Из новостей пропаганды

Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 15-12-2015

Военные новости, не попавшие на первые полосы. Выпуск № 14 (74).

В Саудовской Аравии все чаще задумываются над созданием полноценной системы ведения информационной войны против Ирана на персидском языке. В октябре лондонская газета Elaph, принадлежащая саудовскому бизнесмену, призвала арабские страны запустить телевизионные каналы на фарси, чтобы отвечать на иранские выпады против арабов. Это не первая попытка создать информационный противовес. В 2008 году Al Arabiya запустила сайт на персидском языке, Asharq Al-Awsat присоединилась в 2013 году, а в сентябре этого года в Саудовской Аравии запустили телевизонный канал на персидском на время хаджа. Канал прекратил работу, но скорее всего снова возобновит ее в ближайшее время. Планируется запуск еще двух подконтрольных Саудовской Аравии телевизионных каналов: одного на английском, другого – на фарси. Саудовские аналитики также убеждают, что необходимо активнее использовать социальные сети и доносить на фарси иранцам саудовскую точку зрения. Саудиты также внимательно изучают опыт создания радиовещания на фарси Би-Би-Си в 1941 году и "Голоса Америки" в 1942 году. Впрочем, автор статьи отмечает, что у саудитов мало шансов на успех в своей попаганде, так как даже иранские сунниты пытаются дистанцироваться от саудовского салафизма, в самом Иране относятся к Королевству более чем прохладно, рынок вещания на фарси уже переполнен и появление новых каналов ничего не даст, да и собственно, что нового могут сказать саудиты иранцам, которые не считают Саудовскую Аравию примером для подражания ни в каком плане. 

В США после атаки в Сан-Бернардино члены конгресса хотят законодательно заставить Facebook и Twitter сообщать о "террористической активности", которые ведут владельцы аккаунтов онлайн по всему миру. Идея в том, что этим людям будет отказано в визе в США. Это будет не так просто сделать сугубо технически, даже если оставить за бортом вопрос о праве на частную жизнь. В Facebook постят пять млрд сообщений в день, в Twitter шесть тысяч твиттов в секунду. В год иммиграционные власти США рассматривают 10 миллионов заявок на получение визы. До недавнего времени, как оказалось, иммиграционная служба США не имела права изучать аккаунты в социальных сетях при рассмотрении заявки на визу. Как теперь американцы, в случае принятия закона, будут справляться с доступом и переводом такого объема информации, как будут различать, где посты представляют реальную угрозу, а где просто болтовню, пока неясно.

Джереми Хаммонд, известный американский хакер, отбывающий десятилетний срок за взлом электронной почты Stratfor, из тюрьмы прокомментировал получившую большую популярность в мировых СМИ новость о том, что хакеры Anonymous объявили войну ИГИЛ, взламывают Twitter аккаунты с пропагандой Халифата и сообщают силовым органам IP-адреса. Джереми заявил, что как человек, знающий не понаслышке, что такое антиправительственные Anonymous, которые были против войны в Ираке, считает эти растиражированные новости в СМИ лишь очередным витком кровожадного милитаристкого угара, ксенофобии и ненависти к мигрантам. Он допускает, что кто-то из наивных хакеров на эмоциях может работать против ИГИЛ, что власти США пытаются вовлечь Anonymous в свою истерию и сделать их пособниками тотальной слежки за населением, и предупреждает, что никакого отношения к Anonymous эта кампания иметь не должна. Настоящие враги общества, по мнению Джереми, это – власти США, ЦРУ, полиция, Дональд Трамп и производители ударных беспилотников, и именно против них должны работать хакеры. 

В Popular Science несколько дней назад опубликовали большой материал об использовании Twitter и методах контрпропаганды в сетях. Авторы материала пишут, что, по сути, ИГИЛ не использует никаких новых приемов, а занимается вирусным маркетингом, как это делают западные бренды и знаменитости. Бренд ИГИЛ легко узнаваем и стабилен уже не первый год, как и бренд "Звездных войн". Черно-белый логотип легко изобразить, он имеет глубокие исторические и религиозные корни. Франчайзинг? Другие радикальные группировки присягают на верность ИГИЛ и получают от него медийную поддержку, а ИГИЛ взамен получает еще больше почитателей и расширяет свою сеть. Прямо как Тейлор Свифт и презентация ролика Bad Blood с 17-ю другими звездами. Живое общение? Не вопрос. Комментарии ИГИЛ доступны с поля боя, в быту, от первого лица. Прямо как это делает американская певица Кэти Перри, которая стала первым пользователем в Twitter, число подписчиков которой преодолело отметку в 50 миллионов. Она пишет легко и "на бегу" о своей личной насыщенной жизни. Вовлеченность? ИГИЛ ответит на каждый вопрос в сети и вступит в диалог. В 2015 году в Groupon в ходе одной своей медийной кампании отвечали в комментариях на каждую шутку своей шуткой. Кампания добилась мгновенного успеха. Троллить? И это тоже в арсенале ИГИЛ. Готовы обсуждать свои действия без всякого стеснения. Как Дональд Трамп, который может начать перепалку с любым политиком, но обернуть все внимание к своей персоне. В материале прослеживается и хронология применения носителей информации для пропаганды. От листовок и газет, до записей речей на аудиокассетах во время свержения Шаха в Иране и видеокассет с записями моджахедов во время участия СССР в войне в Афганистане. Первый исламский пропагандистский сайт по джихадизму появился в 1991 году. К концу 90-х такие сайты обросли чатами и форумами. В середине 2001 года появилось первое джихадистское видео для скачивания в интернете, а после прямого эфира 9/11 интернет становится главным медиа пропаганды.

Социальные сети