Рукопашная схватка у Чимтаны или Кто первым встал, того и тапочки

Автор: Щенников Владимир Рубрики: Афганистан Опубликовано: 22-11-2009

2 мсб 149-гогвардейского мсп относился к разряду так называемых «рейдовых» батальонов на всем протяжении своего присутствия на территории ДРА. Имея место постоянной дислокации в Кундузе, 2 мсб беспрерывно участвовал в боевых действиях, причем, далеко не только в зоне своей ответственности. Вехи боевого пути нашего батальона растянулись от восточных районов Бадахшана (Бахарак, Ишкашим) на северо-востокедо реки Герируд на северо-западе. От Асмара у Пакистанской границы на реке Кунар одноименной провинции на востоке, до Иранской границы в провинции Герат на западе. От вдоль и поперек исхоженных провинций Тахар, Балх, Джузджан, Фарьяб, Кундуз, Бадахшан, Саманган на севере до южных провинций Заболь, Гильменд, Пактия. Второй батальон участвовал практически во всех Панджшерских операциях, в Кунарской операции 1985года. Ходили на Хост, участвовали в известной операции «Магистраль». Бывали в зеленке Чарикарской долины. Облазили все окрестности Саланга. Участвовали в Мармольских операциях. Нахрин, Ишкамыш, Сеид, Бурка, Кучи, Карабатур, Алихейль, Хисарак, Базарак, Мохаджир, Бахарак, окрестности Кишима и Файзабада помнят смелость и отвагу наших бойцов. Наш батальон также участвовал в боевых действиях в провинциях Газни, Нангархар, Парван, Лагман, Вардак, Баглан, Пактика, Логар. За 9 лет в Афганистане путь был пройден немалый. Немного в 40-йармии было батальонов с такой или более богатой географией и биографией боевых действий. Чтобы описать все эти события, понадобился бы не один энциклопедический том. Здесь же вашему вниманию предлагается не самый результативный, не самый тяжелый, но достаточно необычный и запоминающийся бой из жизни нашего батальона. Дело было в последних числах апреля 1984 года.

Появились разведданные из достаточно надежного источника о месторасположении банды, которая создавала большие проблемы. Своими силами была разработана хитроумная операция по уничтожению зарвавшихся моджахедов. Для наживки запустили дезинформацию о прохождении колонны с продовольствием и ГСМ. При этом «маршрут следования» проходил через весьма удобное для засады место в зеленке. Убедились, что деза дошла до «клиента» и была принята за чистую монету. Естественно, ложная колонна, обозначив выдвижение, через указанное место не пошла бы. Нашей задачей было вычислить маршрут и время выдвижения банды на засаду и «радушно» встретить её, перехватив на марше. Самой большой сложностью было незаметно выдвинуться и занять необходимую позицию так, чтобы многочисленные басмотские соглядатаи и доносчики не сорвали наши планы. Ведь местность находилась под контролем банды и без ведома «духов» здесь даже осел чихнуть не смог бы. Чтобы минимизировать возможность нашего досрочного обнаружения, надо было занять позиции перед самым прохождением банды. С этой задачей нам помогли справиться наши кундузские вертолетчики. Летуны были опытные. В Афгане служили по второму сроку или, вернее сказать, залету.

Накануне нашей высадки они вылетали в другой район и обозначали «ложную», сделав несколько заходов для верности, чтобы духи поверили, что мы пошли за другими и у них развязаны руки для своего чёрного дела.

Мы вылетели затемно в сторону ложной высадки, проведенной накануне. Летели низко, над самыми вершинами деревьев в «зелёнке». Пройдя над ложным районом, сделали ход конем и направились к месту реальной высадки, обозначая возвращение на базу. Так как летели очень низко, а местом высадки была небольшая плешка в зарослях зеленки, то, проходя над ней, вертушки чуток снизившись, замедляли скорость, вытряхивая нас на ходу. Высаженные таким образом, мы веером разбегались под сень растительности. Нашу роту высадили первой. Тут же заняли круговую оборону, обеспечивая высадку остальным силам батальона. Перед вылетом тщательно, как перед каждой засадой, проверили, чтобы снаряжение было грамотно подогнано, чтобы ни у кого ничего не гремело и прочее. Например, пулеметные ленты для ПК при укладке в коробки перекладывали ватой, «как доктор прописал».

