Спецназ устал, но без него американцам никуда

Рубрики: Северная Америка, Армия Опубликовано: 11-01-2017

До вступления в должность избранного президента Дональда Трампа остается не так много времени и в военной среде в США возникает все больше вопросов, какие изменения привнесет новая администрация Белого дома. 

Прошедший год стал одним из самых деятельных и тяжелых для войск специального назначения США. Бойцы СпН США в 2016 году оперировали в 138 странах планеты. Чуть больше половины развернутого вне США персонала (55%) было направлено для выполнения миссий в регион Большого Ближнего Востока, 17% работало в Африке, 13% — в Европе. В любой отдельно взятый день около 8 тысяч американских спецназовцев единовременно оперировали в 90 странах мира. 

Основные функции — сбор разведывательной информации, обучение местных сил, ликвидация и захват целей, освобождение заложников. В 2015 году генерал Раймонд Томас, начальник Главного управления войск специального назначения Министерства обороны США, жаловался, что существуют ограничения на проведение операций по всему миру и что почти на ежедневной основе ему отказывают в десяти операциях, одобряя лишь одну. Только в Афганистане в 2016 году силы специального назначения США провели 350 операций, ликвидировав 50 «лидеров» Аль-Каиды и ИГ и «устранив» 200 рядовых членов этих группировок. 

Взлет сил специального назначения начался еще после 11 сентября 2001 года, свержения талибов в Афганистане и вторжения сил Коалиции в Ирак. К 2010 году СпН США был развернут в 70 странах. Прошло всего шесть лет и количество стран, где действует спецназ, выросло вдвое. Численность войск СпН возросло с 33 тысяч человек в 2001 году до 69 тысяч в 2015 году, а бюджет — с 2,3 млрд долларов в 2001-м до 10,4 млрд к 2016-му. «Миротворец» Обама оказался просто подарком судьбы для СпН и глобальной экспансии специальных операций.

В конце прошлого года Обама также расширил полномочия Совместного командования специальных операций США по борьбе с терроризмом, создав подразделение Counter-External Operations Task Force, которое получило право проведения операций против террористических группировок по всему миру, а не только в зонах «горячих» конфликтов. Под операциями подразумевается и ликвидация террористов и их сетей, если они представляют угрозу интересам Запада. 

Генерал Раймонд Томас отмечал в конце года, что в последнее время США стали свидетелем того, как появляются все новые и разнообразные угрозы, в том числе и в виде «экспансионистского в военном отношении Китая, все более непредсказуемой Северной Кореи, реваншистской России, угрожающей интересам (США) в Европе и Азии, и Ирана, который продолжает расширять свое влияние на Ближнем Востоке, разжигая суннитско-шиитский конфликт». Глава СпН США считает, что «негосударственные игроки еще больше запутывают этот пейзаж, используя террористические, криминальные и повстанческих сети, которые разрушают систему государственного управления... Силы специальных операций обеспечивают асимметричные возможности и реагирование на эти вызовы».

В СпН с нетерпением ожидают, что принесет войскам вступление Дональда Трампа в должность президента США. В прошедшем декабре Трамп, выступая в Северной Каролине, заявил, что США будут концентрироваться на борьбе с терроризмом и разгроме ИГ, а не на свержении правительств, и что у «Зеленых беретов» США будет много работы — они продолжат действовать согласно своему девизу («освобождать угнетенных»). В декабре 2015 года Трамп заявлял, что Обама совершил ошибку, отправив в Ирак 200 военнослужащих СпН США для борьбы с ИГ, да еще и публично объявил об этом. По мнению Трампа, отправлять надо было гораздо больше спецназовцев и делать это тайно.

Представители и руководство СпН, а также члены Конгресса не раз высказывались, что непрерывная война в течение 15 лет наложила свой отпечаток на войска, и что СпН уже с трудом справляется со все возрастающей нагрузкой, так как основные операции в «серой зоне» на земле проводят именно спецназовцы, а не армия. Люди устали, постоянно находятся в стрессе и перегорели на работе. У СпН за 15 лет практически не было времени на передышку. Соответственно, ожидается, что Трамп либо увеличит численность и финансирование СпН, либо уменьшит глобальный размах и число операций.

Скорее всего вопросы интенсивности применения СпН будут решать два человека в администрации Трампа: вероятный министр обороны генерал Джеймс Мэттис и выбранный президентом советник по национальной безопасности генерал Майкл Флинн.

Последний был директором разведки в Объединённом командовании специальных операций в период с июля 2004 по июнь 2007 гг. Флинну в том числе ставят в заслугу, что при нем силы специального назначения стали способны проводить не просто разовые молниеносные операции, а выполнять десятки миссий за ночь на постоянной основе, то есть превратились именно в работающую военную машину. Генерал Мэттис также славится своей агрессивностью. Так что особых послаблений от Мэттиса и Флинна ожидать не стоит.

Слова Трампа о том, что США больше не намерены свергать правительства также не обнадеживают, так как силы специального назначения работают в основном там, где правительства уже пали, а в странах оперирования идет война и царит хаос.

Трамп также много говорил о том, что планирует навести порядок в финансах Пентагона и сократить ненужные расходы. В СпН, как и в любой другой государственной структуре, с большой тревогой относятся к малейшей вероятности того, что урежут бюджет. 

С другой стороны, есть ожидание, что так как Трамп сосредоточится на борьбе с терроризмом и ИГ, то у СпН будут развязаны руки и будет меньше ограничений на применение силы, что внутри войск только приветствуется. Сейчас бойцы СпН США крайне негативно отзываются о правилах ведения боя и своей малочисленности в том же Ираке и Сирии, считая, что у них буквально связаны руки и они не получают добро на проведение операций по ликвидации руководства ИГ. С приходом Трампа, как они надеются, все может кардинально измениться.

Илья Плеханов

Социальные сети