Оружие возмездия

Рубрики: Россия/СНГ, Армия Опубликовано: 17-05-2013

28 апреля - 5 мая на территории Южного военного округа были проведены первые маневры недавно сформированных подразделений Российской армии – Сил специальных операций (ССО). Необходимо подчеркнуть, что формирование ССО представляет собой весьма своевременный, стратегически правильный шаг. Современные военные угрозы принимают все более глобальный характер, выходящий далеко за рамки государственных границ.

***

Внешние враги нашей страны создают за рубежом центры и базы подготовки вооруженных формирований, задачей которых является ведение диверсионно-террористической деятельности на российской территории. Уничтожать врага на его базах, не оставить террористам и экстремистам всех мастей шансов скрыться за границей – вот лишь некоторые задачи, которые предстоит выполнять бойцам подразделений Сил специальных операций. Таким образом, эти новейшие подразделения призваны стать в XXI столетии русским оружием возмездия, способным быстро и эффективно ликвидировать противника в любой точке земного шара, даже в самой труднодоступной местности.

Напомним, что 23 марта начальник Генерального штаба ВС РФ Валерий Герасимов впервые объявил о том, что в России формируется новый род войск - Силы специальных операций.

«Мы создали Силы специальных операций и готовим их к применению не только на территории нашей страны, но и за ее пределами», - подчеркнул генерал-полковник Герасимов на пресс-конференции в информагентстве РИА Новости.

Начальник Генштаба разъяснил, что Силы специальных операций представляют собой специально обученные и оснащенные формирования Сухопутных войск, ВВС, ВМС и морской пехоты, предназначенные для решения специфических задач в интересах достижения военных, политических, экономических и психологических целей. Силы специальных операций будут использоваться в конфликтах низкой интенсивности, когда применение крупных воинских контингентов будет нецелесообразно, а необходимы действия быстрыми мобильными группами. Для формирования и боевой подготовки подразделений ССО создана особая учебно-тренировочная база - Центр специальных операций. Его развертывание началось в подмосковной Кубинке-2. На службу в центре уже направлены около 500 контрактников-спецназовцев. Согласно действующему графику, формирование Центра специальных операций завершится в конце текущего года. При этом в Кубинке-2 будет проходить дополнительную подготовку по специальной программе младший командный состав групп специального назначения военных округов и флотов. На строительство служебного жилья для контрактников планируется потратить около 700 миллионов рублей. Подчиняться центр подготовки подразделений ССО будет собственной управленческой структуре - Командованию сил специальных операций Министерства обороны России. Интересная деталь: 23 марта Центр оперативного управления ВС РФ, занимающийся в том числе координацией подготовки ССО, посетил председатель КНР Си Цзиньпин.

Следует отметить, что идея формирования ССО впервые была принята на рассмотрение в Минобороны еще в 2008 году. Годом ранее подразделения Сил специальных операций были созданы в Вооруженных силах Белоруссии, что и подтолкнуло дебаты по данному вопросу в России. Как водится, было сломано немало копий и наломано немало дров. Прежде всего, под предлогом формирования ССО началось расформирование целого ряда частей спецназа ГРУ. Абсурдность ситуации заключалась в том, что изначально с инициативой о создании Сил специальных операций выступили именно профессионалы из Главного разведывательного управления, среди них - генерал-майор Евгений Тишин (на тот момент начальник направления специальной разведки). Но, как это много раз случалось в нашей новейшей истории, «хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Министр обороны РФ Анатолий Сердюков поддержал иное предложение: вывести все наличные силы спецназа из подчинения 14-го управления ГРУ и передать Главкомату Сухопутных войск.

В итоге начальник ГРУ генерал армии Валентин Корабельников встал в жесткую оппозицию к Сердюкову и был отправлен в отставку.

Как отметили тогда российские масс-медиа: «Генерал Корабельников противился продолжающемуся расформированию и переподчинению боеспособных и высококвалифицированных дивизий ГРУ командующим округами Минобороны, а также ряду намеченных мероприятий по сокращению структуры ГРУ». Но уход Корабельникова отнюдь не разрешил конфликта, поскольку сопротивление Сердюкову продолжали оказывать другие генералы. Так, председатель Коллегии военных экспертов генерал-майор Александр Владимиров прямо заявил о бессмысленности передачи остатков спецназа ГРУ в Главкомат Сухопутных войск: «Грош цена будет таким ССО. Самостоятельно они не смогут решать боевые задачи. К этой проблеме нужно подходить очень глубоко и серьезно. Для создания Сил специальных операций необходим в первую очередь орган боевого управления, который был бы самодостаточным для принятия решения на государственном уровне. Подразделениям ССО нужны свои воздушные, морские и наземные средства переброски и вывода спецподразделений (самолеты, вертолеты, управляемые парашютные системы, подводные и надводные носители и суда, автотранспорт и бронетехника). Для успешного выполнения боевых задач Силы специальных операций должны иметь и свой ударный компонент. Особое внимание необходимо уделить системе отбора и подготовки кадров, всестороннему обеспечению (боевому, техническому, тыловому и др.). В структуру ССО должны входить не только учебные, но и научные центры для разработки перспективных образцов техники и вооружения».

