Становятся ли социопаты лучшими солдатами?

Рубрики: Судьба, Армия Опубликовано: 02-12-2015

Психопат, с которым я говорю по телефону, довольно дружелюбный.

«У военных есть такая шутка: если вы выйдете и убьёте 100 человек в качестве гражданского лица, вас бросят в тюрьму, но если вы это сделаете как солдат, вы получите кучу медалей», говорит он посмеиваясь.

Мужчина, которого я буду называть Бэном, поскольку он пожелал остаться неизвестным, рассказал мне, что он четыре года служил в военно-воздушных силах, с 2002 по 2006 годы. Он утверждает, что в 2005 году ему поставили диагноз «антисоциальное расстройство личности» (АСРЛ).

«Я подхожу под описание, только из-за некоторого недостатка эмпатии или возможности осознать её», говорит он мне. «У меня нет близких друзей. Я считаю человеческий род просто видом зверей в природе. В основном, я вижу большинство людей жадными и глупыми. Поэтому я могу отделить любую настоящую эмоцию от этого. Я думаю, это облегчает принятие определённых решений в бою или как развернуть войска, и тому подобное».

АСРЛ – это состояние психического здоровья, которое главным образом характеризуется недостаточным интересом к чувствам других людей. Согласно материалам Национальной медицинской библиотеки, люди с таким расстройством, которых ещё называют психопатами или социопатами, могут быть искусными манипуляторами, которые льстят и лгут, чтобы попасть в жизни людей. Как предполагает название этого состояния, таких людей либо мало, либо вообще не заботят социальные нормы, и они склонны причинять боль, не испытывая угрызений совести или вины.

Короче говоря, считается, что они способны бессердечно лишить жизни, что, пожалуй, превращает их в одних из самых страшных людей на планете.

Вполне нормально, что многих людей с АСРЛ могут призывать в военные силы, учитывая, что это даёт возможность убивать без последствий. Противоречивый фильм «Американский снайпер», основанный на книге бывшего снайпера спецназа ВМС США Криса Кайла, убитого в 2013 году другим ветераном, привёл к тому, что некоторые американцы навесили на Кайла ярлык психопата за то, что по их мнению было проявлением чёрствости и неуважения к жизням 160 жителей Ирака, которых, как он сам подтвердил, он убил. Мар указывает на заявления Кайла, которые тот делает в своей книге (например: «Я ненавижу проклятых дикарей» и «Мне нравится убивать плохих парней»), как на доказательство эмоциональной отстранённости, которая характерна для людей с АСРЛ.

Научные исследования и экспертные заключения наводят на мысль, что такое явление как антисоциальные военнослужащие довольно реально. Но, как оказывается, достичь успеха в качестве солдата без совести не такая лёгкая задача. Интервью со служащими в настоящее время и бывшими солдатами, которым диагностировали АСРЛ, а также с солдатами, которые служили с ними бок о бок, показывают, что многие социопаты неспособны побороть свои психологические трудности достаточно долго, чтобы преуспеть в военных условиях. В самом деле, неспособность сформировать эмоциональные связи с равными по званию или быть терпимыми со старшими по званию усложняет социопатам подготовку, особенно в среде, где жизнь каждого солдата буквально зависит от его или её соратника.

Но те, кто справляются с этим испытанием, становятся чем-то типа секретного оружия для армии: безжалостными бойцами, чьи навыки самосохранения и способность убивать без сожаления, могут сознательно использовать их же старшие по званию.

«Они прирождённые лидеры, которые будут мотивировать других солдат убивать. Также они жёстко соперничают и будут агрессивно гнаться за победой», - майор армии США Дэвид С. Пирсон о «прирождённых убийцах».

