Сьерра-Леоне. Конвой

Автор: Кузиков Алексей Рубрики: Африка Опубликовано: 23-03-2012

Пять утра, уже не заснуть… Нигерийские протестанты уже вовсю распевают песни, а кровати наши стоят почти под окнами их казарм, под навесом. Скоро начнется хождение, нет, не поспать мне. Надо вставать, а как не хочется… Выпутываюсь из противомоскитной сетки и не могу сдержать смеха. На груди у начальника штаба сладко посапывает Степашка, четырехмесячная мартышка, подаренная то ли нигерийцами, то ли кем-то из местных.

Старый полковник привязался к обезьяне и души в ней не чает, кто-тоиз шутников уже предложил НШ усыновить животное. Сначала Степашка вынужден был коротать ночь вне кровати, но после натурального-такиплача и нытья был допущен под сетку к полковнику, быстро успокоился, пригрелся и уснул. А вот меня обезьяны чего-то недолюбливают, так и норовят цапнуть, ну да ладно, переживем.

Все как обычно: умылся из приколоченного рукомойника, собрал кровать, запрятал в кузове машины, попробуй оставь что-нибудь — ноги приделают быстро или черные товарищи по оружию, или местные.

Стоим на территории обычной школы в лагере нигерийского батальона в Порте Локо, это семьдесят километров от родимых Лунгов, нашего, украинского, базового лагеря. Скоро, кстати, ученики пойдут в школу, так что надо кинуть чего-то в желудок и по коням. Сегодня едем под гвинейскую границу разоружать повстанцев, вернее, разоружают наблюдатели и нигерийцы, а мы перевозим желающих вернуться к мирной жизни во временный лагерь, здесь же в Порте Локо. Процесс, как говорится, идет уже более месяца, и мы намотали сотни километров по северу страны, уже хочется на базу, к своим. А пока живем маленькой коммуной в двадцать пять человек, включая повара и старшину. С одной стороны, просто супер — нет ничего лучше оказаться подальше от командования, знать и выполнять свою задачу, лишь по вечерам выслушивая очередные указания с «большой земли» по телефону, держа в кармане фигу. С другой стороны, мы устали и ждем замену, хочется на берег океана, хочется слетать в Мамми Йоко и выпить пивка в баре у Терезы. Хорошо, хоть не дают здесь пропасть наблюдатели: Майкл и Вовка из России, Баха из Киргизии, Борис из Хорватии. Борис, кстати, был ранен под Петриней в августе 95-го, в то время, когда я там служил. Так что нет-нет, да и организуем вечерком шашлычок или в офицерский бар сходим на курицу по-нигерийски с неимоверным количеством кайеннского перца и совершенно пропорциональным количеством пива вдогонку. Водки нет, и это не радует. Правда, Майкл, дай Бог ему здоровья, иногда «подогревает» нас спиртным, так что живём!

Да и мы не остаемся в долгу, помогаем парням продуктами, а то хрен здесь нормального мяса купишь, даже за большие деньги.

Заболтался я, пора ехать. Так… Оружие на месте, броник набрасываем на дверь кабины, проверяем связь по «Мотороле», все — пошла колонна, пошла родимая! Всхрапывая, как кони, белые зилки вовсю поднимают красную пыль. Хорошо, иду в головной, а то без респиратора бы не обошелся, точно. Мне, не знаю почему, кажется, что именно такая багровая пыль должна быть на Марсе. Она везде, она намертво въедается в поры и нервирует до невозможности.

При выходе из Порта Локо разделяемся на две части: кто уходит точно на север, кто на северо-восток — работы хватит всем. До места разоружения километров 40, по местным дорогам час-полтора, это как пить дать. Поспать не удастся, машину, несмотря на все старания водителя, кидает так, что и он, и я материмся на каждой ухабине. Ну, на «Урале» трясет даже больше, так что, «ЗиЛ» — меньшее из зол. Ну, а я люблю ездить на БТРе, идет мягко — красота! Упал в десантное отделение, пока пацаны на броне цинкуют обстановочку, и спи себе. Не каждый, правда, выдерживает под броней когда, в тени плюс сорок пять. Кондишена у нас на БТРе нет, правда, есть печка. Зачем она в таких условиях, спрашивают уже только непонятливые кенийцы, все остальные воспринимают это как данность. Проезжаем заросли буша… Ах, ребята, как звенит африканский буш! До сих пор не знаю причину этого звона-то ли цикады, то ли ветер, но что-то своеобразное и… живое, буш, в общем.