Единственным практическим результатом этого конфликта стало окончательное уничтожение нескольких прославленных частей спецназа ГРУ и решение Сердюкова вообще отложить формирование ССО «до лучших времен». Правда, в структуре Минобороны, как некий «прообраз» Сил специальных операций, было все же сформировано спецподразделение под названием «Сенеж». Но этого, конечно, было совершенно недостаточно.

Трудоемкая и кропотливая работа по созданию ССО началась только после ухода прежнего руководства военного ведомства. Тем не менее, острые дебаты вокруг вопроса о формировании этих подразделений продолжаются.

Так, зампредседателя центрального совета Союза десантников России Анатолий Буй в интервью газете «Взгляд» высказался следующим образом: «Создание командования силами спецопераций связано с желанием чиновников «освоить бюджет»». В подкрепление своей точки зрения он подчеркнул, что подразделения и части спецназначения, которые уже имеются в составе Вооруженных сил, способны выполнять любые задачи во всех регионах мира. «Сейчас в российской армии есть несколько бригад спецназа ГРУ, а также отдельный разведывательный полк ВДВ», - объяснил ветеран-десантник, добавив достаточно веский и расхожий в среде военных экспертов аргумент о том, что эти части следует просто укрупнить, довести, скажем, до уровня дивизий – и, таким образом, необходимость в создании новой, отдельной, весьма громоздкой структуры отпадет сама собой.

Полностью противоположную точку зрения высказал вице-президент Международной ассоциации подразделений «Альфа» Алексей Филатов. По его мнению, существующий ныне армейский спецназ предназначен для выполнения узкоспециальных, преимущественно разведывательных задач, в то время как насущной необходимостью является формирование принципиально иных подразделений, требуемых для проведения полноценных войсковых операций в локальных войнах. Филатов подчеркнул, что создание ССО вызвано характером именно современных, а также потенциальных военных угроз: «Мы должны внимательно смотреть на вооруженные конфликты, которые происходят в мире. Это и Ирак, и Афганистан, и Мали, и наш опыт 2008 года. Поэтому у нас должны быть хорошо подготовленные силы, которые могут действовать не только на территории России, но и за рубежом, с привлечением авиации и артиллерии, технически оснащенные, хорошо вооруженные, с хорошей связью подразделений. Центр спецназначения ФСБ давно уже воюет подобным образом. Все операции антитеррористического характера проходят с поддержкой авиации и артиллерии». Заметим, что весьма схожее обоснование формирования подразделений ССО высказал начальник Генштаба Валерий Герасимов:

«Спецназу Минобороны придется изучать взаимодействие и с авиацией, и с артиллерией. Изучив практику формирования, подготовки и применения сил специальных операций ведущих государств мира, руководство Минобороны также приступило к их созданию».

Весьма интересное мнение по данной проблеме высказал аналитик интернет-издания «Военное обозрение» Валерий Бовал. С его точки зрения, формирование ССО не является для нашей армии чем-то новым и, по существу, представляет собой опыт советских Вооруженных сил, модернизированный применительно к особенностям современного характера военных конфликтов: «Силы специальных операций существовали и в Советском Союзе. Тогда они включали в себя одиннадцать бригад спецназначения. Как правило, они были сухопутными и рассчитаны на глубокие тылы противника. Кроме того, имелся и морской спецназ, который действовал в прибрежных зонах, а также совершал диверсии на военных объектах и военно-морских базах. В скором времени пришло понимание того, что возможности сил спецназначения намного больше, чем это принято считать. К сожалению, первыми к подобным выводам пришли американцы, которые вели огромное количество локальных вооруженных конфликтов. В небольших войнах, которые имеют строгие локальные рамки, в частности, конфликты в Югославии, Ираке или Ливии, силы специального назначения выступали основными силами, передовыми отрядами, которые могли действовать совершенно автономно и оперативно. Таким образом, в настоящее время силы специального назначения – это, по сути, новый, совершенно самостоятельный способ ведения боевых действий. Изменилось само понятие того, что такое разведка, и как она должна проводиться, а поскольку ССО относятся к ней, то и они изменились. И если ранее разведка была составной частью боевого обеспечения, то на данный момент – это форма боя».