В своей популярной книге «Социопат, живущий по соседству», изданной в 2005 году, Марта Стаут, психолог в Гарвардской медицинской школе, объясняет, что АСРЛ встречается у почти 4% населения. По мнению Марты, в то время, как многие из этих людей, в конечном счёте, совершают преступления и попадаются, у других получается производить впечатление обычных людей, живущих приемлемыми жизнями, работая библиотекарями, руководителями предприятий и солдатами. Как и все расстройства личности, в подавляющем большинстве случаев АСРЛ истолковывается неправильно, даже в обществе, занимающемся психическим здоровьем. Так случилось, что даже не достигнуто профессионального консенсуса о том, есть ли разница между психопатией и социопатией. Некоторые врачи используют эти термины как эквивалентные, а «Руководство по диагностике и статистическому учёту психических расстройств» (РДСУ), которое является широко распространённым стандартом для диагностики психических заболеваний, не использует ни один из этих терминов, а вместо этого в нём все разновидности этого состояния группируются под одной категорией АСРЛ.

Некоторые специалисты в области психического здоровья, тем не менее, заняли такую позицию, что психопаты в основном более контролируемые, чем социопаты. Согласно этой точке зрения, в то время как социопаты очень мало внимания обращают на других, они отчасти способны формировать ограниченную привязанность к определённым личностям или группам. Обычно они неорганизованные, импульсивные и ветреные, и в этой связи они с большей вероятностью попадают в тюрьму за совершение преступлений. Что же касается психопатов, то они абсолютно неспособны испытывать привязанность к другим людям. Они гармонично внедряются в общество и, как правило, они настолько умелые в эмоциональном имитировании, что могут сохранять основательное образование, оплачиваемую работу и даже семьи и длительные отношения. Множество из серийных убийц, которые преследуют наше коллективное подсознание, такие как Тэд Банди, Денис Рейдер (по прозвищу «BTK»), были психопатами. (Внесу ясность — большинство психопатов не являются серийными убийцами). Несмотря на то, что я не специалист в области психического здоровья, в этой статье я буду различать психопатов и социопатов, поскольку все люди с АСРЛ, у которых я брала интервью, несомненно, попадали в одну из этих двух отдельных категорий.

Существует не так уж много академических материалов по теме социопатии и психопатии в армии. Краткое исследование, проведённое майором армии США Дэвидом С. Пирсоном (он не откликнулся на мою просьбу дать интервью), подробно рассказывает о потенциальной выгоде, которую являют собой в армии «прирождённые убийцы». Он описывает высокофункциональных психопатов как причину «очевидных преимуществ. Они лично будут убивать толпы врагов. Они прирождённые лидеры, которые будут мотивировать других солдат убивать. Также они жёстко соперничают и будут агрессивно гнаться за победой». По словам Пирсона, эти люди обычно тяготят к пехоте, бронетанковым войскам [танкам], и, главным образом, к отрядам специального назначения. Он советует офицерам следить за ними, чтобы их навыки занимали выгодное положение и использовались.

У Райланда Тейлора, бывшего рейнждера-снайпера армии США, АСРЛ не диагностировали, но он написал статью на эту тему для популярного блога, посвященного социопатии, и он говорит, что замечал таких людей во время своей службы, и полагает, что из них могут получиться отличные солдаты. Но Тейлор добавляет, что большинство из тех людей, кого он считал в армии социопатами, были слишком импульсивными и злобными, чтобы слишком долго продержаться в настолько структурированной и иерархической среде.

«Большинство ребят, с которыми я был знаком, у кого были действительно тяжёлые случаи АСРЛ, и я имею в виду жутких социопатов — ребят, которые заставляли всех испытывать неудобства — большинство из этих ребят были уволены», - объясняет он. «Они просто не справлялись. Я думаю, что требуется определённые навыки и качества характера, чтобы пройти через этот конвейер десантно-диверсионных войск или даже армии в целом, чего у большинства из них нет. Прежде всего, эти подразделения должны быть сплочёнными. Ты должен быть в состоянии ладить со своими сослуживцами. Если они чувствуют, что не могут доверять тебе, ты далеко не пойдёшь».

