Чеченцы, сирийские джихадисты и их японский друг Шамиль Цунеока

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Переводы, Ближний Восток, Судьба Опубликовано: 06-11-2013

В течение нескольких последних дней фотографии Шамиля Цунеоки, японского журналиста-фрилансера, освещающего события в Сирии, наводнили социальные сети. На некоторых снимках он позирует с лидерами джихадистских группировок, на других он позирует с автоматом в руках на фоне черного знамени Аль-Каиды. Его тесные связи с джихадистами дают ему беспрецедентный доступ к информации, но вызывают вопросы по поводу его статуса журналиста.

Цунеока не единственный японец, кто отправился в раздираемую войной Сирию. В первые месяца конфликта были сообщения о японском водителе грузовика, который стал «военным туристом» (http://navoine.ru/jap-tour-syria.html), истории об одном японском журналисте, который принял ислам под влиянием Свободной сирийской армии и новости о другом японском журналисте, который погиб в Алеппо при невыясненных обстоятельствах.

Но случай с Цунеокой по своему уникален, так как он близко знаком с джихадистами из группировок Junud al-Sham и Islamic State of Iraq and the Levant (ISIS), последняя из которых связана с Аль-Каидой. Эти боевики, которые обычно не доверяют журналистам, не имеют ничего против японца.

Фотографии, которые выложил Цунеока, породили слухи, что он вступил в ряды Аль-Каиды. Цунеока же утверждает, что ни коим образом не связан с террористической группой, но его близость к джихадистам помогла ему освещать войны по всему мира на протяжении последних двадцати лет.

*** 

"Моя связь с джихадистами началась двадцать лет назад в Алжире. В 1992 году я был 21-летним студентом колледжа. Я решил отправиться в путешествие по северу Африки с другом. В Алжире тогда шла гражданская война между правительством и Исламским Фронтом Спасения. Совершенно случайно я подружился с одним человеком из Фронта и был заинтригован их взглядами, что подтолкнуло мой интерес к исламу. В итоге я провел две недели с этими людьми в Алжире.

В 1993 году меня заинтересовал Афганистан и я захотел стать свидетелем рождения исламского государства, которые талибы пытались построить. Я отправился туда и за две недели и со многими подружился. 

В качестве корреспондента для телевизионного канала из Нагасаки, в 1998 я решил вернуться в Афганистан, который уже был в основном под контролем Талибана. Я встретился с одним моим другом в Джелалабаде и узнал, что он примкнул к Талибану и стал вице-губернатором в Мазар-и-Шарифе. Я также отправился на север и взял интервью у Ахмад Шаха Масуда. В общей сложности я три месяца мотался между Таджикистаном, Индией, Пакистаном и Афганистаном. 

В ноябре 1999 года я решил отправиться в Чечню. Туда я попал через Грузию вместе с чеченскими вооруженными группами. Ян ебыл единственным журналистом в Грозном: там на земеле работали многочленные российские и западные журналисты, и их всех также приняли к себе боевики. В тот время я работал фрилансером и продавал съемки войны японским телевизионным каналам.

После того как я решил покинуть Чечню, стало ясно, что невозможно сделать через Грузию. Мне пришлось ждать в лагере для беженцев,который контролировали джихадисты. С июня по октябрь я находился среди джихадистов, которые с помощью Грузии готовились к атаке на Абхазию. Но грузины бросили нас и мы три месяца провели в лесах, были отрезаны от мира и находились под ударами российской армии. Я был в основном среди чеченских джихадистов, но с нами были и другие исламисты из Средней Азии и России. Мы ели листья и выживали охотой. Некоторые солдаты (ислама) стали настоящими друзьями и я потерял трех из них в лесах Абхазии. И вот тогда я принял ислам. 

Все те связи, которые я выстроил за годы, и особенно в Чечне, стали очень полезны в Сирии. Исламисты, которых я знал тогда, сейчас постарели для войны, но мы остались друзьями. Один из них, на сегодняшний день беженец в Грузии, вышел на связь со мной и рассказал, то его сын воюет в Сирии и готов со мной пообщаться, если у меня есть интерес. Я сразу же согласился. 

Прошлым апрелем я пересек турецко-сирийскую границу и встретился с Абу аль-Валидом или Муслимом Чечени, лидером группировки Junud al-Sham. Все благодаря сыну моего знакомого, который стал вторым человеком в группировке. Я пробыл с ними 18 дней, но не смог сделать съемок больше чем на 20 минут. Многие бойцы чеченцы или из Чечни, но многи и граждане Европы или политические беженцы, поэтому они предпочитали не разглашать детали о своей личности.

Я вернулся в Сирию в октябре при помощи группировки Junud al-Sham и смог вступить в контакт с Шейхом омаром Сирийцем из Islamic State of Iraq and the Levant (ISIS), который принял меня и обращался со мной как с другом. Общаться было трудно, потому что я не знаю арабского языка, а он не говорит по-английски, но мы старались и прилагали усилия.


Во время моих передвижений по Сирии меня всегда кто-нибудь сопровождал из бойцов. Для моей же безопасности. Мой второй приезд в страну вызвал еще больше доверия ко мне и это позволило мне сделать больше, как журналисту. Джихадисты охотно общаются с журналистами, если видят, что те непредвзяты.

Что касается тех фотографий, где я держу автомат на фоне флага Аль-Каиды, позвольте мне заверить вас, что я не умею обращаться с оружием и что эти кадры не несут политической нагрузки. Это забавные сувениры и не более. В Японии нет законов, которые бы запрещали подобные фотографии. Также в Японии нет законов, запрещающих японцу вступать в вооруженные группы за рубежом. Японцы сегодня воюют на Филиппинах, в Бирме, в Чечне и некоторые даже в Афганистане, но власти их не трогают.

Я не вижу проблемы в том, что дружу с джихадистами. Если бы они были боевиками из Аль-Каиды, то это другая история, но эти бойцы придерживаются другой идеологии: они не атакуют гражданское население. 

Я не джихадист и даже не салафит. Я просто мусульманин и журналист. У меня не самая легкая работа для нашего времени — мне трудно продавать мои репортажи, потому что в Японии нет интереса к событиям в Сирии. Последний раз мне удалось продать свои съемки в сентябре японскому каналу TV Asahi". 

***

Мохамед (ненастоящее имя), лидер джихадистской группировки в регионе Латакия, рассказал France 24, что бойцы Islamic State of Iraq and the Levant (ISIS) полностью доверяют Шамилю Цунеоке.

"Он — уникальный случай. Это парень идет куда хочет на территориях, находящихся под контролем Islamic State of Iraq and the Levant (ISIS). Конечно, кто-то его сопровождает, но он совершенно свободен в выборе своих действий и братья верят ему целиком и полностью. 

Я думаю, это связано с тем, что он самого начала заявил о себе как о мусульманине и также благодаря тому, что он объективно отражает деятельность Islamic State of Iraq and the Levant (ISIS). Он доказал, что не встает ни на чью сторону в своей работе. 

Также ему на руку играет тот факт, что он из Японии, из далекой страны, которая не вовлечена ни в какие войны в регионе".

Подготовил материал Вассим Наср, для France24.

- перевод специально для Альманаха "Искусство Войны"

Оригинал - http://observers.france24.com

***

Понравился материал? Поддержи Альманах!

Номер карты Сбербанка - 5469 3800 3689 5786

Яндекс-кошелек

Киви: +79671560934

Вебмани:

Z407401272418

R867304273746

U393031517860

Сделать перевод в системе PayPal

Социальные сети