Смертник со степенью магистра. Кто надевает пояс шахида

Рубрики: Судьба Опубликовано: 30-12-2013


Альтруисты с поясом шахида. Бедные, обездоленные, необразованные - клише, которые традиционно ассоциируются с террористами-смертниками. Но лик мирового терроризма, как показывают исследования, кардинально изменился.

Отличительные черты террора XXI века.

***

Марк Сейджман — в прошлом советник ЦРУ в Пакистане, и автор этих строк — в прошлом инструктор по специальной тактической подготовке в лагере союзника СССР генерала Дустума на севере Афганистана (генерал Абдул-Рашид Дустум в годы афганской войны командовал 53-й дивизией правительственных войск, затем поддерживал просоветское правительство Наджибуллы. В годы гражданской войны вступал в различные союзы с противоборствующими группировками, в 2004 году баллотировался на пост президента страны, занял четвертое место с 10-ю процентами голосов. В 2005-м назначен начальником штаба верховного командования вооруженными силами Афганистана), в начале 80-х были по разные стороны фронта. Сейджман — профессиональный психиатр, служил военным врачом на одном из американских авианосцев, позже был завербован в ЦРУ, в его биографии также написано: «специалист по конкретным мероприятиям».

Сегодня доктор Сейджман считается крупнейшим специалистом по психологии современного террора и имеет доступ ко всем досье когда-либо захваченных моджахедов.

Он написал книгу «Сетевые структуры терроризма», которую представлял в России, куда впервые приехал в середине «нулевых» годов. Автор проговорил с коллегой больше двух часов: хотелось понять, что за страшная сила находит, готовит, мотивирует людей, которые потом привязывают к себе пояса шахидов или садятся за штурвалы «боингов», превращая их в бомбы. Вот основные тезисы того разговора.

***

Родом из войны

Советский Союз и центральный аппарат мирового джихада. Советское вторжение в Афганистан породило такое никем не предвиденное последствие, как современный глобальный джихад. «Черным лебедем» безрассудного решения кремлевских старцев стал тот факт, что боевики со всего мусульманского мира впервые встретились, сплотились и на протяжении длительного времени активно взаимодействовали друг с другом. Чуть позже лидеры движения афганского сопротивления стали отцами-основателями «Аль-Каиды». Сегодня они уже не участвуют в операциях лично, но вдохновляют и дают свое одобрение на те или иные акты.

Структура. Помимо центрального аппарата (Шуры) ЦРУ фиксирует три основных кластера «Аль-Каиды»: это так называемые «Магрибские арабы» (Марокко, Алжир, Тунис). Так, к примеру, четыре члена «гамбургской ячейки», ответственные за операцию 11 сентября, были марокканцами. «Ближневосточные арабы» (Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Кувейт) и «Моджахеды Юго-Восточной Азии» (Индонезия, Малайзия и др.). Про кавказский «кластер», возможно, из соображений политкорректности, Сейджман умолчал.

Портрет террориста

Терроризм — это прежде всего интеллигенция. Большинство террористов, чьи досье оказывались в распоряжении Марка Сейджмана, были хорошо образованными людьми, почти половина (44%) получили ученую степень бакалавра и выше. Среди установленных членов «гамбургской ячейки», к примеру, Кутб был журналистом, Фарадж — инженером, Аз-Завахири — врачом-терапевтом, Мустафа Камель — инженером-строителем.

Среди прочих террористов из имеющейся у эксперта выборки большинство составляют выпускники технических факультетов, прежде всего инженерных или компьютерных. Гуманитарии и специалисты в области общественных наук среди современных террористов встречаются реже.

Чуть меньшее число моджахедов были заняты в сферах, требующих среднего уровня подготовки (полиция, военные, механики, чиновники, мелкий бизнес, студенты и пр.). И лишь на последнем месте стоят моджахеды, занимавшиеся до прихода в террор неквалифицированным трудом.