Еще до проведения первых практических учений были очевидны две взаимосвязанные фундаментальные проблемы нового рода войск - организационная структура и взаимодействие в реальных боевых условиях. Дело в том, что в структуру ССО помимо спецназов ГРУ и Сухопутных войск войдут также спецподразделения Федеральной службы безопасности, Министерства внутренних дел, Федеральной службы охраны, Федеральной службы исполнения наказаний и Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков. При этом все перечисленные выше подразделения непосредственно подчинены собственным министерствам и ведомствам. Концепция строительства ССО содержит довольно туманный пункт о том, что в зависимости от специфики поставленных задач «Командованию специальных операций будут передаваться в оперативное управление спецподразделения всех силовых ведомств и войск». Соответственно, как признали в Генштабе, участие столь разнообразных по своим функциональным обязанностям сил и средств в операциях ССО «потребует скорректировать программу боевой подготовки спецподразделений, чтобы унифицировать их возможности и повысить взаимодействие». Так, для действий в рамках ССО спецназу ФСИН потребуются тренировки не только в подавлении бунтов в колониях и тюрьмах, но и в блокировании и уничтожении диверсионных групп противника. Уже возникла идея разделения предполагаемых театров военных действий (ТВД) подразделений Сил специальных операций на «внешний» и «внутренний».

Варианты действий на «внешнем» ТВД — защита от нападений на граждан России в других странах, эвакуация посольств, важных чиновников, а также «специальные задания», под которыми подразумеваются точечные мини-операции по уничтожению главарей боевиков, объектов инфраструктуры или вооружений.

На «внутреннем» ТВД ССО должны будут противодействовать диверсантам, блокировать десанты противника, защищать стратегические объекты инфраструктуры, такие как электростанции, командные пункты, правительственные учреждения, узлы связи. При этом для выполнения боевых задач за рубежами России в рамках объединенных подразделений ССО будут задействоваться спецназ Минобороны «Сенеж», ВДВ, бригады спецназначения (спецназ ГРУ), а также спецназ ФСКН «Гром». Для действий непосредственно на территории Российской Федерации будут использоваться спецназы МВД и внутренних войск, а также подразделения ФСИН, спецназ ФСБ и других силовых ведомств.

Не может не возникать вопрос: как организовать реальное взаимодействие такого значительного числа совершенно различных подразделений, увязать их в единое целое? Ведь специально для таких случаев в русском фольклоре существует поговорка: «У семи нянек дитя без глазу». Иными словами, если раньше огромной проблемой признавалась ужасающая раздробленность всевозможных российских спецподразделений, имеющих вид беспорядочной мешанины, то сейчас может возникнуть другая крайность – появление в виде ССО некоего «Единого Сверхспецназа», где в одну кучу будут сброшены задачи чисто военного плана, антитеррористические и антинаркотические, специфические задачи «внутриполицейского» характера, а также борьба с диверсионно-подрывными элементами. И в принципе возможна ли та «унифицированная программа боевой подготовки», о которой говорят в Генеральном штабе?

Ранее Герасимов определял следующие приоритетные задачи подразделений ССО: контроль и противодействие распространению оружия массового поражения, борьба с терроризмом, стратегическая разведка, борьба с распространением наркотиков, боевые операции прямого действия. То есть возникает реальная проблема возможности взаимного смешения, дублирования функциональных задач. Например, упомянутая выше 15-я отдельная мотострелковая бригада дублирует специально предназначенные для выполнения таких задач Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ, а подразделения ССО, в свою очередь, дублируют и тех, и других.

Однако и это еще не все «подводные камни». В приведенном выше интервью газете «Взгляд» вице-президент Международной ассоциации подразделений «Альфа» Алексей Филатов особо подчеркнул:

«Главная проблема – вопрос взаимодействия с другими родами войск. У нас нет этого опыта. К примеру, для операции может понадобиться задействовать 300 человек спецназа, танковую роту и пять истребителей».

«300 человек спецназа, танковая рота и пять истребителей» - такая головоломка способна поставить в тупик даже опытного офицера и командующего. Ведь это аксиома, что на поле боя лучше всего действуют части, обладающие высоким уровнем боевого слаживания. А если некая боевая группа формируется для выполнения разовой задачи из «подручного материала», то каким образом добиться ее образцового взаимодействия в бою? Словом, работа по приведению ССО в подлинно боеготовое состояние предстоит большая. И нельзя исключать, что по ходу дела новый род войск будет претерпевать различные организационно-структурные изменения. Остается надеяться, что «доводка» российских Сил специальных операций произойдет раньше, чем возникнет необходимость их применения. 

Артем Ивановский

Источник - http://www.stoletie.ru

Социальные сети