«Ты также должен быть готов стрелять», - продолжает Тейлор. «Если ты не являешься частью группы, ты заставляешь всех нервничать. Некоторые «красавчики» попадают в армию, но не подходят для неё, и все за ними следят. Нам не нужно переживать, будут ли они держать язык за зубами или не замёрзнут ли они, и ещё за то, что из-за них могут убить кучу народу. Нужна золотая середина – экстраверт, отважный, ищущий острых впечатлений, но в то же время не страшный и не такой, который никому не нравится и никто не хочет работать с этим человеком».

«Они думали, что я страдаю от депрессии. Они думали, что у меня посттравматическое стрессовое расстройство. А оказалось, что мне просто не было дела до большинства вещей»,  - Нейтан.

Люди с АСРЛ, как правило, в первую очередь заботятся о себе, поэтому много социопатов и психопатов также демонстрируют склонность к самосохранению, казалось бы несовместимую с карьерой, где нужно рисковать жизнью ради своей страны. Нейтан, 28 лет, говорит, что он не был удивлён своим диагнозом, который проявился, как только его уволили из армии по медицинским показаниям.

«Я провёл пять лет в войсках, я поломал обе ноги», - начинает он свой рассказ. «Они думали, что я страдаю от депрессии. Они очень подозревали у меня посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). А оказалось, что мне просто не было дела до большинства вещей. Я ходил к психологу пару раз и говорил с ним, и он сказал, что я в порядке. Я не был потенциальным самоубийцей; в действительности даже наоборот. Это не оказало негативного влияния на мою жизнь».

Нейтан никогда не был в бою, но я не могу не спросить по какой причине он изначально присоединился к войскам.

«Причина, которая побудила меня пойти в армию, отличается от тех, что у других людей», -  объясняет он. «Я полагаю, что многие социопаты заинтригованы перспективой убийства кого-то. Что касается меня, я поддерживаю право собственности каждого человека, а тела людей являются их собственностью, поэтому, когда я вижу, как кто-то кого-то мучает, я думаю, что это самое ужасное, что можно сделать. Не знаю, слышали ли вы когда-нибудь метафору, что есть овцы, волки и пастушьи собаки. Я определённо такая собака».

Я ошарашена таким заявлением. Если он так себя чувствует — и я никогда не забывала, что он и другие люди, дающие интервью, могут врать, учитывая, что АСРЛ проявляется в нечестности и манипуляциях — это, кажется, указывает на некую видимость моральных принципов. Джемс Фэллон, невролог и профессор в Калифорнийском университете, Ирвайнском медицинском институте (кто сам является диагностированным психопатом), говорит, что такой склад ума нередко встречается среди людей с АСРЛ. «Эмоциональная эмпатия – это когда ты чувствуешь то, что чувствуют другие люди», - объясняет Фэллон. «Конечно, есть и другие люди, понимающие, что вы испытываете эти эмоции, но не переживающие их на вашем уровне. Это когнитивная эмпатия, и есть некоторая ассоциация с другим типом привязанности, которая является по существу привязанностью к [какой-либо] нации. Психопаты склонны иметь более широкую точку зрения. Они не эмпатичны сами по себе, но они чувствуют, будто они достаточно сильны для того, чтобы всё изменить».

Это требует своего рода дисциплины и склада ума, какие есть не у всех с АСРЛ. Бывший морской пехотинец, которого я буду звать Крисом, рассказал мне, что его признали социопатом, пока он ещё был на службе, и что его не уволили из-за его состояния. Он добавляет, что ему хотелось побывать в бою, но просто не получилось, потому что миссии морских пехотинцев в Ираке и Афганистане не совпали в его четырьмя годами службы.

Конечно, это не означает, что он всё время держал себя в руках.

«В действительности я был под трибуналом в 2010 году, но меня не выгнали», - говорит Крис. «Не представляю, как мне настолько повезло. Я пил в Таиланде и нанёс ножевые ранения двоим своим друзьям. Мы спорили, кто-то достал нож, и потекло много крови. Я не испытывал угрызений совести за это. Не думаю, что я когда-либо говорил им, что мне жаль. Один из них практически умер. У него было артериальное кровотечение».

