Сквозь песчаную бурю. Экономические связи России с Северной Африкой

Автор: Касаев Эльдар Рубрики: Россия/СНГ, Африка, Ближний Восток Опубликовано: 12-03-2014

Политические события в Египте и Сирии отодвинули на задний план экономические проблемы стран Ближнего Востока и Северной Африки, причем как внутренние, так и внешние. Говоря о последних, стоит особо выделить спад торговых и финансовых отношений некоторых арабских государств с Россией — их давним партнером. Каково сегодня состояние хозяйственных связей стран Северной Африки с нашим государством? Есть ли перспективы у этого взаимодействия?

*

Египет 

Вполне логично, что после смены режима в Египте в 2011 году произошли серьезные изменения в расстановке политических сил внутри страны. Как следствие, в связи с дестабилизацией государственного управления в Египте и ростом политических рисков российские участники внешнеэкономической деятельности минимизировали свою активность на египетском рынке.

Тем не менее двусторонний товарооборот за последние два года увеличился почти на 70%, достигнув в 2012 году 3,5 млрд. долларов.

Стоит напомнить, что до начала беспорядков в Каире Россия занимала 6-е место среди внешнеторговых партнеров Египта. В свою очередь, Египет занимал 34-е место среди внешнеторговых партнеров России, в том числе 29-е по экспорту и 63-е по импорту.

В Египте официально зарегистрировано более 250 предприятий с участием российского капитала, из которых около 90% приходится на мелкий и средний бизнес. Кроме того, крупные компании («Лукойл», «Новатэк», «Вертекс» и некоторые другие) инвестировали значительные средства в разведку и добычу углеводородов, золота и иных полезных ископаемых на территории Египта. «Новатэк», например, намерен провести геологоразведку на потенциально газовом оффшорном блоке Эль-Ариш, расположенном на шельфе Средиземного моря. Инвестиционные обязательства — 40 млн. долларов.

Примечательно, что с доказанными запасами природного газа в 1,9 трлн. куб. м Египет способен укрепиться на международных рынках сбыта в качестве крупного экспортера сырья. И все же страна стремится развивать конкурентоспособное промышленное производство, ориентированное как на внутреннего потребителя, так и на внешний рынок. Во многом свои долгосрочные экономические планы Каир связывает с Москвой.

Стоит подчеркнуть, что в египетской Генеральной организации инвестиций и свободных зон была зарегистрирована 21 компания с уставным капиталом 12,6 млн. долларов, из которых 7,4 млн. внесены российскими инвесторами. Инвестиционная стоимость российско-египетских проектов на территории Египта составляла 54 млн. долларов, из которых около трети пришлось на туризм.

У российских граждан есть интерес к приобретению объектов туристической инфраструктуры: ресторанов, дайвинг-центров, гостиниц, вилл и квартир в курортных зонах. В Шарм-эль-Шейхе был открыт ресторан российской кухни, в Дахабе функционирует целый комплекс (кэмпинг, ресторан и дайвинг-центр), принадлежащий российским инвесторам. Работает российско-египетская риэлторская компания «Ред Си Истейт», оказывающая услуги по подбору объектов недвижимости для россиян и ее официальной регистрации.

Несколько лет назад российскому торговому представительству удалось достичь договоренности с египетской стороной по комплексу вопросов, возникших у отечественной компании «СМВ Инжиниринг» в связи с выполнением концессионных соглашений о добыче золота и ассоциированных металлов на территории Египта. Концессии оформлены Соглашением о разделе продукции между Арабской Республикой Египет, египетским Агентством по минеральным ресурсам и «СМВ Инжиниринг» (Закон Египта № 97 от 28 июня 2007 года), а также Соглашением о разделе продукции между Арабской Республикой Египет, египетским Агентством по минеральным ресурсам и «СМВ Инжиниринг» (Закон Египта № 94 от 28 июня 2007 года).

В соответствии с условиями этих соглашений, минимальная сумма инвестиций российской стороны на период геологоразведки составляет 6 млн. долларов по каждому участку. После начала добычи руды концессионер имеет возможность принимать в качестве ежегодно возмещаемых до 25% расходов, накопленных за период геологоразведки.

Размер роялти составляет 4% от общего количества добытых золота и ассоциированных минералов. Раздел продукции идет сразу после начала добычи руды. Добычу твердых полезных ископаемых (полиметаллические руды) на территории Египта намерена начать компания «Вертекс».

Помимо названных инвестиционных проектов, в перспективе, при благоприятных политических и экономических условиях, российское бизнес-сообщество планирует участвовать в строительстве атомной электростанции и поставке 14 тысяч трэкеров ГЛОНАСС для оснащения парка туристических автобусов. А также в производстве чистого кремния, панелей солнечных батарей, в создании вертолетной ремонтной базы и в некоторых других проектах на египетской территории.

В 2008 году Россия и Египет подписали межправительственное Соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. Заключение этого документа стало особенно актуальным после того, как министерство электроэнергетики Египта утвердило план по строительству атомных электростанций близ побережья Средиземного моря. Ожидалось, что первая станция будет введена в эксплуатацию в 2015–2016 годах. Стоимость проекта была оценена в 1,5 млрд. долларов.

