Сомали сегодня: автономные территории, государственные структуры, военно-политические группировки

Автор: Алейников С.В. Рубрики: Африка Опубликовано: 04-05-2011

Сомали как единое суверенное государство существовало по историческим меркам непродолжительный период – с 1960 по 1990 г.г. После свержения режима Сиада Барре в январе 1991 года захватившие власть оппозиционные военно-политические группировки, созданные в свое время по этническому принципу, так и не смогли договориться о формировании общенационального правительства.

Между ними и внутри них обострилась борьба за власть, приведшая к затяжной гражданской войне, разрухе и дезинтеграции страны. В мае 1991 года от Сомали отделились северо-западные провинции, названные независимым государством Сомалиленд, а в августе 1998 года было объявлено о создании автономии Пунтленд в северо-восточных провинциях Сомали. Местные автономные или полуавтономные правительства и администрации образовывались также в центральных и южных провинциях страны.

Неоднократные попытки сомалийских политических лидеров, вождей племен, мусульманского духовенства наладить процесс национального примирения в итоге оказались безуспешными. Хотя в Джибути (2000 г.) и Кении (2004 г.) при посредничестве Африканского союза и региональной организации IGAD проводились общесомалийские мирные конференции, на которых была принята Хартия переходного периода (прототип конституции), регламентирующая создание и функционирование временных федеральных органов власти, всё же остановить гражданскую войну в стране так и не удалось.

Длительное отсутствие дееспособных органов государственной власти, разгул бандитизма, разруха, экономический и социальный упадок обусловили беспрепятственное проникновение и быстрое распространение в Сомали экстремистских исламских течений, основанных на идеях салафизма. В 2006 году салафитские группировки объединились в Союз исламских судов, который выступил против временного федерального правительства (ВФП) и в течение полугода установил свой контроль над большей частью центральных и южных провинций, включая столицу страны Могадишо. После ввода в Сомали эфиопских войск в конце 2006 года и поражения Союза исламских судов ему на смену пришли новые экстремистские организации – Аш-Шабаб (Ash Shabaab) и Хизбуль-Ислам (Xisbul Islam), активно начавшие непримиримую вооруженную борьбу против ВФП и поставившие своей целью создание исламского государства не только в Сомали, но и на территории всего региона Африканского Рога. К концу 2010 года группировке Аш-Шабаб (вместе с Хизбуль-Ислам, вошедшей в ее состав) удалось взять под свой контроль примерно половину территории Сомали - все южные и часть центральных провинций, включая большую часть Могадишо, основные земледельческие районы в провинциях Средняя и Нижняя Шабелле и главный портовый город на южном побережье - Кисмайо. На занятой территории руководством Аш-Шабаб сформированы новые административные образования – исламские вилаяты - и местные органы власти.

Нынешнее ВФП, полномочия которого истекают в августе 2011 года, пока не добилось сколько-нибудь существенных успехов в установлении своей власти в стране. В полной мере ВФП контролирует лишь несколько стратегически важных районов Могадишо, опираясь на поддержку миротворческого воинского контингента Африканского союза (AMISOM). Попытки правительственных войск провести контрнаступление в столице и приграничных районах в целом не изменили ситуацию. Переговорный процесс между ведущими политическими силами Сомали идет крайне медленно и пока безуспешно. В существующих условиях проведение референдума по новой конституции страны и всеобщих выборов представляется нереальным. Таким образом, переходный период по восстановлению, пусть даже частичному, единого сомалийского государства, очевидно, затягивается на неопределенный срок.

Вместе с тем, политическая ситуация в северной части Сомали отличается большей стабильностью. Фактически, Сомалиленд и Пунтленд уже существуют как независимые государства, имеющие свои законы, органы власти, силовые структуры, финансовые системы и т.д. Силы безопасности и полиция обеспечивают поддержание относительного правопорядка на большей части этих автономий, за исключением их окраин.

