Раскол Мали как одно из последствий ливийской смуты

Автор: Подцероб А.Б. Рубрики: Африка Опубликовано: 03-06-2012

Одним из результатов гражданской войны в Ливии стало возникновение на севере Мали государства Азавад, провозглашенного восставшими туарегами.

Туареги представляют собою одну из берберских народностей, живущую в Ливии, Алжире, на востоке Мавритании, в Нигере, Мали, Буркина-Фасо, на севере Нигерии. Ее общая численность составляет, по разным оценкам, от 1 до 2,3 и даже 5-5,5 млн. чел. (столь большой разнобой объясняется тем, что в ходе проводившихся в странах Северной Африки и Сахеля переписей населения они не выделялись в отдельный этнос). Наиболее многочисленные группы туарегов проживают в Нигере (по разным данным, от 500 тыс. до 1,7 млн. чел.) и Мали (от 300 до 950 тыс. и даже до 1,4 млн.). В АНДР их насчитывают от 100 тыс. до 1 млн., в Буркина-Фасо и Ливии - по 600 тыс.

После революции 1 сентября 1969 г. ливийские туареги были вовлечены в современную экономическую и социальную жизнь и перешли к оседлому образу жизни. Когда в строившей в то время социализм Ливии туарегов поощряли оседать на землю, то государство обеспечивало их жильём, предоставляло рабочие места, выделяло беспроцентные кредиты на обзаведение. Бывшие кочевники стали работать проводниками по пустыне в туристических фирмах, шоферами, охранниками на нефтепромыслах. Во время наших путешествий по Сахаре мы спрашивали проводников-туарегов, довольны ли они произошедшими в их жизни переменами. Да, довольны. В городах, где они сейчас живут, есть электричество, газ, вода, телевидение, вечером можно пойти в кафе или в кино. Дети посещают школы. А захочется сменить обстановку, есть возможность сесть на машину и съездить в столицу Феззана Себху или даже в Триполи.

В Ливийской Джамахирии туареги стали полноправными гражданами своей страны. В командном составе Сил вооруженного народа было немало офицеров-туарегов, в т.ч. два генерала - Али Кана и Наджем. Несколько сот туарегов служили в 32-й бригаде, которой командовал Хамис Каддафи и которая блестяще показала себя во время гражданской войны. В связи с приспособленностью туарегов к жизни в пустыне, из них формировались и отдельные подразделения, которые активно участвовали, в частности, в ливийской интервенции в Чаде. Туареги были и в составе охраны лидера ливийской революции Муаммара Каддафи.

К югу от Ливии, в Сахеле настоящей трагедией стали засухи 1969-1973 и 1983-1984 гг. Туареги потеряли почти все поголовье скота, запасы проса подошли к концу, вечерние трапезы сводились к нескольким зернам или орехам пальмы дум. Лишившимся средств существования туарегам пришлось селиться на окраинах городов в лачугах, сделанных из упаковочного картона, старых джутовых мешков и циновок. Мужчины пытались устроиться на стройки, но это из-за отсутствия квалификации мало кому удавалось сделать. В связи с отсутствием навыков, было сложно наняться даже дворниками. Приходилось вынуждать молодых женщин заниматься проституцией, а детей попрошайничать. Прошедшие зимой 1974-1975 гг. обильные дожди позволили получить хороший урожай проса. Но кочевникам оставалось лишь с грустью взирать на вновь покрывшиеся сочной травой пастбища, поскольку почти весь их скот пал и на восстановление поголовья требовалось 10-12 лет. Невозможно было и превратить туарегов в крестьян, поскольку, с одной стороны, пригодной для обработки земли в Сахаре практически не было, а с другой - кочевники не обладали навыками сельхозработ.

Стоит ли удивляться, что в этой ситуации десятки тысяч туарегов перебирались в казавшуюся им раем соседнюю Ливию? Многие из них устроились на нефтепромыслы, другие смогли найти работу в городах, 2 тыс. поступили на службу в Панафриканский легион. Иммиграция облегчалась принятым М.Каддафи решением, что, поскольку туареги являются потомками гарамантов, они могут без всяких ограничений возвращаться на свою историческую родину и селиться там. В результате в Ливию хлынуло столько туарегов из Нигера и Мали, что пришлось их выдворять обратно. И, тем не менее, многим из них удалось получить ливийские паспорта. Возможность уйти в 1973 г. в ЛАР, где им были предоставлены кров и еда, спасла сахельских туарегов от вымирания.