Однако сегодня ситуация кардинальным образом поменялась. Во-первых, у политического руля Египта уже не стоит Х. Мубарак, который подписывал названное выше соглашение с Москвой, во-вторых, инвестиционный климат Египта серьезно ухудшился вследствие высоких политических рисков. Страна находится на пороге гражданской войны, которая добавит иностранным инвесторам еще больше сомнений в целесообразности проекта.

Как представляется, при нынешней политической ситуации не только полностью реализовать, но даже начать строительство атомных мощностей в Египте на российские средства будет крайне проблематично, а скорее, даже маловероятно. Россия уже «набила шишек» в Ливии, потеряв в 2011–2012 годах крупные финансовые ресурсы из-за смены власти в этом североафриканском государстве.

Учитывая нынешнюю обстановку в Египте, когда политический истеблишмент страны вынужден постепенно обеспечивать возвращение местной экономике былой мощи, России следует приложить усилия для того, чтобы выстроить действенный межгосударственный диалог с Каиром, который в итоге позитивно бы отразился на двусторонних торговых и инвестиционных связях.

Однако здесь нам не следует забывать о собственных дивидендах. Таковы уж правила игры на международном политическом поле: интересы своего государства выше планов и стратегий партнеров. Никакой благотворительности — во главу угла встают жесткий прагматизм и холодный расчет. Москве необходимо оперативно и действенно извлекать уроки из предыдущего опыта и продолжать трезво оценивать степень сегодняшних выгод и потерь при финансовых вливаниях в египетское хозяйство.

Существуют определенные препятствия на пути масштабного российско-египетского партнерства.

Во-первых, слабо развитая нормативно-правовая база Египта, которая бы обеспечивала гарантии иностранным инвесторам.

Во-вторых, в России до сих пор не завершено создание агентства развития, аналогичного существующим в других развитых странах. Через него могли бы реализовываться совместные гуманитарные программы, программы помощи и сотрудничества.

В-третьих, различные политические, экономические и правовые риски, с которыми могут столкнуться потенциальные российские инвесторы в Египте, вынуждают их тщательно анализировать целесообразность и привлекательность того или иного совместного проекта, прежде чем начать вкладывать в него средства.

Визит в Москву египетского президента М. Мурси (2013) стал своеобразной проверкой работы над ошибками, которую провели обе стороны. По итогам переговоров президент В. Путин заявил, что обе страны намерены диверсифицировать экономические связи, уделять внимание инвестиционному сотрудничеству, увеличивать встречные потоки капиталовложений в совместные проекты в сфере промышленности, энергетики и сельского хозяйства.

Однако сегодня экономические контакты двух стран не получили эффективной практической реализации, поскольку инвестиционная привлекательность Египта сильно понизилась из-за неспокойной политической обстановки. Особый урон понес туристический сектор, поскольку российские туристы опасаются ехать на отдых в курортные места Египта из-за возросших рисков. Как заявил министр туризма Египта Х. Заазуа, который в сентябре прошлого года посетил с рабочим визитом Москву, потери туристического сектора страны после свержения президента Х. Мубарака могут достичь 8–9 млрд. долларов до конца 2013 года.

Говоря о падении российского туристического потока после обострения ситуации в Египте минувшим летом, министр сообщил, что число туристов резко снизилось после публикации МИД России рекомендаций воздержаться от поездок в страну. Между тем в первой половине 2013 года поток россиян в Египет увеличился на 24% по сравнению с показателем за аналогичный период прошлого года. Однако после рекомендаций ряда государств воздержаться от поездок в Египет, сделанных своим гражданам в середине августа, поток туристов в течение одной лишь недели снизился более чем на 70% от всего потока туристов в страну. После официальных предостережений МИД России и Ростуризма, поток российских туристов сократился более чем на 90%.

При этом Х. Заазуа подчеркнул, что если Москва не отменит рекомендации туристам не ездить в Египет, то последствия для туристической отрасли будут катастрофическими. Стоит напомнить, что традиционно в Египет приезжает большое количество российских туристов. Пик пришелся на 2010 год, когда там побывали 2,8 млн. человек. Для сравнения: в 2012 году численность туристов из России составила 2,5 млн. человек.

Тем не менее, по словам египетского министра, это все еще весьма внушительный показатель. Чиновник призвал российскую сторону не продолжать закручивать гайки в этом направлении, а, напротив, немного ослабить, поскольку отсутствие российских туристов негативно влияет на инвестиции в туристическую отрасль, на занятость в ней и на доходы египтян. Х. Заазуа также сообщил, что ситуация в туристических местах Синайского полуострова, где располагается популярный курорт Шарм-эль-Шейх, абсолютно безопасна, несмотря на то что на севере полуострова проходят военные операции.

Со своей стороны отмечу, что ни МИД России, ни Ростуризм пока официально не отозвали сделанные ранее рекомендации российским гражданам воздержаться от поездок на египетскую территорию, что представляется вполне обоснованным. Разумнее лишний раз перестраховаться, поскольку «цена вопроса» крайне высока. В случае с отдыхом в Египте — это человеческая жизнь.

Следует обратить внимание на то, что до событий 2011 года стабильность египетской экономики обеспечивалась ее большей защищенностью от воздействия кризиса. Это было обусловлено тем, что хозяйство этого африканского государства во многом ориентировано на удовлетворение внутреннего спроса. Однако даже относительная стабильность не выдержала мощной силы внутриполитических «ураганов».