Терроризм — это в основном средний класс.Распространенное заблуждение — будто терроризм подпитывается бедностью. Выборка Сейджмана демонстрирует, что 18% террористов (в основном это ближневосточные арабы) относятся к высшему классу, более половины — к вполне устроенному среднему классу и лишь оставшийся небольшой процент — к низшему классу.

Терроризм — это хорошее светское образование. В центральном аппарате «Аль-Каиды» около 20% имеют степень доктора наук, а остальные как минимум окончили вуз или колледж. «Среднюю температуру по больнице» определяют начальное высшее образование (бакалавриат) и колледжи. Доктор Сейджман на корню разбивает устойчивое заблуждение о том, что террористы — это сообщество невежественных, малограмотных людей, не ведающих о том, что происходит в мире.

Более того, эксперт утверждает, что данная группа состоит из подлинных «граждан мира», знакомых со многими странами Запада и Ближнего Востока, способных при этом одинаково хорошо говорить на нескольких языках.

Терроризм — это зрелые, сознательные люди.Средний возраст присоединения к джихаду составляет сегодня от 25 до 30 лет. Подавляющее большинство террористов имеют семьи и нескольких детей.

Терроризм — это здоровая психика. Доктор психиатрии Марк Сейджман утверждает, что никаких патологических изменений психики у исследуемых террористов не выявлено. Моджахеды с медицинской точки зрения не являются фанатиками! Их поведение, в том числе суицидальное, является не душевным расстройством, а принципом, определяющим и направляющим их в жизни.

Никто из террористов никогда не был закоренелым преступником. Что же движет этими столь завидными «женихами», умными, обеспеченными, хорошо образованными профессионалами с высшим и среднетехническим образованием, полиглотами, склонными создавать крепкие семьи и воспитывать многочисленных детей?

В отличие от официальной российской пропаганды, эксперты ЦРУ не боятся называть вещи своими именами и даже публиковать свои исследования. Главными «драйверами» террористической активности доктор Сейджман считает «острое ощущение отсутствия духовности в условиях утилитарной культуры», личное чувство обиды и унижения («понаехали тут»), жажду дела, которое дало бы разрядку молодой энергии, социальную общность с единомышленниками, душевный комфорт и ощущение причастности к миссии, ради которой стоит пожертвовать жизнью. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» — цитирует Библию Сейджман.

Вывод: юноши и девушки, взрывающие нас в аэропортах, метро, подземных переходах, жаждут честного, справедливого общества. У них (да простит автора Русская православная церковь) в мозгах зашиты так часто припоминаемые у нас общинность и коллективизм, ради которых не жалко пожертвовать и жизнью.

Этому есть и социокультурное обоснование: массовое применение людей, начиненных взрывчаткой, началось именно в среде ближневосточных арабов, исповедовавших одну из наиболее общинно-ориентированных религий.

Убить лучших?

Что российские спецслужбы противопоставляют террористической версии очередной Утопии? Достаточно вспомнить Кабардино-Балкарию: безжалостное подавление молодежного мятежа, пусть и подстрекаемого провокаторами террористического подполья, стало лишь очередной порцией «бензина», с помощью которого власть и спецслужбы так успешно восстанавливают против себя весь Кавказ. После тех событий автору довелось разговаривать с учителями из Нальчика.

Их было много — целый поток в Академии повышения квалификации. Заслуженные ветераны-фронтовики и державшие траур женщины сквозь слезы кричали: «Зачем вы убили весь цвет нашей самой воспитанной и самой образованной молодежи?!»

Это не попытка прославить воинов джихада. Они нас точно не простят и никогда не оставят в покое.

В конце разговора автор спросил доктора Сейджмана, что же делать с уже состоявшимся террористическим подпольем. Джентльмен в бабочке и белоснежной сорочке мрачно ухмыльнулся: «You should kill them».

- Ермолин Анатолий

Источник - http://newtimes.ru

Социальные сети