«Я попал под трибунал, потерял один ранг, и провёл пятнадцать дней на гауптвахте», - добавляет он с некой гордостью. «Мне пытались вменить в вину покушение с целью убийства, но у меня был хороший военный адвокат, и он добился смягчения до нападения с нанесением побоев».

Крис продолжает рассказывать мне о том, как он однажды ушёл в самоволку и сбежал в Мексику, где он пристрастился к метамфетаминам и отбывал срок в тюрьме и за её пределами, прежде чем его поймала пограничная служба США. Сейчас основательно заскучав от жизни в качестве гражданского лица, он рассказывает, что копит деньги, чтобы присоединиться к «The Lions of Rojava» (Львы Роджавы), группе американцев, которые совместно с курдами сражаются против Исламского государства в Ираке.

«Мне кажется, я буду делать что-то хорошее», - говорит он. «Я бы убил нескольких злодеев... Мне нравится причинять людям боль, только если они её заслуживают, и мне обычно это не приносит никакой пользы. ИГИЛ пытает людей в клетках, и это просто ужасно. Это противоположность прогресса».

Единственный состоящий на действительной военной службе солдат, с которым я разговаривала, и которого я буду называть Дэвид, рассказывает, что у него в армии возникало много проблем при общении со старшими офицерами.

«Я выступаю против инстанций», - говорит Дэвид. «Я такой уже давно, и я думал, что военное дело это исправит, но этого не произошло. Мне очень сложно подчиняться приказам людей, которых я считаю глупее себя. Я не говорю, что я гений, но я достаточно умён, и я ненавижу, когда кто-то, кто пробыл тут десять лет и выше меня по рангу, считает, что знает всё на свете».

«Я помню, как видел страх в газах людей, и знал, что я могу действовать с ясным умом, потому что я страха не испытывал», - Нолан.

Существует небольшая группа психопатов, которые могут быть собранными достаточно долго, чтобы стать экспертами в профессии убийцы. Профессор Кевин Даттон, психолог-иследователь в Оксфордском университете и автор целого ряда книг о психопатии, утверждает, что психопаты хоть и редко, но могут хорошо действовать в качестве члена команды, такой как боевое подразделение.

«Если вам удастся использовать личную заинтересованность психопатов и сделать её подвластной успеху команды, в состав которой они входят, тогда они становятся лучшими командными игроками», - объясняет Даттон. «Существуют определённые премии за героизм и принятие на себя риска; следовательно, если они могут выполнять эти вещи и не подвергать опасности жизни людей, то это даёт преимущество их команде над командой противника. Это требует строгого и внимательного руководства, но психопатов можно заставить хорошо функционировать в команде».

Когда они так поступают в военной обстановке, их характерные черты, такие как бесстрашие, эмоциональная отстранённость и предвидение, становятся ценными активами в сражении для того, чтобы они способны убить настолько много вражеских бойцов, насколько они могут и чтобы самим не погибнуть. Нолан, который служил в пехоте Британской армии 11 лет, прежде чем стать контрактником службы безопасности, кажется, прошёл по этой тонкой грани.

«Я помню, как видел страх в глазах людей, и знал, что я могу действовать с ясным умом, потому что я страха не испытывал», - рассказывает он в письме, пришедшем по электронной почте. «Люди, в которых мы распознавали «страх» (это было нашим названием взгляда, который появляется в глазах у людей перед патрулированием), были слабовольными, и я рад, что у меня нет таких проблем, как у них. Зачем мне привносить в свой характер что-то, что может привести к моему убийству?».