Таким образом, на современном этапе экономика Египта столкнулась с серьезными проблемами. Бедность широких слоев населения, низкая производительность труда, ограниченность земельных, водных и финансовых ресурсов делают крайне затруднительным решение сложных социально-экономических проблем как внутри страны, так и за ее пределами. Речь, прежде всего, идет о продолжении взаимовыгодного и тесного сотрудничества с традиционными торговыми партнерами, включая Россию.

Осенью 2013 года с рабочим визитом в Москву прибыл министр иностранных дел Египта Н. Фахми. Россия стала первой зарубежной страной, которую египтянин посетил после назначения летом прошлого года на пост главы внешнеполитического ведомства. По словам министра, его выбор был неслучайным, поскольку Москва очень важна для Каира, особенно в сферах взаимной торговли, обмена инвестициями и туризма.

Примечательно, что и ныне арестованный и отстраненный от власти М. Мурси, и только что севшие в министерские кресла египетские чиновники, делают на Россию большие ставки. Впрочем, так поступал и Х. Мубарак, регулярно наведывавшийся с официальными визитами в нашу страну. Это наглядно доказывает, что даже при смене египетской власти преемственность Каира во внешнеэкономических отношениях с Москвой пока сохраняется.

И вот почему.

С одной стороны, египтяне отлично помнят и ценят ту финансовую и технологическую помощь, которую оказывали их государству еще советские, а затем и российские специалисты.

Некоторое время назад, общаясь с авторитетным египетским исследователем, я слышал от собеседника лишь восторженные эпитеты в адрес российских профессионалов, ставивших на прочную опору экономику Египта. Исходя из этого можно предположить, что Каир до сих пор рассматривает Кремль как «старшего брата», способного помочь находящемуся в экономическом застое дружественному арабскому государству.

С другой стороны, нынешние власти Египта на самом деле могут быть далеки от той советской ностальгии и пророссийского пиетета, которыми, в частности, руководствовались Х. Мубарак и мой недавний египетский собеседник. Их мотивацией для выстраивания прочных финансовых отношений с нашим государством вполне может служить сугубо банальная и логичная причина — необходимость привлечь максимальный объем иностранных инвестиций на местный рынок. Россия в данном случае является лишь одним из игроков, за счет которого можно улучшить свое положение.

Заместитель министра иностранных дел, спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку М. Богданов не исключил того, что Египет может обратиться к Москве с просьбой об экономической помощи. Каир уже попросил ее у некоторых монархий Персидского залива: Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН опубликовала доклад, в котором говорится, что беспорядки и истощение валютных резервов в Египте создают серьезную угрозу продовольственной безопасности в государстве.

Как заявил М. Богданов, если от египетской стороны поступит обращение о соответствующей помощи, то наше руководство его рассмотрит. Причем речь шла не только о государственной, но и о частной поддержке. По словам заместителя министра, частные компании изучают условия предоставления такой помощи, с тем чтобы она использовалась эффективно и шла в русле развития двусторонних экономических связей.

 

Алжир

Алжир является первой арабской страной, с которой Россия подписала Декларацию о стратегическом партнерстве. За последние годы проведено несколько российско-алжирских встреч на высшем уровне.В ходе этих официальных переговоров было подтверждено намерение обеих стран расширять сотрудничество в геологоразведке и добыче газа на алжирской территории. Так, был подписан Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в газовой сфере и Меморандум о сотрудничестве в сфере энергетики между Министерством энергетики России и Министерством энергетики и шахт Алжира.

Алжир входит в число ведущих партнеров России, но приходится констатировать, что объемы внешней торговли и экономического взаимодействия в целом более чем скромны и не отражают коммерческого потенциала и уровня политических отношений руководства двух стран.

В 2013 году в Алжире состоялось 6-е заседание Смешанной межправительственной Российско-Алжирской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Стороны подробно обсудили конкретные проекты в сферах энергетики, торговли, финансов, геологии, образования, промышленности, водных ресурсов, строительства, сельского хозяйства, здравоохранения, информационно-коммуникационных технологий.

В ходе переговоров в очередной раз было решено обмениваться опытом и информацией по всей цепочке нефтегазовой промышленности в Алжире, России и на территории третьих государств. Последующее усиление политического диалога позволило увеличить качество деловых контактов: крупнейшие российские компании выразили намерение инвестировать солидные средства в углеводородный сектор стремительно набирающей обороты алжирской экономики.

Россия и Алжир готовятся заключить межправительственные соглашения по мирному использованию атомной энергии, сотрудничеству в мирном освоении космического пространства. На институциональном уровне также работает Межправительственная комиссия по военно-техническому взаимодействию.

Летом 2013 года в Москву прибыл министр иностранных дел Алжира М. Меделси, который был принят его российским коллегой С. Лавровым. Министры обсудили перспективы укрепления российско-алжирских отношений, включая ход реализации имеющихся договоренностей об активизации сотрудничества в торгово-экономической, энергетической, военно-технической сферах.

Алжир входит в тройку ведущих торговых партнеров России в Африке. По итогам 2012 года товарооборот между государствами приблизился к 3 млрд. долларов, что, по заявлению главы российского внешнеполитического ведомства, далеко не предел. Пути дальнейшей активизации и расширения экономического взаимодействия стороны видят в диверсификации хозяйственных связей.

Российские концерны «Газпром», «Роснефть», «Стройтрансгаз» участвуют в крупных проектах по разработке углеводородов в Алжире. Россия готова увеличивать свое присутствие на рынке этого североафриканского государства, активнее подключаться к реализации не только проектов в нефтегазовой сфере, но и других энергетических и крупных инфраструктурных программ.

