Расстрелянный разум

Автор: Саляма Абдель Мохсен Рубрики: Африка, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 16-05-2011

В начале нашей истории были влюбленные. Потом девушка вошла в церковь и исчезла. Конец истории печален: пролилась кровь, десятки убитых и раненых. Над страной вновь взметнулось пламя межэтнической вражды и смуты: насилие и ненависть вползают в кварталы, разгоняя вчерашних добрых соседей и соотечественников по разные стороны баррикад.

Я поторопился – конца у трагедии нет. Она только начинается. Расизм давно уже разъедает ткань нашего светского, и достаточно демократического, египетского общества. Но уроков мы не извлекаем.

25-летняя христианка Абир Талаат Фахри, мать троих детей, полюбила мусульманина. Молодые люди собирались сыграть свадьбу после того, как Абир разведется с мужем. Родня, спасая честь семьи, умыкнула девушку и спрятала ее в коптской церкви. «Виновница беспорядков», как сейчас называют Абир правоохранительные органы, заявила, что ее удерживали в марте в асьютских церквах. Жених обратился за помощью к салафистам – более радикальной, чем «Братья-мусульмане», новой политической силе на египетской сцене.

Те штурмовали коптский храм Мар-Мина в пригороде Имбаба, забросав его бутылками с зажигательной смесью. Им оказали сопротивление толпы христиан. Ареной кровавых столкновений стала и церковь Девы Марии. Вмешалась армия, полиция, силы безопасности. Жертвы: десятки убитых, сотни раненых.

Межконфессиональная смута в Каире всколыхнула весь Египет. В Александрии мощная протестная акция христиан, выступивших против притеснения со стороны исламского большинства, переросла в массовую драку. Обе стороны применяли излюбленное оружие межэтнической розни – «коктейль Молотова».

Сегодня, в дни тревожной тишины, «рабочей версией» причин вспышки насилия считают причастность к трагическим событиям сторонников бывшего режима, в частности, правящей Национально-демократической партии. Цель – дестабилизация обстановки в стране, контрреволюция и отсрочка парламентских выборов, намеченных на сентябрь этого года. Армейские круги располагают информацией о том, что зачинщики беспорядков ставят своей целью ввергнуть нацию в гражданскую войну.

На мой взгляд, так проще все объяснить и все расставить по своим местам. Межэтническая неприязнь возникла не вчера. Она сопутствует нам, давно стала неотъемлемой частью жизни египетского общества. Ненависть туманит разум, и он становится отличной мишенью, первым принимая на себя залпы силовиков. Расстреливают наш разум за то, что мы не желаем пользоваться им и отыскивать пути искоренения расизма. Все идем на поводу средневековых заветов и традиций, давно обветшавших и пригодных лишь для того, чтобы стать фитилем в ловких руках факельщика, воспламеняющего вражду между соседями и соотечественниками.

Многим из нас разум будто переехали катком нашей дремучей отсталости, расстреляли, и от того люди стали никчемными, вроде пересохшей, и никому уже не нужной, губки.

Мой друг и коллега Абдель Шафи живет в том пригороде, где произошли столкновения. Он очевидец и рассказал мне, как все начиналось. Во время вечерней молитвы некий юноша бросил сосуд с горючим, в церковь хлынули экстремисты, угрожая сжечь ее дотла, кто-то пытался освободить плененную девушку, все смешалось, началась паника, шантаж, угрозы. Потом грохот залпов, пролилась кровь. Что поделаешь, система внутренней безопасности развалена с 1982 года, когда было введено чрезвычайное положение, исчезла полиция, которая специализировалась по беспорядкам, и так и не возродилась вновь.

Да, все свелось к тому, что каждый вынужден защищать себя сам, ибо правового государства давно и след простыл. Люди прибегают к произволу, самосуду, нет четких законов, регламентирующих взаимодействие властей с культовыми учреждениями – все ведет к сползанию к гражданской войне. Тем более, что буйно взошли семена раздора, пролита и мусульманская и христианская кровь. Люди не верят государственному аппарату, тому, что он обязан выполнять главную миссию – быть гарантом мира в стране и безопасности граждан. 

Режим уподобляется страусу, прячущему голову в песок, когда пытается убедить всех нас в том, что в Египте нет межрелигиозных противоречий и вопрос этнической неприязни давно снят с повестки дня. А кровавое буйство в Наг аль- Хаммади, в Атфих, а трагедия, разыгравшаяся в коптской церкви Всех Святых в Сиди-Бишр? Мы полагали, что после революции расизм исчезнет сам собой. Наивные люди! Революция потрясла какие-то внешние устои, не проникая в сознание, и оно, как и прежде, пребывает погруженным в дремучее мракобесие.

И если люди предпочитают укрываться в церкви или мечети, а не обращаться в полицию, значит, у них исчерпан кредит доверия к государству, они его просто не уважают. Если экстремисты забрасывают храмы бутылками с «молотовским коктейлем», значит,  считают, что они, но не режим, вправе чинить суд. Зачастую  скорый и всегда неправый.

И почему никому до сих пор не пришло в голову усадить за круглый стол улем из знаменитого на весь мир исламоведческого центра в Каире «Аль-Азхар» и представителей духовенства коптских церквей? Почему их разделяет невидимая грань? И почему не поставить вопрос так: братья, религия нас не разделяет, нас объединяет вера во Всемогущего?

Революция отшумела. И вновь перед нами марево, мираж, как в бескрайней пустыне. И чтобы не броситься сломя голову к прохладным изумрудным струям водопада-призрака, кто-то должен вести бредущих за ним людей по иной тропе, теряющейся в песках и трудной. И она выведет на верный путь. Если проводник обладает здравым умом и разумом, по которому не палили из ружей.

***

Источник - http://www.ahram.org.eg/Issues-Views/News/77667.aspx

Социальные сети