События в Захо: итоги и уроки

Автор: Набиев Юрий Рубрики: Ирак Опубликовано: 13-12-2011

События в Захо потрясли Курдистан, долгое время считавшийся оплотом стабильности, светскости и межнационального согласия на Ближнем Востоке. Что же, в конечном итоге, произошло и где причины произошедшего?

Споры о том, был или не был мулла, проповедь которого послужила поводом для беспорядков, членом Исламского Союза, в значительной степени бессмысленны. Потому что оброненные муллой слова упали на хорошо унавоженную, прежде всего политиками, почву – и сдетонировали. Мулла теперь уверяет, что он не хотел ничего дурного и не говорил ничего, кроме нескольких резких слов о так называемых "массажных салонах", давно ставших притчей во языцах. Возможно, это и так, но в конечном итоге этот вопрос не особенно и касается кого-то, кроме самого муллы.

Самый общий фон, так сказать бэкграунд событий – это, разумеется "арабская весна", которая связана, напомним, не только с борьбой за демократию и против диктатуры, но и с подъемом исламистских настроений. Ведь мы не должны забывать, что Курдистан все-таки – часть исламского мира, и эти события не могут не отражаться на нем в информационную эпоху. Но на этот общий фон накладываются конкретные обстоятельства чисто политического характера. Американцы, благодаря поддержке и защите которых и расцвел Курдистанский регион, выходят из Ирака; вакуум заполняют региональные державы, начинающий борьбу за место под иракским солнцем. Что касается Курдистана, то обычно отмечают, что если Исламская лига Курдистана достаточно тесно связана с Ираном, то считающийся более умеренным Исламский союз, наоборот, поддерживает тесные отношения с Саудовской Аравией, от которой получает мощное финансирование. В последние годы у ИСК вдруг завелись громадные средства, на которые он понаоткрывал множество редакций, радиостанций, телестанций, одну за другой строит мечети, посылает студентов за рубеж, прежде всего в центр исламской учености – каирский университет в Аль-Азхар и т.п. Кроме того, ИСК поддерживает достаточно тесные связи с правящей турецкой исламистской Партией справедливости и развития.

Неудивительно, что региональные державы в собственных целях занялись подрывом стабильности в Курдистане, используя своих агентов влияния. В этой связи следует рассматривать и мощную информационную атаку на руководство страны и лично на Масуда Барзани, которая ведется уже почти год. В риторике его противников, Барзани является тираном наподобие Бен Али и Мубарака, если не Каддафи и Асада, который угнетает и грабит народ и которого следует свергнуть силой. И это говорится о Курдистане, где в отличие от большинства стран Ближнего Востока и президент, и парламент были избраны на действительно свободных выборах, свидетельством чему кстати – значительное число мест, принадлежащее в парламенте оппозиции. "Мы не Египет и не Тунис, - сказал по этому поводу сам президент Барзани, - у нас демократически избранное правительство, и любой, кто хочет прийти к власти, пусть идет к урнам и голосует". И когда оппозиция видит, что обычным, демократическим путем, путем голосования она к власти придти не может – начинаются разговоры о диктаторе Барзани и новом Египте. Внутренние интересы тут неразрывно переплетены с внешними, с заказом региональных держав, а также, разумеется, с социальными проблемами. В Сулеймании в начале этого года сдетонировали именно многочисленные, накопившиеся, долго нерешаемые проблемы, что немедленно признало и правительство; партийные интриги и внешние происки лишь паразитировали на этих реальных проблемах. Но что происходит в Захо, городе, в общем, тихом, относительно благополучном и богатом (торговые ворота в Ирак!), всегда уверенно поддерживавшем ДПК? Главный пункт, который задели – вопрос о "массажных салонах" и вообще "разврате" и "хараме" - что по-своему естественно для патриархального городка. Видимо, здесь правительству придется извлечь урок – от Захо до Амстердама слишком большое расстояние во всех смыслах, а чем может обернуться форсированная вестернизация, создающая социально-культурное напряжение и порождающая неизбежную реакцию – показывает хотя бы пример соседнего Ирана. Вместе с "салонами" под раздачу попали и прочие проявления "чуждого исламу разврата", т.е. винные магазины и даже женская парикмахерская. С разгромом винных магазинов беспорядки приобрели межнациональный и межрелигиозный оттенок, так как продажей вина, ввиду особенностей местных законов, не имеют права заниматься мусульмане, и следовательно магазины принадлежат христианам и езидам (хотя зачастую лишь формально записаны на их имена, фактическими же владельцами являются мусульмане).

Это последнее обстоятельство особенно печально, если вспомнить, что Бахдинан – район, в котором находится Захо, всегда был оплотом межнациональной и межрелигиозной терпимости. Символом и главными носителями идеи терпимости являлись барзанские шейхи (ордена Накшбанди), к семье которых принадлежит и президент Курдистана. Дядя президента Барзани, шейх Абдель-Салям, после очередного восстания против османов бежал в Хаккяри к ассирийскому патриарху и некоторое время скрывался в христианском монастыре. Другой дядя президента Барзани, шейх Ахмед, попытался создать особое учение – курдский вариант ислама, одним из пунктов которого была абсолютная веротерпимость, примеры которой он показывал лично в отношении населения Барзана (в числе которого были и христиане, и евреи), чем, кстати, снискал себе такое поклонение среди местных христиан, что в Барзане до сих пор есть несколько христианских деревень, жители которых почитают шейха Ахмеда как святого и считают себя его последователями. Общеизвестны широкий гуманизм и абсолютная веротерпимость Моллы Мустафы Барзани, которые (к сведению современных исламофобов, твердящих о несовместимости ислама и гуманизма) вполне органично сочетались у него с глубокой религиозностью. В отрядах пешмарга Мустафы Барзани были и христиане, в том числе и священники, а христианская девушка Маргарет Джорджес, благодаря своей выдающейся храбрости ставшая командиром отряда пешмарга, почитается как одна из легендарных героинь курдского освободительного движения.
Исламисты, проповедующие приоритет религиозной идентичности над национальной и политизирующие при этом религию, с самого начала сделали своей целью нанести удар по межрелигиозному или, точнее, надрелигиозному национальному единству, которое является идеалом для правящих в Курдистане партий. И видимо неслучайно, что в феврале 2001 года изо всех лидеров ДПК исламистские террористы избрали своей мишенью именно губернатора Эрбиля – христианина Франсо Харири.

Используя религию, внешние силы опять, как и ранее на протяжении столетий, пытаются манипулировать курдами в своих интересах. Но те времена, когда курды выступали на джихад против христиан по призыву стамбульских "халифов", оставляя свою собственную землю произволу турецких чиновников и турецких сборщиков налогов, давно прошли. Сейчас, перед лицом нарастающих внешних угроз, как никогда необходимо моральное единство курдов и не-курдов, всех составляющих народа Курдистана. Попыткам использовать религию как повод для провокаций должен быть положен конец раз и навсегда, а организаторы и участники беспорядков – понести примерное и суровое наказание. Можно ожидать, что нападки на Курдистан и попытки дестабилизировать ситуацию будут усиливаться и это требует укрепление сплоченности курдского общества.

***

Источник-  http://kurdistan.ru/2011/12/06/articles-13353_Sobytiya_v_Zaho_ito.html

Социальные сети