«Газпром» давно работает в этом регионе. Сотрудничество с Алжиром началось восемь лет назад с подписания меморандума о взаимопонимании с алжирской государственной нефтегазовой корпорацией Sonatrach. В документе были определены основные направления взаимодействия в геологоразведке, добыче, транспортировке углеводородов, развитии газотранспортных и газораспределительных систем, а также обмене активами, переработке и реализации углеводородного сырья.

С 2008 года начало работу представительство «Газпрома» в Алжире. В этом же году компания «Газпром ЭП Интернэшнл Б. В.», выиграв тендер на разведку и разработку сырья на сухопутном участке Эль-Ассель, заключила контракт с Алжирским национальным агентством по развитию углеводородных ресурсов («Алнафт») и Sonatrach, который вступил в силу в 2009 году. В соответствии с условиями контракта, российская сторона является оператором. Ее доля в проекте составляет 49%, оставшийся 51% принадлежит алжирской Sonatrach.

В конце 2010 года по итогам бурения скважины Rhourde Sayah-2, глубина которой составила 4,4 тыс. м, на участке были открыты запасы углеводородов. Скважина дала дебит в размере 60 тыс. куб. м газа в сутки и 49,38 т нефти в сутки. Для «Газпрома» это стало первым открытием запасов углеводородов в Северной Африке.

В 2013 году в ходе испытаний поисковой скважины ZERN-1, пробуренной на территории участка Эль-Ассель, российские специалисты открыли новую газонефтеносную залежь. Из скважины, расположенной в геологическом бассейне Беркин на востоке алжирской части пустыни Сахара, были получены суточные притоки в объеме около 13 тыс. куб. м природного газа и до 82 куб. м нефти. Общая глубина скважины составляет 5,3 тыс. м. По предварительным оценкам, извлекаемые запасы «черного золота» на лицензионном участке Эль-Ассель, расположенном в нефтегазовом бассейне Беркин и состоящем из трех блоков общей площадью 3,25 тыс. кв. км, составляют около 30 млн. т.

Учитывая имеющийся позитивный опыт совместного сотрудничества, перспектива альянса между двумя основными поставщиками газа в ЕС весьма неплохая. Для этого «Газпром» предложил инвестировать миллиарды долларов в строительство газопровода протяженностью более 4 тыс. км для доставки «голубого топлива» через Сахару из дельты Нигера к терминалам на Средиземноморском побережье Алжира.

Сотрудничество России и Алжира, включая площадку Форума стран — экспортеров газа (ФСЭГ), помимо прочего, направлено на расширение присутствия Москвы в африканском Средиземноморье для выстраивания эффективного энергодиалога с ЕС. Для достижения этой цели летом 2013 года состоялись переговоры специального представителя президента России по взаимодействию с ФСЭГ, председателя совета директоров «Газпрома» В. Зубкова и чрезвычайного и полномочного посла Алжира в России С. Шерги. В ходе беседы достигнута договоренность о подготовке и проведении ответного рабочего визита В. Зубкова в Алжир.

Высокий уровень политических контактов двух стран позволяет извлечь из этого дивиденды не только «Газпрому», но и другим отечественным компаниям. Например, российский «Стройтрансгаз» стал победителем тендера на проектирование, поставку оборудования и сооружение северного участка очередной нитки нефтепровода. Магистраль пройдет от алжирского месторождения Хасси Мессауд к терминалу Арзев на Средиземноморском побережье. «Стройтрансгаз» выиграл этот проект в конкурентной борьбе с американской компанией Willbross, предложив алжирской стороне наиболее выгодные коммерческие условия — 79 млн. долларов. Условия Willbross — 98 млн. долларов.

Альянс «Роснефти» и «Стройтрансгаза» получил право на разведку, разработку и добычу углеводородов на территории блока 245-Юг (на юге Алжира недалеко от ливийской границы). Для реализации этого проекта было создано совместное предприятие «Роснефть-Стройтрансгаз Лимитед» (РН-СТГ). Затем между РН-СТГ и Sonatrach, выступающей от лица алжирского правительства, был подписан контракт на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) на освоение блока 245-Юг. По оценкам, извлекаемые запасы блока равняются 47 млн. т нефти, а общая стоимость проекта — 1,03 млрд. долларов.

«Стройтрансгаз» также победил в торгах на строительство газопровода Сугер — Хаджерет Эннус по международному проекту «Медгаз». Он предусматривает поставки алжирского газа в Испанию и другие европейские страны. Российский консорциум предложил более выгодные и технологически приемлемые условия по сравнению с фирмами из ОАЭ, Испании и Алжира.

«Лукойл» и «Союзнефтегаз» участвовали в аукционе на разработку новых алжирских месторождений по причине того, что «Лукойл» поставил задачу сосредоточить на Ближнем Востоке четверть своих международных проектов, и Алжир в этих планах занимает одно из центральных мест.

Примечательно, что «Лукойл», «Газпром» и Sonatrach заинтересованы в реализации совместных проектов по разработке углеводородных месторождений на территории России. В таких проектах могут участвовать не только государственные игроки, но и частные инвесторы. В Алжире за последние 10–15 лет сформировался слой крупных предпринимателей, стремящихся вкладывать финансовые средства за границу.

