Секты и город: боевики Триполи - пешки в региональной игре

Рубрики: Эксклюзив, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 16-04-2013

В северном городе Ливана Триполи сектантская война закрепилась как образ жизни. Каждые несколько недель здесь вспыхивают вооруженные столкновения между мусульманами-суннитами в районе Баб аль-Таббанех и алавитами на холме Джебель Мохсен. В отсутствии реальной политической инициативы по сдерживанию кризиса, столкновения будут продолжаться и дальше, параллельно с тем как усугубляется конфликт в Сирии.

Различные политические партии, предположительно, инвестируют в этот раскол, стараясь направить события в русло, которое будет лучше всего служить их целям. Сирия и Хезболла поддерживают боевиков-алавитов, в то время как суннитские политики и источники из Персидского залива содействуют суннитам, надеясь мобилизовать их поддержку. По мере того как бойцы с обеих сторон становятся пешками в более крупной региональной игре, бывший премьер-министр Наджиб Микати, очевидно, протягивает руку помощи суннитской улице, жители которой считаются сторонниками революции.

С начала военных действий в Сирии между режимом Асада и оппозиционными силами война неоднократно затрагивала Ливан. Сунниты в районе Баб аль-Таббанех поддерживают повстанцев, которые пытаются сместить президента Сирии Башара аль-Асада, в то время как алавиты из Джебель Мохсена стоят за него горой. Вполне уместно, что улица, по которой проходит одна из основных линий фронта между двумя районами, называется улицей Сирии.

Это раздел восходит к началу 1980-х годов, когда сирийская армия напала на район Триполи Баб аль-Таббанех во время гражданской войны в Ливане. С тех пор столкновения между жителями были непосредственно связаны с событиями в Сирии. Оба района входят в число беднейших и наиболее густонаселенных районов Триполи, а большое число безработных мужчин также означает избыток рьяных и готовых к сражению бойцов каждый раз, когда вспыхивают столкновения.

Динамика противостояния сирийскому режиму также провоцирует насилие в Триполи. Салафиты и другие исламистские группы, которые имели относительно небольшое число сторонников в прошлом, теперь получили дополнительное вливание в виде финансирования из Персидского залива и мобилизуют силы в поддержку повстанцев, сражающихся против режима Асада в Сирии.

Абу Мухаммед, проживающий в суннитском районе Баб аль-Таббанех, рассказал, что школы, мечети и религиозные центры, где преподают суннитские клирики, растут вокруг Триполи как грибы. Воинствующие группы используют эти центры для вербовки, и Абу Мухаммед говорит, что они платят новобранцам приличные деньги через непрозрачные благотворительные организации. “Большая часть этих денег, по слухам, поступает из Катара. Оттуда жертвуют средства, выплачивают заработную плату и финансируют религиозные школы и радиостанции, которые пропагандируют салафизм”, – говорит он.

Стремясь сохранить образ “благонамеренности” в качестве одного из покровителей суннитской общины, Микати также финансировал исламистские группы и известных духовников в Триполи. Бывший депутат и член блока “За будущее” Мустафа Аллуш рассказал новостному ресурсу “NOW” о ежемесячных пожертвованиях, которые выдаются через посредников Микати ключевым исламистским деятелям.

– Салафитский шейх Салем аль-Рафеи, имам мечети Таква в Баб аль-Таббанех – один из них, – говорит он. – И он получает финансовую помощь в размере 20 тысяч долларов в месяц.

Аль-Рафеи известен своими прореволюционными взглядами на события в Сирии, и Аллуш считает, что он пользуется впечатляющей народной поддержкой и Микати заинтересован в том, чтобы привлечь его на свою сторону. 

Аллуш уверенно утверждает, что боевики Баб аль-Табанех получают деньги и оружие от ливанских политических лидеров, включая Микати. “Некоторые из совершенно новых пулеметов, обнаруженных в Баб аль-Таббанех, стоят по 8 тысяч долларов, – подчеркнул он. – Кто в такой бедной местности может позволить себе купить такое оружие?”