Тем, у кого не было, сшили самопальные жилеты для магазинов. В общем, все былопо-взрослому. Уж очень хотелось прищучить банду, которая специализировалась на колоннах и попила много крови. Светало. Значительная часть нашего выдвижения на засаду проходила по оврагу. Кстати сказать, местность была испещрена многочисленными оврагами, сухими руслами, ручьями и канавами. Дело было в междуречье. Всего в нескольких километрах на северо-западот нас река Ханабад впадала в реку Кундуз. Бассейны этих рек объединялись и пересекались как раз в районе нашего местонахождения. Повсюду вокруг нас мелкие овраги и овражки объединялись в более крупные. Овраг, по которому мы двигались, тоже не был исключением. Понимая, что находимся в вотчине душманов, передвигались скрытно и бесшумно. По этому поводу все были тщательно проинструктированы. Банда же, находясь на своей территории и не подозревая о нашем присутствии, вела себя более нагло и развязно, забыв об осторожности. Это и погубило её. В тишине рассвета мы услышали шум передвижения душманов задолго до того, как они подошли к нам вплотную. Звуки разговора, бряцание оружия и даже смех отчетливо доносились до нас со стороны, откуда они приближались. Как уже упоминалось, наша рота, будучи в ГПЗ (головной походной засаде — прим. ред.), передвигалась, соблюдая все меры предосторожности, и на момент, когда банда обнаружила себя, наш БРД (боевой разведдозор) обследовал более крупный овраг и местность к нему прилегающую. Стало ясно, что басмачи приближаются к нам по соседнему оврагу и в скором времени подойдут к месту соединения их оврага и нашего. Времени на раздумья не оставалось, изготовились к бою.

Здесь следует пояснить, что наш и соседний овраги последние 80–90 метров перед соединением проходили очень близко друг от друга. Расстояние между ними на этом участке колебалось от 15 до 40 метров. Очень комфортно для броска гранаты. Чем и воспользовалась наша рота. Когда «голова» банды втянулась в объединенный овраг на 15–20 метров, по отмашке командиров, вся рота выполнила команду «Гранатами огонь». Метнув по три гранаты, в основномФ-1, выскочили в атаку. Среди духов царили хаос и паника. Всё произошло для них настолько внезапно, что никто не мог ничего понять. Шли, мило беседуя, совершая «утренний моцион», предвкушая легкую добычу и возможность поживиться. Вдруг: разрывы, разрывы, разрывы, которые уничтожали и калечили. Рой осколков, дым, пыль, кровь. Сразу десятки убитых и раненых. Что происходит? Ведь так не бывает и не должно быть! Не успели рассеяться дым и пыль, как словноиз-подземли выросла стена из шурави, которые быстро приближались. С перекошенными лицами и орущими ртами, держа наперевес оружие, которое извергало огонь и смерть. «Что делать? Куда бежать? Куда прятаться? Эх, если бы можно было провалиться сквозь землю», — крутилось в ошалевших головах. Приблизительно так это выглядело со стороны моджахедов.

Появись вместо нас инопланетяне из приземлившейся у них на глазах летающей тарелки или стая чертей, произведенный ими эффект был бы куда меньше. Паника была невообразимой: кто падал на землю, закрывая голову руками; кто, стоя на коленях, тянул руки к небу; кто ползал на четвереньках; кто, пробежав несколько метров в одном направлении, разворачивался и бежал в другом; кто хватался за оружие; кто вытягивал его перед собой, словно пытаясь за ним спрятаться или прикрыться.

Конечно, были и те, кто оказывал беспорядочное сопротивление: бросались в рукопашную, отстреливались, но не прицельно, а как бы пытаясь отмахнуться.