Таким образом, сегодня созданы хорошие условия для мощного присутствия России на алжирском рынке. Тем более что уровень восприятия отечественных компаний там остается высоким благодаря тесному двустороннему взаимодействию в прошлом.

Повышает инвестиционную привлекательность тот факт, что в геополитическом плане положение Алжира остается устойчивым из-за высокого авторитета страны и верного направления региональной энергетической дипломатии. Алжир органично «вписался» в современную систему международных отношений, поддерживая сбалансированные связи с основными мировыми центрами силы, включая Россию, и реализуя собственные инициативы на африканском направлении. Руководству страны удается проводить свою линию, не считаясь с амбициями других государств.

Весомым достижением является урегулирование проблемы внешней задолженности страны. Алжир сократил долговую нагрузку с 75% ВВП в 1995 году до 6% в 2010-м. Возросшие поступления в бюджет нефтедолларов обеспечили стране устойчивый профицит торгового баланса и увеличили золотовалютные резервы. Движущей силой устойчивости и динамичности нынешнего экономического положения Алжира является нефтегазовая отрасль. На экономическом направлении курс страны имеет отчетливый крен в сторону большей открытости и либерализации хозяйственной жизни.

Исходя из этого, а также текущих и прогнозируемых показателей развития хозяйства, экономические риски в Алжире оцениваются как умеренные и предсказуемые. Слабым звеном местной экономики является ее зависимость от мировой конъюнктуры нефтяных цен. Однако есть основания полагать, что правительство воспользуется дополнительными доходами от сырьевого сбыта для решения структурных проблем в экономике.

При работе на энергетическом рынке Алжира российский инвестор столкнется с проблемами практического характера, обусловленными бюрократической волокитой. Однако алжирское правительство осознает характер трудностей, испытываемых иностранными инвесторами, и обещает продолжать начатую либерализацию условий ведения бизнеса, ориентируясь на международный уровень. Наступать на одни и те же грабли алжирцам не хочется, ведь в декабре 2009 года из-за непривлекательных финансовых условий для иностранцев алжирским властям удалось продать только 3 из предложенных 10 лицензий.

Таким образом, стратегическая значимость алжирского рынка для России не оставляет никаких сомнений по причине множества совместных проектов в энергетической сфере. Москва заинтересована в продолжении тесного и выгодного партнерства с этой североафриканской страной, так как последняя действительно обладает экономическим весом и политическим авторитетом в регионе.

Хозяйственная ситуация в Алжире, особенно в его энергетическом комплексе, представляется вполне приемлемой для интенсификации двустороннего торгового и инвестиционного диалога. Алжир нуждается в зарубежных капиталовложениях, так как без них местной экономике приходится нелегко из-за частично нестабильной внутриполитической ситуации, вызванной борьбой за власть в государстве между различными местными элитами.

В Алжире пока еще действует правительственная программа инфраструктурного развития. В ее рамках российские компании имеют возможность получить подряды на строительство жилья, объектов социального назначения, гостиниц, плотин, систем очистки воды, станций опреснения морской воды, железных дорог, автодорог, объектов водопользования; электро- и газоснабжение; увеличение мощностей портов, аэропортов; обеспечение средств связи; охрану окружающей среды.

В Декларации о стратегическом партнерстве, подписанной на уровне глав обеих стран, с алжирской стороны проявляется серьезная заинтересованность в укреплении позиций российского бизнеса на местном рынке. И такая заинтересованность — главный итог развития наших связей с Алжиром.

Марокко

О современных российско-марокканских отношениях в научной литературе написано немного, однако это вовсе не позволяет считать вопрос недостойным подробного исследования.

Говоря о взаимной торговле, следует заметить, что с учетом территории и численности населения российский рынок является весьма перспективным для Марокко. Россия пока находится лишь в середине второго десятка внешнеторговых партнеров Марокко, а ее удельный вес во внешнеторговом обороте королевства составляет менее 1 процента.

Дело в том, что прочные торговые связи Марокко в основном направлены на Францию и Испанию, которые в силу исторических событий издавна занимали привилегированное положение на местном рынке. Доля США заметно уступает долям названных стран, но год от года она набирает обороты.

Из региональных партнеров Марокко стоит выделить Саудовскую Аравию, которая на протяжении нескольких лет поддерживает стабильный уровень товарооборота с африканским государством.

Доля Марокко во внешнеторговом обороте России составляет лишь 0,1 процента, что обусловлено статусом марокканского рынка в качестве периферийного с невысоким платежеспособным спросом.Несмотря на столь невысокие показатели, марокканский рынок вполне можно охарактеризовать как потенциально емкий и стабильный для нашего государства, особенно в сбыте и получении продовольствия, товаров легкой промышленности, а в перспективе — и фосфоросодержащей продукции.

Согласно таможенной статистике России, объем двусторонней торговли за период с января по июнь 2013 года составил 532 млн. долларов: российский экспорт в Марокко — 249 млн. долларов, российский импорт из Марокко — 283 млн. долларов.

По данным официальной марокканской статистики, ценовой объем российского экспорта в Марокко в первом полугодии 2013 года составил 987,2 млн. долларов, что примерно в 4 раза превышает объем российского экспорта, по статистике Федеральной таможенной службы России за указанный период. Объем двусторонней торговли за отчетный период составил, по официальным марокканским данным, около 1,1 млрд. долларов.

