Особенности бурения в африканской пустыне

Рубрики: Африка Опубликовано: 25-09-2014

Когда платформа Atwood Achiever начнёт в этом году поиски нефти у побережья Западной Сахары, она будет не только изучать геологические формации, но и погрузится в 40-летний конфликт в стране, которую иногда называют последней колонией на континенте.

Западная Сахара, безводная и малонаселённая полоска земли, была оккупирована Марокко в 1975 году, после того как Испания ушла из своей бывшей колонии, пишет Financial Times.

С тех пор коренная народность - сахарцы - ведёт борьбу за независимость, нередко прибегая к насилию, а ООН пытается добиться мирного урегулирования. Масштабные геологоразведочные операции, которые могут повлиять на буровые работы в других спорных регионах, таких как иракский Курдистан и Сомалиленд, дают новый толчок борьбе за будущее Западной Сахары.

- Если там найдут нефть, всё перевернется с ног на голову, - говорит Эрик Хейген из неправительственной организации Western Sahara Resource Watch, выступающей против начала бурения.

Судно Atwood Achiever будет вести буровые работы по заказу компаний Kosmos Energy и Cairn Energy, а также государственной нефтяной компании Марокко. Французская Total запланировала эти работы на будущий год, и многие внимательно следят за развитием ситуации. Бурение на блоке Cap Boujdour вызывает неоднозначную реакцию: противники говорят, что оно противозаконно. Причиной является сложный статус Западной Сахары, которая является единственной в мире территорией, где нет ни самоуправления, ни внешней власти, осуществляющей административные функции.

В центре дебатов – постановление, принятое ООН в 2002 году, которое гласит, что бурение на территории считается законным, если осуществляется "для блага людей", населяющих эту территорию. Однако далее в документе говорится, что, если дальнейшая нефтеразведка "осуществляется без учёта интересов и желаний населения Западной Сахары, это будет нарушением международного права".

Однако в декларации не говорится, каким образом компании будут консультироваться с населением, и означает ли это, что Рабат намерен вести переговоры с самопровозглашённым правительством территории, называющей себя Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР), которое находится в изгнании в Алжире.

Иностранные нефтяные компании, такие как американская Kerr-McGee, которые в прошлом пытались бурить в этом регионе, ушли, так и не начав работы, под давлением правозащитников и инвесторов. Теперь Kosmos и её партнёр, марокканская National Office for Hydrocarbons and Mines, в 2013 году подписали декларацию, в которой обещают "консультироваться с коренным населением и его представителями”, а в случае, если будет найдена нефть, “адекватно вознаградить их".

Примерно половина населения Западной Сахары живёт в лагерях, а некоторые семьи через 40 лет после начала конфликта по-прежнему обитают в палатках. По мнению некоторых экспертов, обнаружение нефти на шельфе может привести к урегулированию конфликта. Но до сих пор Рабат игнорировал САДР и правительство, находящееся в изгнании, и другие наблюдатели опасаются, что всё останется по-прежнему, поскольку Марокко не допускает создание политических структур, представляющих интересы сахарцев.

Kosmos, которая прославилась в 2007 году, когда она нашла нефть в Гане, что не удалось другим компаниям, утверждает, что бурение укладывается в рамки постановления ООН. Однако правительство САДР с этим не согласно и заявляет, что нефтеразведка является предлогом, оправдывающим дальнейшую оккупацию Западной Сахары.

Хотя СМИ в последние годы уделяют мало внимания Западной Сахаре, это не означает ослабление конфликта. До 1991 года движение борцов за независимость Polisario вело партизанскую войну против Марокко, а затем подписанное при посредничестве ООН соглашение о прекращении огня открыло двери для референдума о судьбе территории. Однако плебисцит так и не был проведён из-за разногласий по поводу того, кто имеет право голоса. После аннексии территории Рабат наводнил Западную Сахару поселенцами, численность которых в настоящее время, возможно, превосходит численность коренного населения. Дипломаты полагают, что единственной надеждой являются прямые переговоры между Рабатом и Polisario. Однако ни одна из сторон не склонна к компромиссам, а бурение сделало позицию Марокко ещё жёстче.

Для Марокко, которая импортирует нефть, открытие нового месторождения стало бы ключом к экономическому развитию. Министр нефтяной промышленности страны Абделькадер Амара в этом году говорил, что страна близка к осуществлению своей мечты о превращении в производителя нефти.

- Мы находимся в нескольких метрах от финишной ленточки в нефтяной гонке, сказал он.

Источник - http://www.nefttrans.ru

Социальные сети