Нам же казалось, что время словно остановилось или, по крайней мере, значительно замедлилось. Духи двигались, как при замедленной съемке, плавно шевеля конечностями и чем-тонапоминая огромную кучу раков в корзине, которая долго стояла на солнцепёке. Всё вокруг, что было привычно, известно и понятно, вдруг изменилось настолько, будто мы попали в другое измерение. Зрение стало таким объемным, как будто можно было видеть все, что творится вокруг тебя чуть ли не на 360 градусов, причем одновременно и не поворачивая головы. Видно было (а может,каким-тообразом известно), кто бежит сзади тебя, что творится по бокам, с обеих сторон одновременно, и даже, как бы это было ни удивительно, что находится за спиной и на спине духа, находящегося или возникшего перед тобой. Это все можно было бы видеть, если в это время находиться над самим собой в полете на небольшой высоте. Но ракурсзрения-тобыл другим, не сверху. Предметы и люди вокругкак-тоотличались от повседневных разве своей геометрией, а именно — чуть изменившимися пропорциями и углами соединения составных частей. Появилась способность слышать избирательно — именно те звуки, которые несли необходимую информацию, выделять их из невообразимой звуковой какофонии боя. Даже цвета и запахи стали другими. Более насыщенными и богатыми множеством оттенков. Причем цвета не более яркие, а именно насыщенные, с какой-тодругой структурной составляющей. Также и структура поверхности многих предметов, стала более зернистой: шероховатой, чешуйчатой, пупырчатой, ребристойи т. д., в зависимости от материала, из которого состояла. В описываемом состоянии значительно вырастали физические возможности: сила, скорость, гибкость, координация, чувство расстояния, скорость принятия решенийи т. д.и т. п.Грубо говоря и несколько утрируя, но чтобы было понятно: ты обежал всё вокруг, там поприседал, там на одной ноге поскакал, там покувыркался, тутупал-отжался, вернулся туда, откуда выбегал, а тот, кто там с тобой стоял, за промежуток времени твоего отсутствия моргнул разок, от силы дважды, даже не заметив твоего временного отсутствия. По воспоминаниям в такое состояние тогда попали многие из нас. Разница при обсуждении данной темы заключалась в том, что одни, сами того не желая, вошли в более глубокую стадию этого состояния, другие в более легкую, поверхностную. К примеру, как разные стадии гипноза. Опять же, долго — применяя наши временные параметры — в этом состоянии находиться вряд ли возможно. Активная фаза измеряется секундами, реже минутами. Может накатывать волнами —прилив-отлив — в зависимости от ситуации. Вот такие видимые и ощущаемые метаморфозы произошли вокруг многих из нас всего за несколько мгновений, если измерять в единицах привычного нам времени. Не приведи Бог встретиться с противником, находящимся в таком трансе, когда ты — обычный человек. Шансов не будет. Судя по всему, к такому умозаключению пришел и наш противник в первые же секунды, возможно, даже на подсознательном уровне. Мало приятного — воевать не с людьми, а с киборгамикакими-то.

В экстремальной ситуации включились неизученные и неведомые человеческие способности и возможности. Кто испытывал подобное, без труда поймет меня. Описать же подобное состояние, всё многообразие ощущений и зрительных восприятий очень сложно, а, скорее, в полной мере и невозможно, так как запас смыслового значения слов, употребляемых нами в обычной жизни, весьма ограничен. Но не для нашей жизни, а именно для описываемого состояния, когда смысл не в словах, а в ощущениях и образах.

Черезкакие-тодостаточно небольшие секунды те члены банды, которые не остались в овраге на том месте, где их застал бой — убитыми, ранеными, сдавшимися в плен, впавшими в прострацию — воспользовавшись царившей неразберихой и столпотворением, бросились врассыпную куда глаза глядят. В азарте боя за ними кинулись наши бойцы. Вот уж поистине, всё смешалось на поле боя. Можно было видеть, как за группой духов бежит несколько наших. За ними опять духи, которые даже не видят или не понимают, за кем бегут, потом опять наши. Да, братцы, РУКОПАШНАЯ — это, скажу я вам, не фунт изюма, а скорее даже, если, конечно, слоями пошла, сельдь под шубой: разноцветная, многослойная, разной консистенции. Да и пахнет не всегда приятно. А потом не всегда поймешь, кто кого гоняет и за кем будет заключительное слово. В общем, острое национальное блюдо. К тому же, исторически сложившееся. Так что, как водится, набегались и настрелялись досыта. Очень немногим представителям наших оппонентов удалось уйти не в мир иной. Десятка не наберется. По нашим данным, бачей 7–8 от силы. А банда была не хилая, не менее двухсот басмаческих единиц. И до сей встречи с нами имела статус неуловимой, крайне дерзкой и везучей. Но фортуна, как известно, женщина капризная. Посему — не всё коту масленица, бывает и постный день.