Естественно, что туарегские племена, многое получившие в результате победы Сентябрьской революции, вместе с иммигрировавшими в Ливию туарегами из сопредельных стран выступили во время гражданской войны 2011 г. на стороне М.Каддафи и оказали ожесточенное сопротивление повстанцам. Более того, на совещании вождей племен ВСНЛАД, Нигера и Мали было принято решение, что нигерские и малийские туареги будут совместно с ливийскими правительственными войсками сражаться против оппозиционеров. Действительно, на стороне правительственных сил в Ливии воевало около 800 малийских туарегов. Одновременно туареги предостерегли Ниамей от занятия антикаддафьевской позиции.

Туареги приняли активное участие в боях в Мисурате, где в результате натовских авианалетов они потеряли 1 тыс. чел. убитыми. Туареги весьма эффективно действовали небольшими группами. В качестве примера можно привести диверсионную операцию, проведенную ими в ночь со 2 на 3 октября 2011 г. под Тархуной, когда 25 бойцов «Отряда 5-5» подорвали 35 танков и боевых машин пехоты «Бригад Зинтаны». Туареги спасли от расправы жену Муаммара Каддафи Сафию, его сыновей Мухаммеда и Ганнибала и дочь Аишу, переправив их через Сахару из Ливии в Алжир, и при этом помогли Сафии прямо в пустыне принять роды у Аиши.

После победы повстанцев, обуреваемые чувством мести «борцы за свободу» устроили массовые казни попавших в их руки туарегов. Спасаясь от репрессий, несколько тысяч туарегских семей бежали из Гадамеса в Алжир, в то время как другие оказались вынуждены уйти в Нигер и Мали.

Что касается стран Сахеля, то там судьба туарегов сложилась трагически. Недовольство туарегов вызывало, прежде всего, то, что негритянские кланы, занявшие господствующее положение в Мали и Нигере, отстранили их от участия в политической жизни и, следовательно, от возможности хоть как-то влиять на свою судьбу. На это наслоилось недовольство разработкой в Нигере урана, которое привело к сокращению пастбищ и заражению почв и водоемов. Одним из требований нигерских туарегов стало «справедливое перераспределение ресурсов», под чем подразумевается отчисление им части концессионных платежей, выплачиваемых Францией за добычу урановой руды под Агадесом. В 1995 г. между Ниамеем и туарегами было заключено соглашение, в соответствии с которым власти обязались справедливо распределять доходы от добычи урана и предоставить туарегам возможность участия и в политике продвижения по служебной лестнице. Поскольку, как утверждали туареги, Нигерское правительство не выполняло условий соглашения, в 2007 г. туарегское Движение за национальную справедливость (ДНС), возглавляемое Аг Али аг Аламбо, подняло восстание, которое прекратилось после вмешательства М.Каддафи, выступившего в качестве посредника между Ниамеем и ДНС.

В Мали первое восстание туарегов вспыхнуло еще в конце 1962 г. Через год мятеж был жестоко подавлен, тысячи повстанцев казнены, 5 тыс. туарегов бежали в Ливию. В 70-е гг. туареги восстали вновь. На этот раз мятежники выдвинули требование предоставления им независимости и создания туарегского государства Азавад. Конфликт удалось урегулировать лишь в 2006 г., когда, благодаря посредническим усилиям Ливии и Алжира, между сторонами было заключено мирное соглашение. Тем не менее, в 2006 г. Альянс туарегов Нигера-Мали поднял новое восстание. Боевые действия продолжались до 2009 г. и прекратились лишь в результате посреднических усилий Алжира и Ливии. В соответствии с заключенным в Алжире соглашением между повстанцами и малийским правительством, туарегам обещали предоставить широкую автономию, обеспечить экономическое развитие северных районов страны и содействовать сохранению туарегской культуры. Однако Бамако не выполнило своих обязательств, обстановка вновь обострилась и в 2010 г. боестолкновения между туарегами и малийской армией возобновились.

