Рецензия на книгу Юрия Перфильева "Террор. Бейрут – жаркий октябрь."

Автор: Новоточинов Алексей Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 10-06-2009

Двадцать лет назад КГБ провел в Ливане уникальную антитеррористическую операцию.

Критические заметки к книге Юрия Перфильева «Террор. Бейрут — жаркий октябрь», резидента КГБ СССР в Ливане.

Хороших книг в последнее время мало, а по-настоящемудостойных внимания, цельных и интересных, вообще единицы. Книга Юрия Перфильева, выдающегося советского дипломата, полковника советской, а позднее и российской внешней разведки, да и просто блестяще образованного человека, гуманиста и гражданина своей страны, является именно таковой. По странному стечению обстоятельств она до сих пор пребывает в забвении. Хотя и приоткрывает занавес над множеством тайн современности — как политических, так и просто человеческих.

Мне повезло — я оказался едва ли не первым её читателем ещё в рукописном варианте.

Судьба свела меня с этим удивительным человеком именно в Бейруте, где я работал сотрудником Советского Посольства с 1987 по 1990 год. Ежедневно наблюдая работу советского резидента «вживую», понимая её важность для советской ближневосточной дипломатии, я и в страшном сне представить не мог, что много лет спустя окажусь свидетелем его человеческой трагедии, нескончаемой душевной боли за все происходящее в России. Стране, которой он полностью посвятил свою жизнь, которой верой и правдой служил тогда и остается верным до сих пор — и как гражданин, и как офицер, и как интеллигент, и какученый-международник — Перфильев оказался не нужен.

Его книга — это, вне всякого сомнения, вызов нашему сволочному времени, времени мутаций в сознании нынешних «радетелей», расхищающих под шумок остатки былого могущества страны.

В качестве руководителя советской резидентуры Перфильев блестяще провел в Бейруте уникальную операцию по освобождению советских заложников, захваченных 30 сентября 1985 года ливанскими террористами. Он оказался тогда один на один с проблемой, которую, заявляю ответственно, вряд ли кто смог бы решить. Во всяком случае, из состава нашей миссии в Ливане. К слову сказать, наши заложники были освобождены в течение месяца, западные же томились в плену по несколько лет.

Перфильев мог и сам оказаться заложником, как Валерий Мыриков и Николай Свирский, которые были взяты в нескольких десятках метров от забора миссии едва ли не за пять минут до того как в Посольство прибыл Перфильев.

И хотя тогда считалось, что незаменимых у нас нет, я утверждаю обратное — были и, слава Богу, все ещё есть у нас незаменимые люди. Но чем меньше их остается в живых, тем тяжелее становится наша жизнь.

Автор, хотя и следует жанру остросюжетного детектива, однако не пренебрегает анализом событий, явно выходя за рамки общепринятых точек зрения относительно ситуации в регионе. На фоне добротной характеристики, Ливан — «Ближневосточная Швейцария», которую автор искренне любит, — может фигурировать, как «оплот, школа и идеология международного терроризма». Уже тогда, в середине

80-х, советское Политбюро, как, впрочем, весь аппарат ЦК, или не видел, или не хотел видеть угрозы этой нетрадиционной мусульманской и международной проблемы для бездарной и тупой по своему содержанию и целям советской внешней политики на Ближнем и Среднем Востоке.

Как жаль, что именно в то время Москва не внимала советам своих подчиненных, налево и направо разбрасываясь глубокими знаниями профессионалов.

Теперь, спустя много лет, имея у себя в стране Чечню и тысячи трупов по обе стороны гражданской войны, работорговлю и заложников, десятки тысяч беженцев, приходится только сожалеть, что именно в те годы уникальной работе советского КГБ в Бейруте не было придано особого внимания. А суть проблемы и её последствия не были изучены «на упреждение».

Может быть,кому-товсе-такинужен этот бесценный опыт пресечения терроризма и работорговли? А то вдругкто-тоиз любителей депутатских кресел вдруг вспомнит о том, что перемещение мешков с гексогеном могут отслеживать только настоящие профессионалы — хорошо обученные, оснащенные и защищенные социально… Уже давно не секрет, что на формирование любого института сосуществования общества и власти, необходимо как минимум 36 календарных лет,т. е.по девять лет в каждом из четырех поколений последовательно, без проволочек и гражданских конфликтов, дополняющих и заменяющих друг друга здоровых физически, морально и нравственно людей.

Автор выдает читателю совершенно крамольные для советского времени идеи. Как бы мазками рисуя пеструю и противоречивую картину переговоров, он со ссылкой на видного ливанского политика и своего близкого друга Анри Сфейра повествует о бытовавшем в то время в маронитских кругах мнении о возможности урегулирования затяжного гражданского конфликта в Ливане посредством советского вооруженного вмешательства.