Все, на месте, слава Богу! Обзерверы (англ., наблюдатели — прим. ред.) пашут вовсю, готовят место для приема повстанцев. Нигерийский контингент обеспечивает безопасность места сбора оружия. Появляется Майкл, он у наблюдателей главный, сухо кивает, мол, не до тебя сейчас. Ладно, сам понимаю, у меня тоже дел невпроворот — расставляю машины: эти под комбатантов, эти под оружие, инструктирую водил — от машин ни на шаг, автоматы под рукой, магазин присоединить, патрон не досылать. «От этих пчел всего можно ожидать», — цитирую водилам Винни Пуха.

Пошёл процесс, партизаны начинают сдаваться. Да, это надо только видеть. Вкратце: для того, чтобы доказать свою принадлежность к повстанцам, комбатанты должны принести с собой оружие — что они тащат! Я, например, видел даже буры. Большинство из оружия нерабочее — нема дурных нормальный АК отдавать! Хотя попадаются и «Калашниковы», те, которые полгода назад внаглую отобраны у замбийских миротворцев обкуренными малолетками. Да, чуть не забыл, после сдачи комбатанты должны разбить оружие своими руками, а вернее нашей кувалдой (кстати, не забыть забрать обратно), потому что свою, штатную, нигерийцы забыли в лагере. И за все это и за переход к мирной жизни теперь уже экс-повстанцы получают денюжку, нехитрую утварь, новые документы и отправляются в лагеря для реабилитации. Некоторые комбатанты умудряются проделывать такой прикол по пару раз.

Слышны звуки приближающихся барабанов. К месту сдачи приближается танцующая процессия, кого-то несут на плечах. Ага, очередной полевой командир сдается. На вид парню в майке «Лейкерс» с ТТ за поясом лет 20, я уверен, звание — не ниже подполковника, это точно. Ну что с них взять, их лидер Исса Сисси в свои 33 года вон уже давно генерал.

Народ возле полевого командира веселится вовсю. Местные совершенно искренни в своей радости, как же, избавились ещё от одного кровососа. Командира ссаживают с плеч, он обращается к толпе на английском,кто-то переводит на местный язык темне. Каждая фраза встречается с ликованием. Командир благодарит местных за радушие и обещает после «перевоспитания» вернуться. Блики радости на лицах селян заметно меркнут: «Да на х… ты здесь нужен?!" Но прощание проходит всё жечинно-благородно.

Конечно, не обходится и без эксцессов. Здоровенная бабища, нарывгде-то совершенно новый минометный банник, требует признать её комбатантом. Народ, оценив телосложение мадам, приходит к выводу, что банник в её-то руках — таки да, оружие. А если серьёзно, то достала она пару гранат у местных из рядом спрятанных ящиков, тут же сдала их и со счастливым видом получила путевку в новую жизнь в виде белого пластикового браслета, которые надевались всем экс-комбатантам.

Слово за слово, начинаем погрузку. Отдельно женщины и дети, отдельно мужская часть повстанцев. Грузимся быстро, очень хорошо помогают нигерийцы: дружескими тычками направляют пассажиров в нужном направлении. С оружием все проходит проще…

Опаньки! А вот так мы не договаривались. Нигерийцы, ничтоже сумняшеся, грузят в «Урал» боеприпасы. Мины, гранаты, патроны — все скопом! Останавливаю погрузку, отзываю нигерийского командира и просто заявляю — я это не повезу ни за какие коврижки. Для них это серьезная проблема — куда девать это добро? Сначала меня увещевали, потом запугивали проблемами с командованием ООН — всё без толку. Подошелкто-то из наблюдателей, я молча показал ему на мину с помятым колпаком взрывателя. Как я и ожидал, вопросов не возникло. Какой-тоумник из нигерийцев предложил: «А давайте ЭТО закопаем!» — однако тут же понял весь дебилизм своего предложения и надолго заткнулся. Самым разумным выходом было бы подорвать эту кучу, не на месте, конечно, а то от деревни осталось бы… да ничего бы не осталось! Но это нужно звать бангладешцев из Порта Локо, оформлять заявки, и займет это все два световых дня, не меньше. В общем, весьма недовольные нигерийцы настелили в своем грузовике пальмовых веток и повезли боеприпасы сами. Ну и флаг им в руки. Кстати, через пару месяцев точно в такой же ситуации на востоке страны погибли замбийские миротворцы. Но я к тому времени уже был в другой миссии.

А повстанцев до Порта Локо мы довезли без проблем, правда, во время пути они пытались танцевать на крышах кабин и помяли их к чертям собачьим. Пацаны потом железо весь вечер рихтовали, сами понимаете, как они потом отзывались о повстанцах. Другая же колонна чуть не попала под раздачу: рядом с ними начала лупить гвинейская артиллерия, комбатанты поразбегались с машин кто куда. Особо их никто не искал, захотят — сами придут. Наши подождали с часок и снова поехали. Вот так и прошёл ещё один день в Сьерре.

Социальные сети