Гонка армейских средств РЭБ. Догнать и перегнать Россию

Рубрики: Северная Америка, Россия/СНГ, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 30-11-2016

Осенью этого года в сухопутных вооруженных силах США появилось Управление быстрого реагирования (УБР), которое будет содействовать скорейшему внедрению новейших технологий в армии. Операционный директор УБР генерал Уолтер Пиатт (Walter E. Piatt) рассказал на днях, в чем реально заключается работа нового управления. В его фокусе, как оказалось, — противодействие России в сфере радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и киберопераций.

Российские средства РЭБ уже давно американцы рассматривают как очень серьезную угрозу на поле боя. Особенно учитывая, что армия США все больше полагается на развитие беспилотных систем на воде, в воздухе и на земле. Однако они бесполезны при эффективном воздействии противника на их каналы связи с операторами или системы навигации.

Помимо угроз беспилотникам, российские средства РЭБ могут влиять на каналы связи самих американских военных. Это тоже одна из причин, почему Корпус морской пехоты США готовится к ведению боевых действий против технологически развитого противника в условиях активного применения средств РЭБ, а в DARPA разрабатывают защищенный мессенджер, который позволит солдатам общаться в то время, когда обычная радиосвязь будет заблокирована. Существующие коммерческие мессенджеры не устраивают военных, так как их можно взломать. Мессенджер DARPA должен соответствовать ряду критериев, например, таких как невзламываемое шифрование, защита от фальсификации сообщений, децентрализованная отправка, ограниченное время жизни и просмотров и т. п.

Российские средства РЭБ, по мнению военных изданий США, даже входят в тройку самых опасных технологий для американцев наряду с ядерной триадой и средствами ПВО России.

Американцы признают, что они отстают в сфере РЭБ от России и Китая. У армии США сегодня даже нет систем дальнего действия для подавления радиосигналов, и она не получит его до 2023 года. Весь бюджет модернизации РЭБ США составит 142 миллиона долларов. Из них около 100 миллионов пойдут на модернизацию систем определения местоположения ведущих огонь минометов противника, что по сути не имеет отношения к РЭБ. На разработку новых средств РЭБ выделено всего 50 миллионов долларов.

Американские генералы отмечают, что Россия и Китай на уровне небольших подразделений уже ушли в отрыв от США. И российские части умело применяют тактические средства РЭБ на поле боя, свидетельством чему стали боевые действия на Украине. Российским командирам на земле на надо вызывать авиацию для электромагнитной атаки, как это делают американцы в Ираке и Афганистане. У российских командиров уже есть все необходимые средства РЭБ под рукой. Перед непосредственным началом огня русские сначала обнаруживают системы связи противника и источники сигналов для их быстрого уничтожения, глушат радары, средства коммуникации и лишь потом вступают в бой.

Начальник штаба американских сухопутных войск генерал Марк Милли (Mark Milley), который курирует Управление быстрого реагирования, ясно дал понять: из «большой пятерки» угроз США в лице Ирана, Китая, России, Северной Кореи и ИГИЛ именно Россия представляет наибольшую опасность. Генерал Уолтер Пиатт с ним абсолютно согласен, отмечая, что использование РЭБ в Крыму и на юго-востоке Украины дает представление, насколько хороша Россия в этой области. 

Украина очень сильно повлияла на мышление армейцев в США. И дело даже не в бюджете, наличии и скорости закупок новейшего оборудования. До последнего времени ведение РЭБ было незначительным довеском для американских армейских командиров и РЭБ не была интегрирована в их представление о ведении боя на земле. Раньше они обходились «глушилками» для самодельных взрывных устройств в Ираке и Афганистане. Этого было достаточно. События на Украине изменят многое, пришло понимание, что противник может быть более технологически развит.

Китай, который строит искусственные острова и расширяет так называемую зону воздушной обороны, тоже представляет угрозу. Но Китай все же не ведет себя настолько агрессивно, по мнению американцев, как Россия. К тому же УБР создано в сухопутных войсках и резонно сосредоточено на работе по вероятному континентальному противнику. С Китаем же тяжесть войны придется в первую очередь на флот и авиацию США, а не на армию.

Киберугроза со стороны России тоже в фокусе УБР. Считается, что российские хакеры парализовали Эстонию в 2007 году и вмешивались в выборный процесс в США в этом году. Российские хакеры не попадают в заголовки газет так часто, как китайские, но это лишь говорит об их профессионализме и что их просто реже обнаруживают. Американцы также отмечают, что Россия не распустила войска радиоэлектронной борьбы своих вооруженных сил после окончания Холодной войны, в то время как сами США ликвидировали часть своих подразделений в этой сфере.

Особую тревогу в США вызывает способность российских средств РЭБ влиять на систему глобального позиционирования (GPS), от которой полностью зависит боеспособность американской армии. Да, сегодня разрабатывается оружие, способное уничтожать спутники в космосе, но пока горазде дешевле вмешиваться в программное обеспечение или «глушить» сигналы. Без работы GPS американские военные не знают, где они находятся, высокоточное оружие становится бесполезным. Средства связи без GPS даже не понимают, сколько сейчас времени, и это может вывести их из строя.

Но кроме пассивной защиты от России, когда сейчас американские военные учатся воевать в условиях заблокированной связи, УРБ призваны также и внедрять в армии наступательное оружие электромагнитного спектра. Оно позволит армии США вести войну в условиях так называемой «системы ограничения доступа» (A2/AD, Anti-Access, Area Denial), когда средства РЭБ флота и авиации США не могут быть задействованы из-за российских и китайских ракет дальнего действия. Наземные средства РЭБ должны подавлять объекты «системы ограничения доступа» противника, чтобы армия США могла эффективно задействовать обычное вооружение. 

По мнению генерала Уолтера Пиатта, следующим театром военных действий подобного рода могут стать страны Балтии. «Наши противники должны знать, что они не могут нападать или навязывать свою волю нашим небольшим союзникам, которые попадают в зону ограниченного доступа», — заявил Пиатт.

Илья Плеханов

Социальные сети
Друзья