Отрицательное сальдо торгового баланса российско-марокканской торговли, по данным ФТС России, объясняется тем, что с января по июнь 2013 года объем поставок российской сырой нефти и нефтепродуктов в Марокко составил лишь 20% от объема поставок за аналогичный период 2012 года — 143 млн. долларов.

Тем не менее вследствие осуществления российскими нефтедобывающими компаниями экспортных операций через иностранных посредников объемы экспорта нефтепродукции в Марокко не в полном объеме учитываются статистикой ФТС России. По данным Управления валютного контроля Королевства Марокко, за отчетный период из России в Марокко было поставлено указанной продукции на сумму 734 млн. долларов, что незначительно превышает аналогичный показатель по итогам первой половины 2012 года — 718 млн. долларов.

Таким образом, сохраняется тенденция к росту поставок российской нефтепродукции в Марокко. Королевство продолжает оставаться крупнейшим импортером российской сырой нефти среди арабских стран.

Стоит отметить, что традиционно в первом квартале года реализуются наиболее значительные сезонные поставки марокканских фруктов и овощей в Россию (107 млн. долларов и 61 млн. долларов соответственно по итогам отчетного периода).

По данным ФТС России, за указанный период не осуществлялись поставки российской зерновой продукции в Марокко. Согласно статистике марокканского Управления валютного контроля, напротив, из России в королевство было поставлено 12 тыс. тонн пшеницы на сумму в 4 млн. долларов.

Несмотря на диверсификацию номенклатуры российского экспорта в Марокко (жиры и масла животного и растительного происхождения, игрушки и спортивный инвентарь, бумага и картон), основным товаром российского экспорта продолжают оставаться минеральное топливо, сырая нефть и нефтепродукты. Они составили 57,2 процента в общей структуре российских поставок в Марокко по итогам первой половины 2013 года.

Кроме того, Марокко является крупнейшим рынком экспорта российской серы. По данным компании «Газпром экспорт», ведущего российского экспортера этого минерала, около 60% экспортируемой российской серы поступает ежегодно на рынок Марокко. Причем объем экспортируемой из России в Марокко серы более чем в 5 раз превышает объемы экспорта на рынки других стран.

Королевство на протяжении десятилетий является крупным импортером российской металлопродукции. В Марокко традиционно поставляются черные металлы и изделия из черных металлов, медь и изделия из нее, а также алюминий и прочие изделия из недрагоценных металлов. По итогам периода с января по июнь 2013 года объем поставок российской металлопродукции в Марокко в денежном выражении составил, согласно статистике ФТС России, 889 тыс. долларов.

Примечательно, что вследствие осуществления российскими металлургическими комплексами экспортных операций через иностранных, преимущественно европейских, посредников, объемы экспорта в Марокко металлов и металлопродукции российского производства, наиболее значимых товарных групп железа и нелегированной стали не учитываются или учитываются не в полном объеме таможенной статистикой России.

Данные Управления валютного контроля Марокко учитывают поставки российской металлопродукции в первой половине 2013 года на сумму, значительно превышающую сумму, учтенную ФТС России, — 57 млн. долларов.

Из Марокко в Россию поставляются фрукты и овощи — 38% и 22% соответственно в общей структуре российского импорта по итогам периода с января по июнь 2013 года на сумму в 107 млн. долларов и 62 млн. долларов соответственно. Предметы одежды и обувь (25% на 72 млн. долларов), а также остатки и отходы пищевой промышленности (7% на 21 млн. долларов). Доля рыбы свежей и свежемороженой в российском импорте из Марокко составила за отчетный период 3% (8 млн. долларов).

Стоит заметить, что по итогам первого полугодия 2013 года объем поставок основных марокканских товаров в Россию сохранился на уровне аналогичных показателей 2012 года.

Опираясь на приведенную статистику общих объемов российско-марокканской торговли, а также основных товаров, следует констатировать сохраняющуюся тенденцию к стабильному росту объемов российского экспорта в Марокко.

Вслед за торговлей постепенно набирают ход двусторонние финансовые отношения. Здесь наблюдается картина, схожая с тенденциями во внешней торговле: основными инвесторами в экономику королевства являются те же европейские игроки. Отставание США от Франции и Испании не такое значительное, как в суммарных показателях импорта и экспорта. В частности, по итогам 2009 года доля американских капиталовложений в экономику королевства составила 11,8%, что лишь на 6,8% уступает показателю Испании.

Проявили себя и региональные игроки. Кувейту почти удалось сравняться с США и попасть в тройку основных инвесторов. Вложив почти 380 млн. долларов в 2009 году, эта монархия Персидского залива обеспечила себе 4-е место в списке. Замкнули пятерку лидеров Объединенные Арабские Эмираты, оставив позади крупные европейские державы.

Российские инвестиции, как и марокканские, находятся на крайне низком уровне, который, как представляется, не соответствует степени политического диалога между государствами. Чтобы привлечь внимание потенциальных российских инвесторов к Марокко, стоит охарактеризовать инвестиционную привлекательность этого государства.

Во-первых, в Марокко активно развивается рынок недвижимости, причем цены на нее невысоки, но в перспективе они будут расти, так как набирает обороты усовершенствование сопутствующей инфраструктуры. Пока цены на недвижимость Марокко на 50% ниже, чем в Европе. Прирост капитала составляет около 15–30% годовых, а прибыль от арендной платы находится в пределах 7–15%.

