«Гражданам Казахстана приказали напасть на посольство США или российскую военную базу»

Автор: Маликов Кадыр Рубрики: Интервью, Россия/СНГ Опубликовано: 25-07-2011

Сигналы об усилении влияния радикальных групп в Западном Казахстане подавались ещё лет 5 назад. Причём говорили об этом как независимые эксперты-теологи внутри Казахстана, так и их коллеги из ближнего зарубежья. Однако, судя по последним событиям не только на Западе Казахстана, но и в других регионах страны, власти либо вообще не предприняли никаких действий, либо сработали из рук вон плохо. О том, чего добиваются радикальные группы под флагом джихада в Казахстане и чего нам ждать от них в будущем, своим мнением делится директор кыргызского аналитического центра «Религия, право и политика» Кадыр МАЛИКОВ.

- Кадыр, насколько мне известно, вы в последние годы часто поднимаете вопрос действия радикальных групп как в Кыргызстане, так и в Казахстане. И, как показывает время, многие ваши прогнозы, к сожалению, находят подтверждение. Как думаете, почему то, о чём говорили эксперты-теологи, не взяли во внимание власти?

- Действительно, ещё в 2007 году независимые эксперты-теологи Кыргызстана, Казахстана, а также некоторые официальные лица обсуждали существование различных жамаатов, то есть небольших общин на территории Кыргызстана и в Казахстане, конкретно в Алматинской области. Это была неформальная встреча. Мы сошлись во мнении, что ряд радикальных групп Кыргызстана связана с жамаатами в Казахстане, если конкретнее - с жааматами северо-запада страны, то есть нить тянется к Каспию и далее в Дагестан, на Северный Кавказ. На встрече с казахской стороны присутствовали представители властей Алматинской области. На совместные выводы независимых экспертов Казахстана и Кыргызстана они ответили: «Извините, у нас мир и согласие, межконфессиональный диалог. Такого у нас нет и быть не может». Единственное, что они признали, что в Казахстане есть проблема - деятельность «Хизб-ут-Тахрир» и то, мол, она действует только на юге страны. Уже через несколько лет, насколько я помню, в середине 2009 года, мы вновь обсуждали данную проблематику. И вот появились конкретные факты, подтверждающие нашу версию. Перед всем известными апрельскими событиями в Кыргызстане были предотвращены несколько попыток проведения терактов радикальными группами. Это группы сугубо кыргызского происхождения, но когда они были уничтожены, то в ходе расследования и изучения материалов выяснилось, что нити ведут в Казахстан. О чём мы, естественно, предупредили власти вашей страны. Уже тогда мы предупреждали, что некоторая радикализация в Западном Казахстана весьма вероятна.

- Вы говорили о существовании связи, а в чём она заключалась?

- Из Казахстана прибывали люди в наши жамааты и наоборот. Это была материально-техническая помощь. Но в основном речь идёт об идеологической составляющей. Но это ещё не всё. В ходе спецопераций по предотвращению терактов наши службы совершенно случайно вышли на двух граждан Казахстана, выходцев из Алматинской области - жителей Каскелена. Я был приглашён как независимый эксперт-теолог для проведения необходимых экспертиз. Говоря простым языком, я должен был побеседовать с ними, понять, кто они, а также дать своё заключение о содержании литературы, найденной у них в квартире. Интересно, что кроме специальной литературы у них были найдены скалолазные приспособления. Что касается литературы, то это были труды Мухаммада аль Махдиси. Этот автор считается ультрарадикальным, и его труды запрещены во всех исламских странах. И вот у двух граждан Казахстана была найдена литература именно этого автора. Что примечательно: в этих книгах текст был подчёркнут в тех местах, где давалось разрешение на проведение террористических актов, уничтожение представителей силовых структур светского государства. В их понимании представители государства - это служители тагута, то есть служители идола. В их понимании светская власть - это тагут, тирания, говоря простым языком. Плюс к этому основная идеология данного автора - призыв к джихаду. Джихад силой оружия, с разрешением актов самоподрыва смертниками. Вот такая литература у них и была найдена.

Вообще авторы подобных толкований очень умело используют только выгодные им аяты Корана и хадисы Пророка. Они избранно цитируют только те места, которые оправдывают применение силы, опуская, то есть не упоминая другие аяты. Всё сделано настолько искусно, что чувствуется: их авторы очень сильные специалисты-востоковеды. Неподготовленному человеку здесь трудно разобраться. Поэтому молодёжь и попадает на удочку авторов этих трудов. Ведь перед ними текст, в котором прямые цитаты из Корана, из хадисов Пророка, а как им не верить?! Они не видят подвоха, просто не могут его видеть.

- А что со скалолазанием?