Из врезавшихся в память эпизодов этого боя стоит упомянуть, как Нурик Алибаев, впоследствии геройски погибший в Кунаре, а тогда ещё молодой, неопытный боец, сошёлся в рукопашной со здоровеннейшим духом. Нелегко пришлось Нуритдину не в своей весовой категории. Поискав, но не найдя из последних сил более весомых аргументов, наш Нурик, почти задохнувшись под тяжестью духовского исполина, изловчился и перегрыз оному глотку, причем окончательно и бесповоротно лишившись сил. Так что, услышав не то слабое рычание, не то сдавленный хрип, по окончании активной фазы боестолкновения бойцы перевернули тело погибшего великана и извлеклииз-поднего полузадохнувшегося, липкого и мокрого от чужой крови Нуритдина. Немного отдышавшись, Нурик, в то время ещё не твёрдо владея русским языком, произнес фразу, несколько перекликавшуюся с фразой аксакалов из фильма «Белое солнце пустыни»: «Что не слышите, давно здесь лежу!» За что тут же получил закрепившееся за ним прозвище Бобо, что означает дедушка. Прозвище оказалось кстати, так как Нуритдин был на редкость мудрым и рассудительным. Всегда держался с достоинством. Воевал умело и со смекалкой. В роте имел заслуженный авторитет.

В другом эпизоде Василий Иванов срезал с пояса очередью из автомата китайца, выросшего, словноиз-подземли и целящегося в нашего комбата из гранатомета с расстояния 40 метров. Потом он же в пылу погони за духами заметил, как группа из пяти душманов юркнула в одно из ответвлений оврага. Василий за ними. За ним, чтобы прикрыть, ещё один Василий, но по фамилии Ткачук и с пулеметом ПК. Об особом применении этого грозного оружия в описываемом бою хочется сказать отдельно. Пулеметы, выручающие нас не раз в различных сложных ситуациях в боевой обстановке, в рукопашной при непосредственном контакте с противником, как говорится, нос к носу, оказались почти бесполезными в качестве огнестрельного оружия. В данных условиях их огневая мощь могла нанести нам не меньший урон так называемым «дружественным огнем», чем противнику. Пулеметчики, боясь зацепить своих, вынуждены были прекратить огонь и использовали свое убойное оружие в качестве неслабых дубин. Благо, парни были в основном крепкие и здоровья махать таким «дубьем» хватало.

Вернемся к Иванову. Наш Вася, стреляя на бегу из автомата, забил троих из пытающихся скрыться духов. Убегая, душманы, конечно отстреливались, но не убедительно, не прицельно. Далее, на его глазах двое оставшихся беглецов пытаются заскочить за куст у стенки оврага, чтобы притаиться за ним. Как потом выяснилось, за кустом была небольшая пещерка — вымоина. Так вот, в тот момент, когда первый уже нырнул за куст, а второй пытается последовать примеру товарища, набегает Иванов.

Второй душман, разворачиваясь, давит на спуск автомата, но не успевает довернуть оружие на нужный угол, ведь у Васи выигрышное положение — ему разворачиваться не надо и выстрелил он первым. Очередь, выпущенная душманом, не достигает цели, а сам он падает, сраженный Василием.

Поняв, что не отсидеться,из-закуста встает, вскидывая бур, спрятавшийся дух. Вася, находясь в положении изготовившегося к стрельбе, давит на спуск, но его безотказный автомат молчит — магазин пуст. В это время басмач продолжает вскидывать бур. Это описывать долго, а происходит-товсё в доли секунды. Вся ситуация происходит на глазах Ткачука Василия, который приближается, пытаясь помочь тезке, но стрелять из своего ПК не может, так как товарищ на линии огня. Вот уж когда нет ни мгновения — ни оценить, ни понять, ни подумать. Момент истины. Разве что остановить время на какой-топромежуток, чтобы успетьчто-тосделать.