Другой, более известный ветеран вооружённых сил Британии тоже, кажется, персонифицировал этот принцип психопатического солдата. Одна из недавно опубликованных книг Даттона под названием «Мудрость психопатов» была выпущена в соавторстве со Стивеном Митчелом, который известен под псевдонимом Энди МакНаб. Он является автором и уже долгое время ветераном Британской специальной авиадесантной службы (САС) — элитного подразделения войск специального назначения Соединённого Королевства — и диагностированным психопатом. Он утверждает, что у него самое большое количество наград в военной истории Британии, и в 1993 году он опубликовал книгу«Браво-два-ноль» о попытке его подразделения САС уничтожить подземную связь между Багдадом и остальным Ираком во время войны в Персидском заливе.

«Убивать никогда не было для меня проблемой... Я не веду учёт убитых, но я и не лежу в кровати и не переживаю об этом», - Энди МакНаб.

Несмотря на то, что в деталях есть противоречия, роковая миссия патруля «Браво-два-ноль» была тщательно задокументирована бывшими членами подразделения. Согласно их докладам, МакНаб и несколько членов его отряда были захвачены и лишены свободы на шесть недель иракской армией, за что его наградили медалью «За безупречную службу». Он рассказывает, что его состояние сделало его гораздо более подходящим для войск специального назначения, чем большинство других солдат.

«Убивать никогда не было для меня проблемой... Я не веду учёт убитых, но я и не лежу в постели и не переживаю об этом», - говорит МакНаб, продолжая объяснять как, для сравнения, его сослуживцы были сильно поражены жестокостью, которую они видели и в которой принимали участие.

«Двое покончили с собой; один в тюрьме за убийство», - рассказывает он мне. «Он застрелил свою девушку, сделал около 27 выстрелов ей в спину после их ссоры на парковке паба. Ещё один хотел совершить самоубийство, но облажался. После этого он выпил шампанское и съел шоколад со своими детьми, а затем, когда дети уехали обратно к матери (он был разведён), он принял что-то типа парацетамола [Таленол], целую бадью. Но он выпил настолько много шампанского и съел так много шоколада, что его тошнило, потому всё это вышло наружу. Сейчас у него необратимое повреждение почек».

Итак, МакНаб действительно считает, что ПТСР причиняет страдания многим ветеранам боевых действий, но не ему.

«Семейные жизни разрушаются», - говорит он. «Но для меня это никогда не было проблемой. Когда я сидел в плену в Багдаде, меня пороли, меня жгли, мне вырвали задние зубы. Я заработал дизентерию; у меня была сломана правая ключица. Я был раздетым в течение многих недель подряд, с завязанными глазами, и меня допрашивали в месте моего заключения, и я никогда не мечтал о семейной жизни. Так было тогда, и у меня нет семейной жизни и сейчас, вот и всё».

Подобно метафоре Нейтана о «пастушьей собаке», МакНаб и Даттон утверждают в «Мудрости психопатов», что люди, схожие с МакНабом, при правильных обстоятельствах могут быть успешными и иногда даже чрезвычайно важными членами общества.

Другие люди с АСРЛ также выказывают желание помочь человечеству и достичь ощущения личностного роста, или просто желание избежать ненужной драмы, которая случается, когда делаешь кому-то больно. Ветеран военных действий Бланка Стратфорд, 35 лет, написала мемуары, в которых она описывает свой армейский опыт, наряду с другими интересными вещами, которыми она занималась.

Я спросила, убивала ли она кого-то во время своего пребывания в Ираке.

«Мне было приказано стрелять в маленькую девочку, которая близко подошла к нашему ограждению со своим отцом и братом», - отвечает она. «Они просто собирали веточки и приближались к ограждению, а я несла дежурство на вахте. Мне дали команду выстрелить рядом с ней, потому что она была близко к внешним границам нашего лагеря, а я сказала, что никакой опасности нет. На ней были лохмотья, и у них никак не могло быть бомб, привязанных к ним. Причины для выстрела абсолютно отсутствовали. Мой начальник был идиотом, и мы бы получили абсолютно бесполезный результат. Поэтому я не выстрелила».

