Зарубежные аналитики: хватит ли русским денег на войну и оборону?

Рубрики: Россия/СНГ Опубликовано: 30-11-2016

«Страшный график» 

В начале октября 2016 года на сайте Комитета по бюджету и налогам Госдумы был опубликован документ Минфина «Основные направления бюджетной политики на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». К концу месяца на этот документ обратили внимание и в британском военно-аналитическом центре IHS Jane's, где подсчитали, что военный бюджет России заметно сократится в ближайшие годы.

К 25 ноября Джеймс Магг, исследователь из Австралийского института стратегической политики, на основании данных IHS Jane's, прогнозов Международного валютного фонда и данных Военной разведки Австралии составил график расходов на оборону России за последние 10 лет и дал прогноз на ближайшие годы.

График произвел впечатление, и американское издание The National Interest даже назвало его «графиком, которого должны бояться российские военные». 

В принципе, данные Джеймса Магга мало чем отличаются от данных российского Минфина и не являются откровением.

Официальные цифры в докладе Минфина России таковы: в 2016 году доля расходов на оборону должна составить 4,7 процента ВВП, в 2018-м ожидается снижение до 3 процентов, в 2019-м — 2,9 процента. 

В ноябре Президент России Владимир Путин подписал закон о внесении изменений в федеральный бюджет на 2016 год, где закреплены расходы на национальную оборону в ожидаемом размере в 3,88 трлн рублей (23,7 процента от всех расходов бюджета страны). 

Причина популярности графика Магга проста — зарубежные аналитики используют его как наглядную иллюстрацию плачевного состояния экономики России из-за введенных Западом санкций и падения цены на нефть. Расходы на оборону в России будут только сокращаться, а значит, не может быть и речи о каком-либо реальном противостоянии с Западом или подготовке к войне. Все громкие заявления российских официальных властей о военной мощи страны — лишь игрa на внутреннюю аудиторию.

Воевать или модернизировать

Главный вывод зарубежных аналитиков заключается в том, что России хотя бы из экономических соображений в ближайшее время придется выбирать между модернизацией своих вооруженных сил и проведением зарубежных военных кампаний.

Общие расходы России на кампанию в Сирии оцениваются в сумму до 3 млрд долларов. Россия тратит в Сирии до 8 млн долларов в день, а все страны Коалиции на борьбу с ИГ в Ираке и Сирии — до 12 млн долларов в день. По мнению зарубежных аналитиков, из-за столь высоких расходов только на одну сирийскую кампанию не будет никаких российских военных баз ни в Египте, ни во Вьетнаме, ни на Кубе, а России придется отдать предпочтение «маслу, а не пушкам». 

Отмечается, что даже в случае отказа от военно-инфраструктурной экспансии Россия из-за экономических проблем вряд ли сможет, как планировала ранее, в ближайшие годы укомплектовать даже собственные войска танками «Армата» (100 танков вместо 2300), позволить себе более 12 (вместо 52) самолетов Т-50 и быстро наладить производство морских газотурбинных установок, которыми оснащаются новые корабли ВМФ России и которые ранее закупались на Украине. 

Не все так плохо

Впрочем, есть и несколько «но», которые тоже принимаются во внимание за рубежом.

Во-первых, в ноябре Владимир Путин, утверждая изменения в федеральный бюджет, подтвердил, что размер секретных расходов в 2016 году будет максимальным в истории современной России и составит 3,66 трлн рублей (22,3 процента всех расходов бюджета). Из этой суммы на национальную оборону тратится до 70 процентов, то есть, практически военный бюджет страны почти вдвое превышает цифры, которыми оперируют зарубежные эксперты.

Во-вторых, кампания в Сирии принесла свои плоды и в виде роста интереса к российскому оружию. В июле 2016 года Владимир Путин говорил, что в 2015 году Россия продала оружия на 14,5 млрд долларов, а сумма портфеля военных заказов превышает 56 млрд долларов. 

Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI), занимающийся в том числе сбором данных по торговле оружием, правда, приводит другие цифры: на продаже оружия Россия заработала в 2015 году 10 млрд долларов. 

Но так или иначе, интерес к российскому оружию растет. С тем же Ираном, который может себе позволить тратить деньги после снятия санкций, обсуждаются сделки на сумму в 10 млрд долларов. Продажи за 2016 год ожидаются на уровне не ниже прошлого года.

То есть, доходы от продажи вооружений могут сделать расходы на кампанию в Сирии вполне приемлемыми для военного бюджета России. 

В-третьих, Россия практически ничего не импортирует из вооружений. Доля импорта составляет не больше 1 процента, да и то она приходилась в основном на продукцию украинских предприятий, а сейчас производство данной продукции налаживается в России. То есть в плане вооружений Россия самодостаточная страна, и вся долларовая выручка от продаж своего оружия за рубеж идет ей в плюс. Более того, слабый рубль делает российское оружие более дешевым и, значит, более доступным на международном рынке, что приведет к дальнейшему росту продаж.

И, в-четвертых, нельзя исключать, что со сменой руководства в США и в ряде стран Европы Россия может надеяться на полное или частичное снятие санкций, а цена на нефть стабилизируется, что позволит поддерживать высокие военные расходы.

Так или иначе, как считают за рубежом, Москве предстоит тяжелый выбор, что делать со своим военным бюджетом: укреплять собственную оборону или расширять свое военно-геополитическое присутствие в мире.

Илья Плеханов

Социальные сети