Ливанцы-христиане, да и представители иных конфессий, измученные многолетней войной, наивно верили в то, что, искусственно столкнув Москву с ненавистной им Сирией, которая, как они считали, оккупировала Ливан, смогут решить свои внутригосударственные проблемы.

Автор с какой-тоизлишней решительностью называет похитителей советских граждан «бандой», однако почти убедительно для читателя не считает Шейха Мохаммеда Фадлаллу, фактического и духовного лидера проиранской партии «Хизбалла» в Ливане, предводителем бандитов, высоко оценивая манеры, ум и образованность этого безусловно очень влиятельного не только в Ливане, мудрого и сильного человека. Юрий Перфильев, видимо, был первым «из неверных собак», кого лицом к лицу принимал Шейх Фадлалла, реальный Аяталла. Этот высший религиозный титул ему лично присвоил духовный лидер Ирана, лидер исламской революции Имам Хомейни, сделав его равным себе.

Это чрезвычайно важный факт. По статусу на такие переговоры должен был идти Посол СССР или, как минимум, Временный поверенный в делах Советского Союза. Но их смело и недвусмысленно заменил, реально рискуя своей жизнью, автор.

Видимо, идя на встречу со ставленником Имама Хомейни, проклявшего русских оккупантов Афганистана, полковник Перфильев не совсем понимал, что его может ожидать, и что список заложников легко может увеличиться, несмотря на серьезное политическое прикрытие и обеспечение операции.

Оригинально и по-новомувыглядит в книге образ неутомимого борца за права палестинцев Ясира Арафата — в миру Абу Аммара. То, как советских заложников брали его бывший личный охранник Мугние по кличке «Гиена» и бывшийшеф-охранник«Хадж», пытавшиеся затем вести переговоры от его имени, и их сподвижники, в книге описано до мельчайших подробностей, что создает несколько отличный от общепринятого образ лидера палестинцев. Арафат начал откровенно двойную игру в свою пользу, но сам оказался заложником ситуации, пытаясь выступить радетелем за свободу пленников.

Автор делает ряд смелых и неожиданных заключений о месте и роли палестинского лидера и его людей в этой истории. Недаром Арафат фигурирует в книге как «мастер мистификаций».

Алексей Новоточинов, автор рецензииНельзя не вспомнить и о бывших союзниках СССР. Их действительно было много. Однако не все рискнули сделать то, что сделали самые честные и дальновидные. Это, прежде всего,

Прогрессивно-социалистическаяпартия Ливана и её лидер Валид Бек Джумблат. Именно его друзья без рассуждений стали на защиту Посольства при угрозе штурма. Они же готовили Перфильеву серьезное прикрытие, рискуя собой.

Тем не менее, террористам тогда удалось многое — онивсе-такивынудили Дамаск отказаться от военной операции в Триполи, сорвали сирийскую операцию по «зачистке» пригородов Бейрута и палестинских лагерей Сабра и Шатила близ шиитского района Дахия. Тогда через Триполи шел поток фальшивых долларов и наркотиков, и его дележка между сирийцами, иранцами и ливанцами стоила многого. Что до удивительной точности напоминает события в Югославии, и наркотрафик через Албанию.

К сожалению, не удалось спасти Аркадия Каткова, моегоколлегу-арабиста, выпускника МГИМО. Его зверски убили, расстреляв в упор, и подкинули труп на территорию спортгородка по дороге в международный аэропорт Бейрута.

Возможно, ни Ясир Арафат, ни Шейх Фадлалла, ни другие заинтересованные стороны не знали ничего о готовящемся захвате заложников. Будем считать, что так оно и было, ибо именно так в то время легли козырные карты ближневосточной политической игры к осени 1985 года.

Однако, все актеры этого нехитрого представлениякак-тосразу включились в свои роли и по ходу пьесы начали произносить свои тексты. Марионетки?

Говорят, что за Имадом Мугние — «Гиеной», до сих пор, хотя и безуспешно, охотится ЦРУ. У этих ребят с памятью все в порядке — ведь именно «Гиена» в апреле 1983 года организовал удар по американскому Посольству в Бейруте, одним махом угробив значительную часть американской оперативной региональной резидентуры. В октябре того же года он спровоцировалводителей-самоубийцнаправить грузовики с взрывчаткой на казармы, где находились американские и французские солдаты. Тогда погибло около 300 человек.

Недавно Мугние снова всплыл в Бейруте и прославился тем, что разработал план обстрела здания российского Посольства, того самого, где некогда трудился полковник Перфильев. В ходе перестрелки с охраной Посольства погиб некий Абу Харуб. В руках у него была обнаружена записка: «Я мщу за Грозный».