Таким образом, спустя 20 лет после распада Сомалийской Демократической Республики на ее территории существуют лишь автономные или полуавтономные образования и региональные правительства (администрации), перечисленные ниже:

- временное федеральное правительство Сомали, контролирующее часть Могадишо и несколько районов у границы с Эфиопией и Кенией;

- исламские вилаяты Сомали, образованные на территории южных и части центральных провинций и управляемые радикальной исламской группировкой Аш-Шабаб;

- автономия Пунтленд, образованная в северо-восточных провинциях, населенных преимущественно племенами дарод;

- автономия Гальмудуг, занимающая часть провинций Мудуг и Хобьё, населенных преимущественно племенами хабар-гидир и мурусаде (хавие);

- автономия Химан и Хееб, образованная на территории этих центральных провинций;

- территория, подконтрольная умеренной исламской группировке Ахлу-Сунна-Уальджамаа, – западная часть провинций Гальгудуд и Мудуг;

- Республика Сомалиленд, созданная в северо-западных провинциях на территории бывшей британской колонии (в этническом составе населения преобладают выходцы из племен исак).

Кроме перечисленных на территории Сомали и за ее пределами существуют и другие сомалийские политические организации, влияние которых на развитие политических процессов в этой стране пока не столь существенно. (Перечень сомалийских автономий, правительств и группировок, а также контролируемые ими территории указаны в Приложениях 1 и 2).

По данным ООН, на территории Сомали проживает примерно 10 млн человек, из которых 1,4 млн человек – вынужденно перемещенные лица внутри страны. Число беженцев, проживающих в соседних странах и государствах Западной Европы и США, достигает 700 тыс. человек и продолжает расти с каждым годом. Основные этнические группы сомалийцев – хавие, дарод, дир, исак и раханвейн.

В данной информационной справке представлены обобщенные сведения о действующих в настоящее время на территории Сомали региональных правительствах (администрациях), их силовых структурах, наиболее влиятельных политических и религиозно-политических организациях и их вооруженных формированиях.

 

 1. Федеральные органы власти переходного периода (ВФП)

 Ныне действующие федеральные органы власти Сомали, официально признанные мировым сообществом, были сформированы в начале 2009 года в результате проведения в Джибути под эгидой ООН мирных переговоров между ВФП и оппозицией – Союзом за освобождение Сомали (ARS) - и утверждения ими Хартии переходного периода в качестве основного закона страны до принятия новой конституции и проведения всеобщих выборов.

Согласно Хартии, высшими федеральными органами власти Сомали в переходный период являются:

- Президент (глава государства, верховный главнокомандующий ВС и «гарант национального единства»),

- Народное собрание (однопалатный парламент – высший орган законодательной власти),

- Совет министров (высший орган исполнительной власти) и

- Верховный суд (высший орган судебной власти).

 

Главными задачами федеральных органов власти на переходный период в Хартии определены следующие:

- разработка проекта новой конституции страны;

- национальное примирение и восстановление общественной безопасности;

-  разоружение незаконных вооруженных формирований и социальная адаптация бывших боевиков;

- восстановление ключевых объектов инфраструктуры, возвращение захваченной в годы войны собственности законным владельцам;

- обеспечение возвращения беженцев (вынужденно перемещенных лиц) в районы их постоянного проживания;

- проведение переписи населения и определение границ между субъектами будущего федеративного государства;

- проведение референдума по новой конституции и всеобщих выборов.

 

Первоначально на переходный период отводилось пять лет, но впоследствии он был ограничен августом 2011 года.

Согласно достигнутым в Джибути договоренностям, состав парламента Сомали был увеличен вдвое (до 550 депутатов) за счет включения в него представителей оппозиции. Обновленный парламент в соответствии с положениями Хартии избрал президента, который в свою очередь назначил премьер-министра страны, сформировавшего ВФП.

 

Деятельность ВФП

 Президентом страны был избран бывший лидер Союза исламских судов и Союза за освобождение Сомали шейх Шариф Шейх Ахмед. На пост премьер-министра он назначил опытного и амбициозного политика Омара Абдирашида Али Шармарке.

 Шариф Шейх Ахмед родился в районе Джоухар (Средняя Шабелле) и происходит из племени мудулод (этническая группа хавие). Ему примерно 45 лет. Высшее образование он получил в университетах Судана и Ливии. До избрания президентом Сомали Шариф Шейх Ахмед был приверженцем идей салафизма. После избрания президентом, он стал более осторожным в своих высказываниях по проблемам ислама. Как политик, Шариф Шейх Ахмед отличается достаточной выдержкой и осмотрительностью, но ему порой не хватает решительности при принятии важных государственных решений.

