«Соляные армии», или Молодец среди овец ("Dar Al-Hayat", Ливан)

Автор: Итани Хусам Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 14-05-2012

Действия Высшего военного совета Египта и регулярной армии сирийского режима сходны в том, что ими управляет неутолимая жажда власти, которую ни маршал Тантави, ни Башар Асад так просто уступать не собираются. Это обстоятельство еще более обостряет политический кризис, терзающий и Страну Пирамид, и Страну Шам.

Опасно обнажились противоречия между обществом и государством, подвержено эрозии восприятие людьми роли управленческого аппарата и тех прав, которыми обладают политические фракции, управляющие всеми процессами.

Кто натравил свору гангстеров и подонков на мирную демонстрацию у здания министерства обороны Египта? Пролилась кровь. Десятки убитых, сотни раненых. Безусловно, этот эпизод стал очередной главой преступных злодеяний Высшего совета, который не жалел патронов с первых же дней «египетской весны». Свинцовый дождь проливался на тех, кто собирался на площади Тахрир после низложения режима Хосни Мубарака.

Трагедия Масперо, в которой кто-то руководил избиением безоружных коптов, кровавые столкновения на улице Мухаммеда Махмуда, бойня близ резиденции главы кабинета, в которой погибли десятки мирных граждан. По людям стреляли боевыми патронами, в упор. Кто из павших молодых людей мог предположить, что их, свергавших тиранию, сметет с лика земли «дружественный огонь» своей же армии, заявляющей об оказании ей чести защищать революцию?

А что творится в Сирии… Десятки тысяч жизней на счету регулярной армии, сил безопасности, вооруженной оппозиции, тех, так сказать, «ничейных» боевых формирований, которые возникли с первых же дней манифестаций, и тех, кто хладнокровно добивает несчастных людей террористическими атаками средь бела дня, не давая опомниться…

«Овеянные славой арабские армии». Это на плакатах. Слава давно истаяла, потускнело золото знамен, поникли стяги…

Они вели и  ведут себя очень скромно перед лицом иностранного воинства, заискивая перед ним, стараясь не прогневить. Маршалы и военачальники поднаторели в «убедительных оправданиях» поражений своих армий, ловко вводят в заблуждение общественность, убеждая ее в том, что «противник одолел нас, имея огромный перевес в живой силе и технике».

Или вот такое армейское изобретение: «Мы ждали наступления с запада, а они обошли нас с востока». И, наконец, выдают желаемое за действительное: «Мы оставляем за собой право нанести контрудар по противнику в нужное время и в нужном месте».

Но все это лишь декларации о намерениях, благих намерениях, которыми, как известно, вымощена дорога в ад. 

Современная история Ближнего Востока полна мрачных страниц бесчестья, поражений и разгромов наголову арабских армий. Конец всех сражений, битв, боевых эпизодов был всегда предрешен. Как писал классик, по поводу, правда, совсем иных войн, «бежали, бросив технику, обозы и знамена…». Бывали исключения, когда народ, потеряв веру в воинство, брал в руки оружие и защищал себя сам…

Однако последствия народных выступлений были печальны: тяжелые людские потери и пропасть между властью и обществом. Так было в Алжире, когда национально-освободительное движение вело ожесточенную борьбу за независимость. Так было в Ливане, где в начале восьмидесятых прошлого века регулярная армия спасовала перед израильским вторжением, распахнув перед противником врата: «Добро пожаловать»!

Могучая иракская армия была деморализована в считанные часы, позорно дезертировала с поля битвы, сдав Багдад без единого выстрела тем, кого потом арабский мир стал называть «новыми крестоносцами».

Бригады полковника Каддафи оказались бессильны отразить воздушные налеты НАТО.

Так и повелось с давних пор называть арабские воинские формирования «соляными армиями». Вроде соляных столбов, которые с виду прочны и незыблемы, но под дождем, шквалом и песчаными бурями рассыпаются в прах… В арабском сознании соль – самый неблагонадежный, коварный сыпучий материал, синоним слабости и никчемности…

Но наши армии обретают твердость гранита, когда, ощетинившись оружием, выходят навстречу пестрой толпе манифестантов, с реющими над их головами знаменами.  Навстречу просветленным, улыбающимся лицам, рукам, протягивающим солдатам трогательные букетики цветов.

Напрашивается сравнение – молодец среди овец…

Опыт совсем уже новейшей истории – прошлогодние египетские события – свидетельствует о том, что армейцы никому своих привилегий и достояний уступать не желают. Более того, будут за них сражаться. С твердостью и несокрушимостью, сделавших бы честь любому тугоплавкому материалу…

Судите сами: 25-30 процентов произведенного дохода египетской экономики идет на содержание армии, ее раздутого командного аппарата.

А с сирийской армией все еще сложнее. Она тесно переплетена с органами государственной безопасности, спецслужбами. Особый отдел армии, разведка и контрразведка военно-воздушных сил – все брошены на противостояние мятежам и антиправительственным выступлениям. Командный состав подбирается из исключительно лояльных режиму конфессий и политических фракций. По кровному родству, фамильным связям. Правящая династия опирается на разветвленную по всей стране сеть алавитских племен и родов. Которые за сорок с лишним лет правления, истоки которого теряются в далеких семидесятых прошлого века, уверовали в то, что власть дарована им небом.

Печально осознавать, что социальная почва, на которой произрастали арабские армии, не претерпела с годами никаких изменений. Во всяком случае, с тех пор, когда стали появляться глубокие и честные исследования о природе наших армий. Давайте вновь перечтем на досуге замечательную книгу Садека Джалала аль-Азма «Самокритика после поражения». Или вот эту - «Пораженческая идеология и исторический опыт Вьетнама» Ясина аль-Хафеза.

А может быть, все же, что-то меняется, и пораженческая концепция трансформируется на наших глазах в агрессивно-наступательную.

Соль, неверная, сыпучая субстанция превращается в гранитную твердыню. О нее разбиваются волны народных революций.

Источник: Голос России

Социальные сети