В ноябре 2011 г. произошло объединение трех основных туарегских политических группировок - Народного движения за освобождение Азавада, Туарегского движения Северного Мали и Союза за изменение и демократию, которые создали новую организацию - Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА), выступающее за создание государства туарегов в зоне от Тимбукту до Кидаля. Положение еще более осложнилось, когда после гибели М.Каддафи из Ливии в Мали отступило несколько сотен туарегов, которые были неплохо вооружены, располагая, в частности, переносными зенитными и противотанковыми ракетными комплексами. Эмигрировавшие из Ливии туареги приобрели там опыт боевых действий и были воинственно настроены. Их появление в Мали изменило соотношение сил в пользу НДОА. К началу апреля отряды туарегов заняли Кидаль, Гао и Тимбукту, после чего объявили о прекращении огня и провозгласили независимость Азавада. Еще до этого, 19 марта, было обнародовано заявление Национального движения, в котором указывалось, что новое государство будет республикой, «основанной на демократических и секулярных принципах».

Результатом столкновений стали многочисленные жертвы среди гражданского населения. 60 тыс. мирных жителей было вынуждено бежать из зоны военных действий в другие районы Мали и еще 60 тыс. - в соседние страны. С обеих сторон неоднократно совершались акты насилия в отношении как военнопленных, так и некомбатантов. По оценке «Эмнести Интернешнл», на севере страны возник самый острый за последние 20 лет кризис соблюдения прав человека.

Еще одну проблему создало проникновение на север Мали боевиков Организации «Аль-Каида» в странах исламского Магриба (ОКИМ), которая воевала в Ливии против М.Каддафи и получила в свои руки немало оружия с разграбленных военных складов. Между салафитами и туарегами возник конфликт, объясняющийся полной противоположностью целей НДОА, ведущего борьбу за создание собственного государства, и придерживающейся панисламских воззрений ОКИМ. Свою роль играет, возможно, и достаточно поверхностная приверженность туарегов мусульманской религии, что делает их мало восприимчивыми к лозунгам интегристов. Тем не менее, кое-кто из молодых туарегов все же примкнул к «Аль-Каиде» и к связанной с нею группировке «Ансар ад-Дин» («Сторонники религии»).

Когда на севере Мали развернулись бои между туарегами и правительственными войсками, боевики «Ансар ад-Дин» в свою очередь перешли в наступление и заняли несколько районов, в которых ввели шариат. Но при этом исламисты не взаимодействовали с Национальным движением. Как заявил 4 апреля 2012 г. пресс-секретарь НДОА Хама аг сид Ахмед, туареги не связаны с интегристами. «Бамако, - подчеркнул он, - очерняет образ туарегов <...> Они хотят, чтобы туарегов путали с террористами из других регионов, носителей совсем другой культуры, тогда как наша культура основывается на толерантности, достоинстве и уважении других». Более того, туареги вытеснили из Тимбукту исламистов, которые, воспользовавшись боями за город между туарегами и правительственными войсками, заняли было несколько городских кварталов. Руководителями НДОА была предпринята попытка решить возникшую проблему политическим путем. Однако переговоры между ними и лидером «Ансар ад-дин» Иядом аг Гали закончились безрезультатно, поскольку салафиты настаивали на своем требовании превращения Азавада в исламскую республику и повсеместном введении шариата. В результате туарегам придется теперь бороться на два фронта - против малийской армии и против джихадистов.

С образованием Азавада в Сахеле возникла качественно новая ситуация. Не исключено, что сепаратистские настроения могут теперь с новой силой вспыхнуть в Нигере. С другой стороны, предполагать, насколько устойчивым окажется государство туарегов, достаточно сложно. Его будущему может угрожать не только возобновление вооруженного конфликта с Бамако, но и внутренние причины: туарегским племенам всегда было свойственно соперничество друг с другом. Дестабилизировать обстановку может и туарегская аристократия в случае, если она начнет добиваться восстановления своих традиционных привилегий. Не исключен, впрочем, и другой вариант: стратификация туарегского общества, традиции соблюдения социальной иерархии могут помочь в становлении нового государства. Что касается возможности политического урегулирования между Азавадом и Бамако, то шансы на это заметно снижает гибель М.Каддафи, пользовавшегося у туарегов общепризнанным авторитетом.

 

Подцероб Алексей Борисович, ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, Чрезвычайный и полномочный посол - специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».



Социальные сети