которую я когда-либо в жизни слышал"). Другими словами, бывший профессор конституционного права свободен от закона страны в случаях, когда он "номинирует", какуже это делал, граждан США на смерть от дрона.

Но есть и ещё один аспект наделения законным статусом этих "чёрных списков" и убийств как прерогативы президента, ускользнувший от внимания. Если верить статье "Таймс", – которая во многом отражает заботу администрации Обамы и её представление о себе и своих действиях, – то программа дронов находится в процессе освящения и сакрализации.

Вы можете получить представление об этом, прочитав сам отрывок. ("Параллельный, болеезакрытый процесс отбора в ЦРУ сфокусирован, главным образом, на Пакистане…"). Президент представлен, как чрезвычайно моральный человек, приверженный работам о "справедливой войне" таких религиозных деятелей, как Фома Аквинский и Святой Августин и воспринимающий каждую смерть, как личное моральное бремя. Его ведущий советник по контр-терроризму Бреннан – человек, всё ещё состоящий в ЦРУ и в дискуссиях рьяно отстаивавший пытки, представлен в статье буквально жрецом смерти, и не раз. Репортёры "Таймс" описывают его, как "жреца, чьё благословение стало необходимым для Обамы". И затем они приводят слова ведущего юриста госдепартамента Гарольда Коха: "Всё выглядит так, словно у вас есть жрец с крайне строгими моральными ценностями, который вдруг стал отвечать за ведение войны".

В рассказе "Таймс" организация убийств роботами стала идеей фикс администрации, своего рода культом смерти в Овальном кабинете, причём многие участники – ярые приверженцы этой религии. Так что, возможно, мы уже на грани новой, направляемой государством, основанной на идее национальной безопасности религии убийств, которая обосновывается тем, что мы живём в "опасном" мире и что "защита" американцев – наша исключительная ценность. То есть, президент, его апостолы и компания служителей, кажется, все молятся в церкви Святого Дрона.

Конечно, если поразмыслить, то "четверги террора" могут оказаться не монастырём или церковным синодом, а прямо-таки советом мафии из романа Марио Пьюзо, где президент – крёстный отец, замышляющий "выпады" в мире хаоса.

Как же далеко мы ушли всего за два президентских срока! Убийства, как образ жизни, стали узакониваться в Овальном кабинете, тщательно организовываться и теперь их предлагают всем нам в качестве разумного решения глобальных американских проблем и темой, на которой надо вести избирательную президентскую кампанию.

 

Спуститься с небес

После 5719 слов, крутящихся внутри Вашингтона, по большей части – в Овальном кабинете, статья в "Таймс", наконец, делает неожиданное умозаключение: "И Пакистан, и Йемен, вероятно, стали менее стабильны и более враждебны к США, чем тогда, когда г-н Обама только стал президентом".

Действительно, вероятно! Для тех немногих, кто добрался до этой части, она стала кратким напоминанием того, сколь узок, ограничен в действительности опыт поклонения Святому Дрону. Все эти бесконечные встречи, все президентские часы, которые можно было бы потратить на сбор денег под кампанию 2012 г., а в это время две страны, принявшие на себя основное бремя рейдов дронов, стали более враждебны, более опасны и в намного худшей форме, чем были в 2009 году. (А одна из них – припомните – ядерная держава). Последующие статьи только подчеркнули, насколько мощно эти дроны радикализовали местное население, хотя многих "плохих парней" (и детей) они, возможно, стёрли с лица земли.

И хотя "Таймс" об этом не упоминает, но всё в целом – не просто плохие новости для Йемена или Пакистана. Американская демократия уже в нокдауне, в провале.

Что должно бы изумить американцев, но, кажется, это редко замечают, так это то, насколько теневым, тщательно военно-ориентированным и непродуктивным стало мышление Вашингтона пред алтарём Святого Дрона и его эквивалентов (в том числе сил специального назначения, всё больше становящихся тайным президентским войском внутри военной машины). Да, мир всегда – опасноеместо, и даже если сейчас опасность намного меньше, чем в годы "холодной войны", когда две сверхдержавы были в шаге от ядерного столкновения. Но – хотя сказанное всё больше смахивает на ересь – подстерегающие Америку опасности, в том числе, относительно умеренная опасностьтерроризма, – не самое плохое на нашей планете.

Избрание главного убийцы – хуже, и неважно, за кого вы проголосуете. Представлять, что церковь Святого Дрона предлагает какие-либо разумные или практические решения на нашей планете – ещё хуже. А самое худшее – раз уж этот процесс начался, то он обречён катиться, как снежный ком. Как мы узнали на прошлой неделе, опять из "Таймс", у нас в Овальном кабинете не только глава убийц, но ещё и кибервоин, весьма желающий показать новый вид оружия – самого сложного компьютерного "червя", какого мы когда-либо разрабатывали, для использования против любой страны, с которой мы сейчас в состоянии войны.

Всё это демонстрирует этакую захватывающую дух безрассудность, особенно со стороны руководителя государства, которое больше любого другого зависит от компьютерных систем. США оказываются открыты к потенциально подрывным видам будущих ответных действий. Ещё раз: как и с дронами, Белый дом устанавливает глобальные дорожные правила для любой страны (и группы стран), способной заполучить такое оружие, и мчится по этой автостраде со скоростью 140 миль в час при отсутствии полиции.

Джемс Мэдисон, Томас Джефферсон, Джордж Вашингтон и другие знали войну, но не были прихожанами аналогов Святого Дрона 18 века, равно как и последующие президенты, которые могли бы свободно выбрать превращение мира в зону убийств. Они-то знали, как и все в нашем государстве национальной безопасности, что мир всегда опасное место – и что нет оправдания передаче военной мощи в руки одного человека. Они не думали, что государство постоянных войн, государство постоянных убийств или президент, способный погрузить американцев в такое состояние – разумный способ действий их новой республики. Для них было бы намного более опасно существовать в нашем мире.

Отцы-основатели наверняка предпочли бы республиканскую демократию – безопасности. Они никогда бы не поверили, что человек, окружённый советниками и юристами, свободный в своих действиях, сумел бы защитить их от того, что действительно имеет значение. Они попытались поставить преграду. А теперь у нас правительство и президентство, посвятившие себя противоположному, и неважно кто именно будет избран в ноябре.

Источник - Полюс Мира
Оригинал статьи

Социальные сети