История продолжается. Одному Богу известно, что ещё уготовано нашей стране, где до сих пор только и говорят, что надобно вновьчто-топерестраивать и обновлять и при этом обязательно бороться с терроризмом. Вот только неясно, где проходит грань между террором и насилием и как жевсе-такибыть с пониманием роли государства и отдельной личности, а значит, всех нас в этом очень сложном и болезненном процессе….

Не фантастика, а совершенно реальный факт — в ходе последней решающей встречи с Шейхом Фадлаллой 28 октября 1985 года Юрий Перфильев пошел на предельно отчаянный и вынужденный шаг — как бы между делом проинформировал лидера ливанских шиитов о том, что если заложников не освободят, то случайная советская ракета, к примеруСС-18, по не менее случайной траектории может взять да и случайно угодить, например, в шиитскую святыню — иранский город Кум или в не менее авторитетный шиитский центр — Мешхед, иликуда-нибудьещё. Да и, не дай Бог, это случится во время полуденной молитвы.

Как видно, даже на уровне деловой фантазии реальное насилие, к великому сожалению, порождает ещё большее ответное насилие. Вопрос очень непростой — на ком же из авторов насилия должна прерваться цепь взаимосвязанных кровавых событий? На отдельной личности или все же на государстве, которое зачастую именно своим всеподавляющим аппаратом и провоцирует отдельную личность на «подвиги»? Зачастую квалифицируя их, включая гражданские акты осознанной самообороны и патриотизма, как происки экстремизма, бандитизма, терроризма, национализма, шовинизма, расизма и др.?

В книге неоднократно звучит чрезвычайно важная со всех точек зрения авторская мысль о том, что «великая держава не может долго ждать». Даже захват заложников не может нарушить этого процесса. Как не вспомнить великого и простого Высоцкого, прохрипевшего про капитана корабля: «…ему плевать, что человек за бортом». Государству почти всегда и почти все сходит с рук, оно слишком велико и слишком самозабвенно занято собой или делами и помыслами кучки, как правило, прохвостов, перефразируя Бомарше, «оправдывающих важностью цели полное убожество средств», чтобы опуститься до уровня понимания беды конкретно взятого человека.

В такой странной для цивилизованного человека мысли звучит вся глубина трагедийности положения должностного лица с погонами и в высоком звании дипломата, обремененного обязательностью выполнения особого задания государства. Издержки в виде города Кум и его мирного населения не в счет…

Однако, в ходе операции советскомурезиденту-полковникупервого главка КГБ СССР, который, позднее, уже в Москве, так и не станет генералом, видимо, было не до вымыслов и шуток — слишком высоки были ставки, если даже такой сильный и волевой человек как президент Сирии Хафез Асад с его безраздельным влиянием, как в самой Сирии, так и в соседнем вассально зависимом Ливане, пошел на попятную перед кучкой террористов, действительно отменив военную операцию в Триполи и «зачистку» в пригородах Бейрута и палестинских лагерях.

До сих пор сомневаюсь в том, что такой влиятельный и обладавший отнюдь неслабойвоенно-политическоймашиной, ныне покойный Асад пошел на этот шаг только по просьбе Москвы. Вне всякого сомнения, она была. И также, вне всякого сомнения, она была учтена. Но очевидно было и что-тодругое, более цельное, аргументированное, значимое и ценное, что сдержало этого непреклонного и жесткого человека от точечных и фронтальных военных актов в те дни. Хотя, как и следовало ожидать, чуть позже он с лихвой наверстал упущенное, и кое-ктоиз ливанских и иных нарушителей спокойствия и баланса сил в регионе без особого шума и пыли расстался со своей головой.

При этом, глядя на прожитое спустя почти 20 лет, представляется, что каждый из героев остросюжетной и трагической книги Юрия Перфильева делал свое незатейливое делопо-своему, со своей собственной справедливостью и правдой в душе. Правда же, к великому моему удивлению, у всех оказалась опять одна — ставки снова были выше, чем понятие «собственная жизнь».Кто-тоспасал заложников, рискуя собой,кто-тоубивал Аркадия, не щадя живота своего во благо воли другого,кто-тосвоими плечами и головой спасал репутацию великой державы и мировой идеологии, ставя на кон свои жизни…

Обо всем остальном, что осталось за кадром и между строк, читайте и судите сами. Книга, напечатанная издательством «21 век — согласие», хотя и забытая, но очень важная, как однажды написанный малоизвестным мыслителем свод простых истин и правил, ещё послужит прогрессивному человечеству в его высокой миссии «уцелеть», сохранить свое цивилизованное, все ещё неодурманенное и неизуродованное разного рода «-измами» лицо и душу.

Во всяком случае, хочется на это надеяться.

Бейрут — Триполи — Дамаск — Каир — Фаиз-Абад — Тегеран — Москва.

Январь 2004 года.

Социальные сети