Вася успел бросить автомат в душмана и попал срезом ствола в переносицу врагу. То есть, в мгновение, в которое он нажал на спуск и выстрела не последовало, тут же произошел бросок автомата. Моджахед, не успев выстрелить, бросает бур и хватается за разбитую голову. В этот момент, как коршун, держа в замахе пулемет, налетает Ткачук и с разбега со всего маха обрушивает свою импровизированную дубину на голову невезучего душмана, забивая его. А ведь все могло сложитьсяпо-другому.

В момент, когда Ткачук Василий добивал вывалившегосяиз-зазлополучного куста басмача, подскакивает третий Василий по фамилии Сорока, тоже с ПК и… дает пулеметную очередь в куст. Первые два Василия хотели возмутиться неразумными действиями тезки, но так и замерли, вытаращив глаза и пооткрывав рты. Потому что, всем троим на удивление,из-за«волшебного» куста вывалился третий «клиент», в богатой чалме и с никелированным маузером в руке.

Сорока, икнув, произнес: «А це шо за дэтина? Побачте!Н. э., цэн. э. минтайпо-ляхски. Я вам кажу! Цэ Облеман Коти!». Так оно и вышло. Детина, «Облеман Коти», как назвал его Василий Сорока, оказался главарем разгромленной нами банды. На что указали плененные нами его соратники. Убежав раньше других, он схоронился за поистине «роковым» кустом в пещерке и, возможно, благополучно бы отсиделся. Но оказалось — не судьба. «Картину маслом» испортили подчиненные, решившие составить компанию шефу, сами, судя по всему, об этом не подозревая. А тут ещё Сорока подскочил обиженный, что всех завалили — ему никого не оставили. Но вышло, что не всех. Приберегла судьба сюрприз.

Вот такие факиры и фокусники служили с нами. Одна троица Василиев чего стоит. Каждый достоин, чтобы о нем отдельную книгу написали. Особенно Иванов. Ну, а пока книг никто не пишет, обойдемся хотя бы добрыми словами о наших боевых друзьях. У Васи Иванова было прозвище Ванька (производное от фамилии). Что весьма символично. Ведь именно «пехотный Ваня» своим терпением, мужеством, неприхотливостью и смекалкой вынес все самые тяжелые моменты всех войн, которые вела Россия. «Пехотный Ваня» первым и по праву расписался на Рейхстаге. И это помнят, что бы ни говорили политики и главнокомандующие всех ведущих стран мира. Так и наш Вася Иванов своей службой всегда подтверждал самые лучшие эпитеты, сказанные о пехотном «Ваньке».

А вы говорите: «Тупорылая пехота!»

Только на месте рукопашной схватки насчитали более120-тимоджахедов убитыми, остальные их погибшие собратья встретили смерть в радиусе 300 метров от места первоначальной стычки. Примерно двадцати духам удалось сдаться в плен, что, прямо скажем, при таком накале страстей было непростой задачей. Но у каждого своя судьба. В состав банды входили китайские и арабские наемники и инструкторы. Банда была вооружена большим количеством гранатометов, пулеметов и снайперских винтовок. Непосредственно в бою было взято более двухсот единиц огнестрельного оружия. Справедливости ради надо отметить, что разведка у душманов была организована на очень высоком уровне, и нам очень повезло, что всё сложилось именно таким образом. Среди бумаг, найденных у главаря банды, было много тех, которые содержали секретную информацию о наших войсках. Графики и маршруты движения наших колонн, позывные, основные и запасные частоты радиосвязи. Таблица с тактико-техническимиданными нашего вооружения и техникии т. д.и т. п.Но, как говорят, своя рубашка ближе к телу. Поэтому нас больше всего потрясла информация о нашем батальоне. Она содержала довольно свежие данные: должности, звания, фамилии и имена почти всех офицеров батальона, их позывные. Суммы денежных вознаграждений за голову каждого. Точно такая же информация содержалась на офицеров разведроты нашего полка и на офицеров дивизионного разведбата. При этом все три упомянутых подразделения были выделены в категорию особо опасных и имелась строгая рекомендация — услышав наши позывные, соблюдать крайнюю осторожность.

Вот такой авторитет у моджахедов имели наши подразделения в своей зоне ответственности.