Летом прошлого года премьер-министр Наджиб Микати раскритиковал утверждения о том, что он вооружает салафитское движение в северном городе Триполи, заявив, что подобные обвинения являются политически мотивированными.

Сотрудник службы безопасности, который общался с новостным ресурсом “NOW” на условиях анонимности, говорит, что Микати набирает дополнительные предвыборные очки среди жителей Триполи благодаря "гуманитарной помощи", которую его офис оказывает бедным жителям. Некоторые из этих гуманитарных услуг предоставляются в виде прямых денежных выплат бойцам, добавляет он. По его словам, ведущими бойцами в Баб аль-Таббанех являются Саад Масри и Хусам Саббах. Масри, добавляет он, получает ежемесячную зарплату в размере 30 тысяч долларов. 

В своих официальных заявлениях премьер-министр Микати признавал, что беспорядки в Триполи в “существенной степени” являются следствием войны в Сирии и предупреждал о росте количества оружия в городе. Тем не менее, он не предпринял никаких мер для ограничения потока вооружений. Его реакция на вспышки насилия была сосредоточена на роли ливанской армии в подавлении конфликта и попытках борьбы с созданием неподконтрольного правительству эмирата.

Абу Мохаммед – один из ополченцев в Баб аль-Таббанех – рассказывает ресурсу “NOW”, что именно Масри, один из людей Микати, публично объявил салафитского боевика Хусама Саббаха “эмиром Триполи” перед сотнями других бойцов, и что их защищают части ливанской армии.

Депутат Моин Мерхеби подтверждает вышесказанное и объясняет, что институты по обеспечению правопорядка и безопасности защищают бойцов с обеих сторон. Он говорит “NOW”, что когда задерживают суннитских и алавитских боевиков с обоих районов, их немедленно освобождают. “Ливанское правительство могло бы положить конец насилию в Триполи, если бы захотело, – подчеркивает Мерхеби, – разоружить эти группы можно очень быстро и без жертв, если обе стороны согласятся разоружиться одновременно. Однако ни одна из сторон не хочет ликвидировать другую”.

Все эти бойцы, по его мнению, являются пешками в более крупной игре, которая обслуживает интересы всех ее участников. С одной стороны, объясняет он, Хезболла видит, что само существование суннитских боевиков укладывается в наратив Асада о том, что экстремисты из “Эмирата Триполи” отправляют “террористов” через границу для борьбы с режимом. С другой стороны, Микати видит возможность расширить свою популярность за счет их мобилизации.

Бывший депутат из Триполи Мосбах аль-Ахдаб указывает на то, что Микати поддерживает исламистские группы с намерением обойти своих противников и подорвать популярность политических соперников; он хочет получить голоса и продемонстрировать свое влияние на суннитской улице арабским странам. Намерения Микати, говорит он, также “выходят за пределы ливанских границ”. Он объясняет, что, указывая на возможность наступления хаоса, Микати “с удобством для себя пугает международное сообщество и рассчитывает на внимание арабских стран, которые, в конце концов, будут видеть в нем гаранта стабильности”.

Отношения Микати с арабскими странами испортились, когда он согласился стать премьер-министром правительства, поддерживаемого Хезболлой, которое пришло к власти в результате переворота и свержения спонсируемого арабами по соглашению в Дохе правительства во главе с Саадом Харири. Микати знал, что эти отношения не улучшатся, пока он возглавляет правительство, вызывающее вспышки недовольства среди арабских стран. Поэтому он протянул руку помощи суннитской улице, которая, по общему мнению, поддерживает революцию. “Его отставка была удобным способом “отделаться” от Сирии”, – объяснил Ахдаб.

– Теперь Микати имеет ключ практически ко всем бойцам, которые окружают алавитов из Джебель Мохсен. Вопрос в том, что он планирует с ними делать и как он думает их защищать теперь, после того как ушел из правительства, – заключил Ахдаб.

- Надин Элали

***

- Перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство войны"

Оригинал - https://now.mmedia.me

Социальные сети