Когда сталкиваешься с вопросом, а может ли кто-то с АСРЛ придерживаться какой бы то ни было системы ценностей, доктор Майкл Стоун, профессор клинической психиатрии в Колумбийском университете, который часто появляется на телевидении в качестве главного эксперта по психопатии, говорит, что безусловно нет.

«Когнитивная эмпатия означает, что вы понимаете выражение лица другого человека», - говорит он, - «но это не означает, что вам не плевать на него».

Стоун скептически относится к тому, что существуют настоящие психопаты, которые сумели остаться в вооружённых силах, намекая, что у них недостаточно способностей для приспособления в чрезвычайно структурированной и сплочённой организации.

«Возьмём, к примеру, Криса Кайла. Нельзя утверждать, что он был психопатом», - говорит Стоун. «У него был крепкий брак, он глубоко волновался о своих людях, и хотел избавиться от всех врагов, от каких мог. Он выглядит хорошим солдатом. Было бы странно, если бы кто-то описал снайперов как социопатов».

Подчеркну, что Кайл, кажется, был абсолютно равнодушен к жизням кого-либо, кроме американцев или солдат.

«И что в этом такого?», - смеется в ответ Стоун. «Я уверен, что во время Второй мировой войны в Ленинграде были русские снайперы, сохранившие жизни многих своих, убивая нацистов. А почему нет? Кого, к чёрту, волнует убийство нацистов? Почему их жизни должны что-нибудь значить?»

Даттон, наоборот, говорит, что, несмотря на то, что никто не может точно поставить диагноз после смерти, и что есть вероятность того, что Стоун прав, и Кайл действительно не был психопатом, его способность эмоционально отдаляться от людей, которых он убивал, является характерной чертой психопатов. Даттон утверждает, что психопатия, как и другие расстройства личности, проявляется спектрально. По его словам, у людей могут быть различные степени АСРЛ, и вполне возможно, что хотя бы несколько симптомов Кайла совпадают с симптомами кого-то вроде МакНаба.

«Кайл поддерживал бы мою теорию о том, что определенные психопатические характеристики, вызываемые в правильном контексте, правильном сочетании и на правильном уровне, могут предопределять успех в различных профессиях», пишет Даттон по электронной почте. 

Независимо от того, было ли у Кайла АСРЛ, и даже если вы не считаете период его службы в ВМС США полезным обществу, он определённо смог внести свою лепту в понимание этого мира. Он умер, пытаясь помочь своему товарищу ветерану преодолеть ПТСР – состояние, от которого, говорят, страдал и сам Кайл, – что уменьшает вероятность его пребывания в верхней части психопатического спектра. 

Но получается, что быть хорошим снайпером значит формировать дистанцию беспристрастности к мишеням, что может приводить к развитию психопатической личности. МакНаб рассказывает, что одной из его многочисленных специальностей во время службы в Войсках специального назначения Великобритании была специальность снайпера. Он помнит это как ощущение отстранённости, часто переходившее в опустошающую эмоциональную травму – но так было только у солдат без расстройств сознания.

«Это очень технично», - говорит МакНаб. «Вы смотрите в прицел, просчитываете ветер, дистанцию и всё остальное, затем стреляете. А что происходит, когда целью становится не устранение противника, а попадание в цель?».

«И через какое-то время этот процесс становится почти механическим», - продолжает он. «Они для вас всегда лишь мишени, не люди. Но что происходит, когда такие ребята возвращаются из этой среды обратно домой, к своей семье и детям, стригут газон и всё в таком роде? Они начинают думать об этом, и может быть те люди снова становятся для них людьми; или же начинают думать о том, что в жизни сделали правильно, а что нет... для них всё это нелегко». 

МакНаб издал злобный смешок.

«Как по мне, так я осознаю, что люди, которых я убил, человеческие существа», - говорит он. «И что? Всё это часть игры».

Суломи Андерсон

Источник

Социальные сети