Что подтвердил случай, произошедший несколько позже. Суть дела была в следующем: часть подразделений 1 мсб нашего полка попала в сложную ситуацию на участкеХанабад-Талукан. Зажали наших мужиков довольно плотно. Противник имел и численное и позиционное превосходство. Спас ситуацию командир взвода гв. ст.л-нтКарим Алимов, проявив недюжинные способности дипломата. Используя личное знание узбекского и таджикского языков, Карим, прикрывшись несколькими аксакалами, пошёл на переговоры с главарями моджахедов. Признав свое сложное положение, Карим заявил, что наши солдаты и офицеры будут биться до последней капли крови и если не будет другого выхода, то геройски погибнут все, стараясь убить как можно больше душманов. «А что будет потом, вы подумали?» — спросил гв. ст.л-нтАлимов у главарей моджахедов. Те понятное дело, ухмыльнулись и стали отпускать в адрес командира взвода различные колкости, по поводу того, чем он сможет им навредить после того, как они ему отрежут голову и некоторые другие части тела. Карим дал им насладиться чувством превосходства в сложившейся ситуации и твердо сказал: «Мертвый не сможет навредить или отомстить живому. За мертвых мстят живые. Вы это сами знаете. За нас есть, кому отомстить, если мы погибнем. Придут наши друзья, наши братья. „Блеск“ придет, „Рулет“ придет, „Банан“ придет, „Ампула“ придет. Вы знаете, о ком я говорю. От них вы не сможете спрятаться, если они будут искать именно вас. Они найдут и убьют каждого из вас. Они шутить с вами не будут. Кто тогда будет смеяться? Подумайте!» Приблизительно такими словами, гвардии старший лейтенант высказал свою мысль, делая особый упор на позывные рот нашего батальона и позывной разведроты нашего полка. В успехе своей миссии Карим не был уверен, но хватался за соломинку, которую ему подкинуло подсознание. Старшие духиподумали-подумали, пораскинули мозгами и… дали первому батальону уйти без боя. Они поверили словам Карима, решив, что проблем у них хватает и незачем обзаводиться столькими новыми кровниками. Мы в это время участвовали в операции за пределами зоны нашей ответственности. Вернувшись и узнав о произошедшем, мы были крайне удивлены и смущены. Но Карим — умница, как ему в голову пришло такое учудить! Сколько жизней спас! Убедил и уболтал бородатых! Случай из серии, когда один в поле воин. Каких только чудес на войне не бывает! Вернемся к бою у Чимтаны. Тоже ведь ситуация не из ординарных. Многое в ней заставляет задуматься.

Это, конечно, далеко не единственный пример результативных операций без потерь с нашей стороны, но до такой сумасшедшей рукопашной больше не доходило. Вообще, рукопашная схватка — довольно редкое явление для Афганистана. В описанной схватке нос к носу столкнулись порядка 400 человек. Насколько мы знаем, противник старался избегать этого вида боя, подозревая, а может и понимая, что ствол в ствол, глаза в глаза у него не будет шансов одержать победу.

Тогда, чтобы удостовериться в истинности доложенных результатов операции и самому во всем разобраться, прилетал на место боя начальник штаба Туркестанского Военного Округагенерал-полковникКривошеев. Судя по его поведению, он был искренне поражен всем увиденным. Генерал Кривошеев приказал построить батальон и, пройдя вдоль строя, лично пожал руку каждому солдату, сержанту и офицеру, пообещав, что все принимавшие участие в этом бою будут награждены орденами и медалями. Но не это обещание окрыляло и переполняло радостью и гордостью наши души и сердца, а то, что мы бились плечом к плечу, не на жизнь, а на смерть, защищая и прикрывая друг друга, и все остались живы и здоровы. Противник тогда не выдержал энергетики нашего напора и дрогнул. Потому что у них каждый сражался сам за себя, а у нас каждый за всех и все за каждого. У моджахедов началась настоящая паника и они бросились врассыпную, беспорядочно отстреливаясь. Ими владела одна мысль — убежать. То, что мы не потеряли ни одного человека, было большим чудом и без Божьего провидения здесь не обошлось. Главным отличием почти всех наших самых успешных операций было то, что командовали нами наши непосредственные начальники. Вторым немаловажным условием, было то, что мы не посвящали в свои планы дружественную афганскую армию и госбезопасность. В этих случаях исключалась утечка информации о месте и времени проведения операции. В противном случае, о том, куда мы идем, знали даже маленькие дети из соседних кишлаков.

Социальные сети