- Как оказалось, они через Кыргызстан, Таджикистан направлялись в Афганистан для войны с силами НАТО. Видимо, собирались идти какими-то горными тропами. Я разговаривал с одним из задержанных. Нормальный парень, судя по его словам. Я понял, что он просто зомбирован идеологически. Вот и всё. Он не скрывал, что общается с руководством посредством Интернета. В их сотовых телефонах были звонки из разных стран. Он признался, что они продвигались в сторону Афганистана, но вдруг им пришёл приказ остановиться в Бишкеке и ждать. Они сняли квартиру и стали ждать. Позже им пришёл приказ подготовить вооружённое нападение либо на посольство Соединённых Штатов Америки либо на российскую военную базу.

По нашим выкладкам и из разговора с ними стало ясно, что существуют и другие бригады для выполнения заданий, однако сами бригады о существовании друг друга не знают. Если одной группировке через Интернет даётся задание совершить где-то теракт, то другой группе даётся аналогичный приказ. Если срывается работа одной группы, должна сработать вторая. Но при этом, если одну разоблачают и задерживают, то её члены ничего не могут сказать и не говорят и второй группе просто потому, что на самом деле ничего не знают. Таков принцип их работы.

Основной носитель данной идеологии - в основном молодёжь, исповедующая ислам. Данная идеология медленно, но верно охватывает страны Европы, особенно Германию, а также США. Она культивируется в Пакистане, Йемене, Алжире, Ираке, Саудовской Аравии, а также в Иордании и Египте. В соседней с вами России эта идеология пускает корни в Сибири, Татарстане и даже в Нижнем Новгороде. Но основная область её распространения в России - Северный Кавказ. Это Дагестан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Ингушетия и Ставропольский край.

- Скажите, как сторонний эксперт в этой области, какие реальные угрозы для Казахстана таят в себе угрозы и действия радикальных групп?

- К сожалению, в Казахстане хороших специалистов в этой области очень мало. Нет опыта работы с отдельно взятыми жамаатами. Сегодня к нам поступает информация, что официальные власти Казахстана предпринимает очень жёсткие, я бы сказал, репрессивные меры. Проблема в том, что за неимением сильных специалистов в системе МВД, органов нацбезопасности, в вашей стране существует угроза, что под горячую руку могут попасть не только радикальные салафиты, но и умеренные. В итоге государство своими руками радикализует этих самых умеренных салафитов. У меня есть друзья в Алматы, в других городах, просто знакомые. Люди, говорят, что власти руками спецслужб очень жёстко взялись за дело и без разбора хватают всех подряд. Это не выход. Власти совершают огромную ошибку! Необходимо работать точечно. Мы здесь, в Кыргызстане, через это прошли. Мы понимаем, что одной силой в этих делах ничего не решить, а можно только лишь усугубить. Мы отобрали самых сильных специалистов-теологов и выступили с инициативой создать государственный экспертный совет. Президент поддержала эту идею и издала соответствующий указ. В этот совет вошли независимые эксперты-теологи, представители духовенства. Мы обсуждаем, разрабатываем законодательные рычаги, помогаем властям разобраться в этих сложных вопросах.

- Какую роль, по-вашему, должно играть официальное духовенство?

- Самый главный вопрос: насколько оно компетентно? Если в Казахстане уже происходит «джихадизация» салафитов, значит, представители традиционного духовенства явно не доработали. Либо они плохо организовали работу, либо им просто некого организовывать - кадров нет. В Кыргызстане, кстати, аналогичная проблема. И у нас и у вас необходимо модернизировать систему духовенства, чтоб туда пришли молодые силы, чтобы их готовили на территории наших стран. В крайнем случае само государство должно оказать помощь. Государство должно определиться: может ли оно помочь преференциями, заработной платой молодым имамам? Сейчас, по последней информации, вроде бы есть договоренность, чтобы кыргызские имамы получали заработную плату из бюджета. Может, о том же самом следует подумать и Казахстану?

- Есть мнение, что проблема в большинстве своём исходит из тюрем, якобы именно там радикалы находят «свободные уши» и благодатную почву?

- Так и есть. Такое есть и в Кыргызстане, но только с активистами «Хизб-ут-Тахрир». Проблема в том, что в наших тюрьмах осуждённые содержатся не в отдельных камерах, а в зонах. Естественно, в зоне осуждённый за экстремизм имеет возможность свободно общаться с другим контингентом. И он свою работу проводит. В этом большая проблема как Кыргызстана, так и Казахстана. Может, осуждённых за экстремизм, терроризм необходимо содержать в отдельных камерах?

- Кадыр, вы наверняка в курсе, что в одной из тюрем Карагандинской области Казахстана была совершена попытка побега осуждённых. Когда побег провалился, полтора десятка заключённых взорвали сами себя. Вы, как эксперт, верите, что тут не обошлось без религиозной составляющей?

- Здесь два варианта. Первый вариант: власти силами спецназа сами взорвали осуждённых. Но это дикая версия, которая теоретически могла иметь место, но практически маловероятна. И второй вариант - всё-таки на самом деле имел место самоподрыв. Дело в том, что действия радикальных религиозных групп подчинены огромной идеологии, в которой самоподрыв - один из методов борьбы. При этом ещё ни один уголовник, живущий, как говорится, «по понятиям», таким вот образом не кончал со своей жизнью. О чём это говорит? Лишь о том, что случившееся на самом деле имело религиозную основу. Для приверженцев данной идеологии совершить самоподрыв - значит применить свой метод борьбы.