Налоговый режим для покупателей зарубежной недвижимости предполагает освобождение от уплаты некоторых налогов на несколько лет и значительное сокращение выплат по другим налогам.Для инвесторов из России налог уплачивается лишь единожды, согласно подписанному государствами соглашению об избежании двойного налогообложения.

Во-вторых, поставленные марокканской стороной планы в области туризма выполнены: в 2010 году количество туристов составило более 10 млн. человек. В 2011 году этот показатель был увеличен еще на 3,5%. Правительство Марокко уже потратило около 10 млрд. евро на инфраструктуру и индустрию туризма.

В обозримой перспективе следует ожидать дальнейшего роста числа туристов, так как марокканской стороной было подписано соглашение, основанное на принципах открытого воздушного пространства и гарантирующее, что марокканские аэропорты будут соответствовать мировым стандартам. Это, в свою очередь, поможет выполнению бюджетных перелетов от недорогих авиалиний, что сделает королевство доступней для большего количества людей.

Примечательно, что в 2010 году была отмечена активизация российско-марокканского инвестиционного сотрудничества в сфере туризма. Так, компания «Интеко» приобрела 47 гектаров марокканского побережья за 147 млн. евро под курортный проект Paradise Golf Resort. Были начаты планировочные работы под строительство отеля и других туристических объектов. Общий объем инвестиций оценивался специалистами в 500 млн. евро. Однако в связи с возникновением в декабре 2010 года проблем у «Интеко» дальнейшие перспективы проекта не ясны.

Проект строительства туристического комплекса в городе Темара на атлантическом побережье реализуется архитектурно-строительным предприятием «М-Стар». Приобретено два земельных участка общей площадью 3,5 гектара. Планируемый объем инвестиций составляет порядка 10 млн. долларов.

По инициативе марокканской авиакомпании было открыто прямое регулярное воздушное сообщение Москва — Касабланка (три раза в неделю) и чартерные рейсы Москва — Агадир и Санкт-Петербург — Агадир. Ведутся также переговоры по открытию чартерных программ из Екатеринбурга и Новосибирска.

В-третьих, политическая обстановка в стране многие десятилетия отличается стабильностью. Более того, в последнее время произошла либерализация политической системы, и для привлечения прямых иностранных инвестиций в страну были предприняты конкретные шаги. В частности, за проведение свободных и демократических выборов Марокко было признано на международном уровне. Либеральное модернистское правительство настроено на содействие экономическому росту и туризму.

При этом постоянно совершенствуются законы, защищающие интересы иностранных инвесторов, уделяется значительное внимание развитию международных экономических связей с ВТО, Евросоюзом и признанными мировыми производителями телекоммуникационного оборудования.

Подписаны и вступили в силу важные соглашения о свободной торговле: Европейско-Средиземноморское соглашение с Европейским Союзом и Соглашение о свободной торговле между США и Марокко. Результат начатого процесса либерализации рынка не заставил себя долго ждать: такие известные компании, как Nokia, Dell, Intel, Dubai’s Nakheel и Emaar, ведут свою деятельность в Марокко.

Новое строительство планируется начать по всей территории королевства. Все мероприятия по строительству подвергаются строгому экологическому контролю. Он предполагает, что чрезмерная застройка, которая имела место, например, в Испании, не должна стать проблемой, и все виды загрязнения окружающей среды должны быть сведены к минимуму.

По моему убеждению, было бы вполне логичным и эффективным обсудить возможное российское участие в развитии наиболее перспективных сфер экономики Марокко в рамках Межправительственной смешанной Российско-Марокканской комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК).

В ходе заседаний комиссии стороны уже рассмотрели состояние и перспективы сотрудничества в таких областях, как энергетика и горнодобывающая промышленность, сельское хозяйство и морское рыболовство, водные ресурсы и защита окружающей среды, строительство, здравоохранение, телемедицина, космос и т. д.

Кроме того, стороны констатировали наличие благоприятных предпосылок для дальнейшего развития торгово-экономического взаимодействия в указанных областях на взаимовыгодных условиях.

Марокканская сторона предложила:

— провести консультации экспертов по разработке межправительственного российско-марокканского соглашения о беспошлинной торговле товарами, экспорт которых в Марокко для России представляет интерес и наоборот;

— рассмотреть возможность заключения межправительственного российско-марокканского соглашения, которое бы предусматривало взаимодействие во всех областях энергетики, имея в виду, что соглашение позволит российской стороне использовать Марокко как стратегического партнера в связи с интеграцией африканских стран в схему энергетических интересов России. В этой связи марокканцы просили направить им российский проект соглашения.

В число перспективных российских проектов в области экономического сотрудничества с Марокко входят:

— строительство атомной электростанции в городе Сиди Булебра. «Атомстройэкспорт» прошел предквалификационный отбор по международному тендеру на строительство АЭС. Предполагается участие в акционерном капитале АЭС и в ее последующей эксплуатации;

— строительство пилотной ТЭС «Тарфая» на горючих сланцах. Консорциум российских компаний прошел предквалификационный отбор по международному тендеру на строительство ТЭС;

— строительство терминала по приемке и хранению сжиженного природного газа. «Газпром» планирует участвовать в акционерном капитале и строительстве предприятия;

— строительство ТЭС «Джерада» мощностью 300 МВт. Консорциум российских компаний (лидер — «Атомэнергомаш») рассматривает возможность участия в строительстве объекта;

— строительство электростанций с использованием солнечной энергии. Компания «Avelar Energy Group» (дочернее предприятие «Реновы») намерена участвовать в строительстве и эксплуатации электростанций с использованием солнечной энергии.

