Повстанцы в Сирии. Палач из Баб Амра

Автор: Путц Ульрике Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 27-08-2012


***

Fighting aftermath in the Baba Amr area in Homs province, Syria

Хуссейн едва ли вспомнит, как это было в первый раз. Было ли это на кладбище, вечером или ночью — он уже не скажет наверняка. В любом случае - в середине прошлого октября. Казненный, конечно, был шиитом. Он сознался в том, что убивал женщин. Порядочных женщин, женщин, чьи мужья и сыновья протестовали против режима Башара Асада. За это он, солдат регулярной сирийской армии, был приговорен к смерти.

Хусейну было всё равно, было ли признание выбито под пытками, его не тронуло то, что пленный боялся смерти и бормотал молитвы. Этому солдату просто не повезло, когда повстанцы его схватили. Хуссейн достал свой армейский нож и перерезал горло человеку, стоящему на коленях. Подельники Хуссейна из, так называемой, «похоронной команды» наскоро зарыли окровавленное тело в песок на импровизированном кладбище к западу от тогда еще контролируемого повстанцами Баб Амра, одного из районов оплота сирийских мятежников Хомса.

Казнь солдата стала для Хуссейна боевым крещением — с тех пор он в «похоронной команде» Хомса. Небольшая группа из нескольких человек убивала под знаменем сирийской революции. Пытками занимались другие — «для этого существует допросная команда, она делает самую неприятную часть работы», - говорит Хуссейн, который в настоящее время проходит лечение в ливанском Триполи. Он получил осколочное ранение в спину во время наземной армейской операции в Баб Амре.

Сейчас он лечится в безопасной стране, по соседству с Сирией. Вскоре он сможет вернуться в Сирию «к работе», которую он считает относительно «чистой». «Многие могут пытать, но не все из них могут убивать, когда жертва рядом, — рассказывает он. — Не знаю почему, но меня это совсем не трогает. Поэтому мне дали работу палача. Это как раз для таких как я чокнутых».

До того как в августе прошлого года присоединиться к бригаде Фарука, вооруженному отряду горожан из Баб Амра, он, еще молодой человек 24-х лет, работал продавцом: «Я могу продавать всё, что угодно, от фарфора до йогурта».

 

Как повстанцы потеряли свою невинность

Уже год длится кровавый мятеж против режима Асада. Из истории Хуссейна видно, что и повстанцы уже далеко не так невинны как год назад. 

Причин тому множество. Хуссей называет некоторые из них:

«Закона в Сирии больше нет. Солдаты или боевики с санкции режима убивают мужчин, калечат детей, насилуют наших женщин. Если этого не сделаем мы, то никто не призовёт к ответу этих преступников», — говорит он.

Ещё одна:

«Я был арестован 2 раза. Меня пытали 72 часа подряд. Меня подвешивали за руки до тех пор, пока не случился вывих плечевых суставов. Они жгли меня калёным железом. Естественно, я хочу мстить». 

Или:

«Я потерял трёх своих дядьев, они убиты режимом. Один из них умер вместе со своими пятью детьми. Их убийцы не заслуживают пощады».

И наконец:

«Когда дети растут во Франции, они учатся говорить на французском, и говорят на нем прекрасно. Нас, сирийцев, воспитывает язык насилия, и мы не знаем другого языка». 

Несмотря на все его попытки оправдать самосуд повстанцев, деятельность Хуссейна в Хомсе подпадает под определение правозащитной организации «Human Rights Watch», которая осудила их как «серьезные нарушения прав человека со стороны сирийских повстанцев». Кроме того, о том, что они так же как и войска режима совершают насилие и убийства, Хуссейн и его раненые товарищи говорят совершенно открыто в коридорах государственной больницы в Триполи. Они находят несправедливой критику правозащитников: «Мы, повстанцы, стараемся защитить мирных жителей. Мы сами боремся с палачами. Мы жестоко бьем их там, где их настигаем», — заявляет боевик под псевдонимом Абу Рами.

 

Они получат своё

В течение года Хомс превратился в негласную столицу революции. До последних недель повстанцы контролировали там целые районы, прежде всего квартал Баб Амр, который в начале марта был отбит правительственными войсками. После чего боевые действия восставших переместились в соседний район Халидия.

По словам Абу Рами и Хуссейна альтернативная система правосудия, которую осенью прошлого года повстанцы установили в Хомсе, функционирует так же как и прежде. «Если мы хватаем сторонника режима, он предстаёт перед военно-полевым судом. Его возглавляет командир повстанцев в Хомсе, Абу Мохаммед. Абу Хуссейн, член координационного комитета — присяжный заседатель. Иногда другие мужчины выполняют обязанности присяжных», — рассказывает Хуссейн. «Допросная команда» сообщает о признаниях обвиняемых. Иногда у них находят видео с мобильных телефонов, где видно какие зверства они творили с повстанцами: «В таких случаях вину установить несложно». После вынесения приговора пленных передают «похоронной команде» Хуссейна, которая уводит их в сад или на кладбище. А потом приходит Хуссейн со своим ножом.

До сих пор Хуссейну доводилось резать горло только четыре раза. В группе палачей из Хомса он самый неопытный, и его это не слишком, кажется, радует. «За последние семь месяцев я был четыре раза ранен. Я был вдали от боевых действий», — оправдывается он. Кроме того у него есть и другие обязанности. «Я обслуживаю наш пулемёт, русский ПКМС. Из пулемёта я убил намного больше людей, но ножом только четырех». Он говорит, что вскоре всё должно измениться: «Я надеюсь, что смогу выписаться из больницы на следующей неделе и вернуться в Хомс. Тогда они свое получат».

 

Виновны ли все осужденные? Справедлив ли процесс? Никаких сомнений на этот счет

Повстанцы начали проводить систематические казни в Хомсе в августе прошлого года, вскоре после эскалации конфликта в стране - рассказывает Абу Рами, приятель Хуссейна. В своём адидасовском спортивном костюме он не ничем не отличается от обычного пациента госпиталя, идущего на поправку. На самом деле, Абу Рами — авторитетный боец вооружённого ополчения жителей Хомса, он — большой начальник в своем отряде. Другие сирийцы из тех, кто здесь лечится, приветствуют его почтительно и ловят каждое его слово.

«С прошлого лета мы казнили не более 150 человек, это около 20 процентов пленных», — говорит Абу Рами. Оправданных, тех, кому суд сохранил жизнь, они обменивают на схваченных повстанцев или заключённых в тюрьму демонстрантов. Однако, больше забот, чем военнопленные, палачам из Хомса доставляют предатели из собственных рядов. «Если мы уличаем суннита в шпионаже, или если местный житель предает интересы революции, тогда с ними разговор короткий», — замечает боевик. По сведениям Абу Рами с начала восстания «похоронная команда» Хуссейна казнила от 200 до 250 предателей.

Он с ходу отметает любые сомнения в том, были ли осужденные на самом деле виновны, а процесс справедливым: «Мы прилагаем все усилия для того, чтобы всё точно расследовать. Иногда мы оправдываем людей». Кроме того, любая революция кровава, как считает Абу Рами, такова её природа. «Сирия — страна не для нежных», — заключает он.

***

Источник - ИноФорум

Социальные сети