Вообще обработка и подготовка смертника напоминает зомбирование. И делают это не годами, а в течение нескольких месяцев. Сначала каждого человека отдельно «заражают» через Интернет, через DVD-диски. Потом те, кто заинтересовался, ищут друг друга, таким образом и образуя жамааты. Люди, обработанные этой идеологией, не боятся смерти. Психологически они к ней уже готовы. «Зомбированным» даётся установка: «Мы - избранные, а вокруг - враги». При этом в разряд врагов могут попасть и верующие, не разделяющие их идеологию. Главное для них - это война против «тагута» - живого идола в лице режима, то есть представителей светской власти. Второе - война против «харбиюн», так они называют военных из других стран. Первыми врагами тут являются военные США и России. Для начала они обращаются к правительству с призывом подчиниться законам шариата. К примеру, в Кыргызстане подобные обращения уже звучали. Потом они отрекаются от всех родственников и близких - тех, кто их не поддерживает и стоит на стороне «тагут». И наконец, после этого они приступают к военным действиям.

- Есть мнение, что акты насилия, убийства со стороны радикалов - это ответ на жестокое обращение со стороны правоохранительных органов и, в частности, отдельных тюремных администраций. Вы считаете, в этом есть правда?

- Да. В этом есть правда. Как мне кажется, в будущем Казахстан вообще ждёт «дагестанизация», если власти не пересмотрят подходы к работе с мусульманской общиной. «Дагестанизация» Казахстана уже начала своё движение. Она будет идти и в первую очередь через Интернет.

- А что вы вкладываете в термин «дагестанизация»?

- Это постоянные теракты, постоянные взрывы, это противодействие правоохранительным органам, настоящая война с ними. То есть то, что сегодня происходит в Дагестане, где светские власти, и особенно правоохранительные структуры, предстают в глазах части верующего населения в качестве заклятого врага.

- И какие меры, по вашему мнению, должны предпринимать силовики, чтоб разрешить этот вопрос?

- Они должны следовать нормам, прописанным в законах. Первым делом они сами должны строго блюсти законы, то есть всё делать строго в рамках таких понятий, как права человека. Методы их работы должны меняться, как минимум, комбинироваться. Одним силовым давлением абсолютно ничего не решить. Нужна профилактическая работа. Но тут на первый план выходит проблема качественных кадров. Нужны сильные специалисты в области ислама. Кроме того нужно работать с мусульманской общиной, чтобы знать и самое главное - уметь отличать радикальных салафитов от умеренных. Радикальных ваххабитов от умеренных ваххабитов. А тут и кроется самое слабое место правоохранительных органов. Само государство в конце концов должно стараться адаптировать верующих к светским законам, но никак не силой.

- К слову, в Казахстане не так давно было создано Агентство по делам религий. Думаю, это пожелание именно к нему?

- Агентство - всего лишь небольшой орган. В Кыргызстане была практика создания госагентства по религиям, но вся работа его свелась к тому, что там регистрировали так называемые религиозные организации. Могу ошибаться, но боюсь, что ваше агентство будет контролировать лишь официальное духовенство. В итоге может возникнуть самообман: государство будет думать, если оно контролирует официальное духовенство, значит, оно контролирует мечети. На самом деле это не так. Далеко не так! Ведь жамааты не признают никакого официального духовенства. Здесь необходимо работать с самими жамаатами, то есть с конкретными людьми, с населением в регионах, отдалённых аулах, а могут это делать сотрудники агентства сидя в кабинетах в столице?

- Ещё одна свежая новость: на днях органы МВД задержали в столице Казахстана более 200 человек, почитывающих литературу экстремистского содержания. Это можно расценить как успешную работу?

- Проблема в том, что, задержав этих людей, государство ничего с ними сделать не сможет. Почему? Потому что мы все что-то читаем и носим в голове разные мысли. Но ведь это не преступление. Преступление, это когда ты совершаешь какие-то действия против других личностей, общества, государства. Мне кажется, здесь должны работать сильные эксперты, которые бы правильно подвели законодательную, юридическую основу, базу, как рассматривать каждый конкретный случай. Если вдуматься: 200 человек - это огромная армия, армия судеб, и, если эти судьбы окажутся сломленными в тюрьмах, то последствия могут быть самыми негативными для всей страны. В любом случае, как бы это ни резало слух, но, думаю, Казахстан ждёт «дагестанизация». Чтобы этого избежать, нужно менять подходы в работе. Нужна работа настоящих экспертов. Ведь по большому счёту есть люди, которым выгодны эти брожения и дестабилизация. Но эти люди сидят далеко. Терроризм и борьба с ним - одна большая игра, в которую играют большие люди. Это нужно учитывать.

***

Источник - Мегаполис (Казахстан)

Социальные сети