Следует отдельно остановиться на перспективах сторон в развитии нефтегазового сотрудничества, которое рассматривается в качестве одного из приоритетных направлений двустороннего экономического взаимодействия. Национальное агентство углеводородного сырья и горнодобывающей промышленности Марокко готово принять российские нефтяные частные и государственные компании, желающие инвестировать в разведку нефтяных бассейнов этого африканского государства, а также обменяться опытом, информацией и участвовать в тематических конгрессах, которые проходят в Марокко или в России.

В ответ на это российская сторона информировала о готовности ведущих российских компаний «Газпром», «Роснефть», «Зарубежнефть», «Газпром нефть», «Зарубежнефтегаз», «Нефтегазэкспорт» рассмотреть предложения по развитию совместных проектов в углеводородной сфере. Кроме того, компания «ИНТЕР РАО ЕЭС» проявляет интерес к реализации проектов на территории Марокко в освоении сланцевых месторождений «Тимахдит», «Тарфая» и «Танжер». Она готова участвовать в геологическом исследовании образцов и проектировании, а также в промышленной эксплуатации построенного объекта (на основе запатентованных российских разработок) и в других проектах, связанных с поставками электроэнергии в пустынные районы Марокко и использованием возобновляемых источников энергии.

Компания «Зарубежуголь» готова рассмотреть предложения марокканцев по предоставлению технического содействия в реализации пилотного проекта сланцевых месторождений. В свою очередь марокканская сторона заявила о готовности принять российские специализированные компании для изучения любых предложений по освоению месторождения битуминозных сланцев.

Набирает ход развитие сотрудничества в области морского рыболовства. В 2006 году между правительствами двух стран было подписано соответствующее соглашение, в соответствии с которым была учреждена Российско-Марокканская Смешанная комиссия по рыболовству.

Постоянные консультации сторон с целью реализации облегчения экспорта рыбопродуктов из Марокко на российский рынок увенчались серьезным успехом. В 2013 году Россия и Марокко заключили новое соглашение о сотрудничестве в области морского рыболовства сроком на 4 года.

Согласно подписанному документу, обеспечено присутствие российского флота в экономической зоне Марокко, и марокканцы выделяют россиянам квоту в размере 100 тыс. тонн рыбы. В этой экономической зоне одновременно смогут находиться 10 российских кораблей. Россия будет платить за право лова 5 млн. долларов. На каждом российском корабле, работающем у берегов Марокко, будет находиться по 16 марокканских рыбаков, входящих в состав экипажа, что обеспечивает марокканцам дополнительные рабочие места.

Проанализировав динамику и развитие российско-марокканских экономических связей, можно прийти к выводу, что год от года они все более оправдывают статус стратегически важных для обеих сторон, пусть и с не всегда стабильными макроэкономическими показателями. Учитывая имеющиеся договоренности и совместно реализуемые проекты, в перспективе следует ожидать видимого прогресса в динамике развития двусторонних торговых и инвестиционных связей.

***

Эффективные экономические отношения России и крупных североафриканских стран возможно наладить с помощью серьезной минимизации политических, хозяйственных и юридических рисков, которые настолько мешают действующим и потенциальным российским инвесторам, что они не способны в одиночку справиться с проблемой. Тем более что находятся и другие игроки, желающие частично оттеснить Москву от рынков арабских стран.

Россия уже давно знакома предпринимателям Египта и Алжира, и с марокканскими бизнесменами также сумеет быстро найти общий язык, учитывая схожесть внешнеэкономических интересов.

В обозримой перспективе эскалация внутриполитического конфликта в первых двух названных государствах Северной Африки будет усиливаться, что, по всей видимости, негативным образом отразится на торговле Египта и Алжира с внешними партнерами, включая Россию.

Возможен и несколько иной сценарий: Россия выступит с активной поддержкой режимов, которые будут у руля этих стран, и получит экономические дивиденды. Примечателен ливийский пример, когда западная коалиция, поддерживающая противников М. Каддафи, получила карт-бланш на разработку ливийских недр, а Россия, не занявшая четкую позицию в этом конфликте, буквально осталась не у дел.

По моему мнению, российскому руководству стоит активнее развивать межгосударственный диалог с африканскими странами на высоком уровне, поскольку торговое и инвестиционное партнерство с ними напрямую зависит от уровня и интенсивности совместных политических контактов. Не секрет, что многие крупные проекты и сделки в арабском мире были проведены отечественными концернами при лоббировании их интересов первыми лицами нашего государства. Речь идет о государственной поддержке национальных компаний-тяжеловесов, таких как «Газпром» и «Роснефть».

Что же касается предприятий среднего и малого бизнеса, то здесь ситуация сложнее, поскольку нынешний инвестиционный климат североафриканских государств не вполне благоприятствует широкой деятельности не имеющих властного лобби российских игроков на зарубежных рынках. Остается лишь полагаться на собственные силы и возможности, но делать это нужно крайне осторожно, ведь рискованная игра за чужим столом часто может не стоить свеч.

КАСАЕВ Эльдар Османовичспециалист по инвестициям в энергетику стран Ближнего Востока и Северной Африки

Источник - http://sr.fondedin.ru

Социальные сети