 В целях прекращения вражды между противоборствующими в Сомали группировками было сформировано коалиционное правительство, в которое вошли представители различных политических и этнических групп сомалийского общества. Тем не менее, этот шаг, а затем и официальное введение парламентом законов шариата в судебную систему Сомали, не привели к отказу непримиримой оппозиции от продолжения вооруженной борьбы, а лишь отрицательно сказались на эффективности работы самого ВФП.

В течение первого года деятельности правительства Шармарке был начат процесс восстановления национальной армии и полиции, судебной системы, налажено взаимодействие с международными организациями и странами-донорами, заключены соглашения о политическом и военном сотрудничестве с правительством Пунтленда и влиятельной суфийской организацией Ахлу-Суна-Уальджамаа, имеющей собственные вооруженные формирования. В то же время экономическая деятельность правительства была малоэффективной в силу ряда причин, в том числе из-за коррумпированности  чиновников и слабого взаимодействия многочисленных министерств (их число доходило до 39 ведомств!). Кроме того, между президентом и премьер-министром возникли серьезные разногласия по вопросам обновления состава правительства и порядка принятия новой конституции, в результате чего в сентябре 2010 года Омар Шармарке был вынужден уйти в отставку.

В октябре 2010 года, после многочисленных консультаций президента с депутатами парламента, представителями стран-доноров и международных организаций, новым премьер-министром Сомали был назначен малоизвестный представитель сомалийской диаспоры Махамед Абдуллахи Махамед (Фармаджо). В сформированное им временное правительство, сокращенное поначалу до 18 министерств, вошли преимущественно представители сомалийской диаспоры из США и Канады, имеющие двойное гражданство и определенный опыт административной работы на Западе (см. Приложение 3). Хотя состав нового ВФП вызвал яростную критику со стороны парламентариев, руководства Пунтленда и сомалийской общественности, тем не менее, 27 ноября новое временное правительство Сомали было официально узаконено парламентом.

 Махамед Фармаджо родился в 1962 году в Могадишо. Он происходит из правившего  в Сомали при Сиаде Баре клана марехан. После окончания средней школы и технического училища в Лафоле (пров. Средняя Шабелле) он некоторое время работал в архиве и финансовом управлении МИД Сомали, а с 1985 года – в бухгалтерии посольства Сомали в США. В 1988 году он отказался вернуться на родину и попросил политическое убежище в США. Там же, в университете штата Нью-Йорк, он получил высшее образование (специализация – экономика и политика). С 1994 года Фармаджо работал в муниципалитете г. Буффало, шт. Нью-Йорк.

 Первоочередными задачами своего правительства Махамед Фарамаджо назвал борьбу с коррупцией, совершенствование методов работы и укрепление финансовой дисциплины госаппарата, реорганизацию и всестороннее обеспечение армии и полиции, освобождение от боевиков Аш-Шабаб Могадишо, а затем и всей территории страны, активизацию процесса национального примирения и решение острейших социальных проблем, усугубленных войной и засухой.

На решение этих задач премьер-министр первоначально отвел 100 дней, однако в указанный срок намеченные планы удалось выполнить лишь отчасти. Так, в Могадишо начала работать независимая комиссия по борьбе с коррупцией, возобновили работу Центральный банк Сомали и суды, повысились доходы в казну от работы морского порта и международного аэропорта Могадишо. Правительством впервые за последние 20 лет был составлен государственный бюджет (в объеме почти 100 млн долларов США), и с января 2011 года, после двухгодичного перерыва, возобновились выплаты денежного довольствия военнослужащим, полицейским и госслужащим.

Начались переговоры с руководством Пунтленда, Гальмудуг, Химан и Хееб, а также с Ахлу-Сунна-Уальджамаа о примирении и восстановлении сотрудничества, прерванного после смены ВФП.

В конце февраля 2011 года, после длительной подготовки, правительственные войска при поддержке сил AMISOM, а также вооруженных отрядов Ахлу-Сунна-Уальджамаа, предприняли попытку контрнаступления в Могадишо и приграничных провинциях Хиран, Бакол, Гедо и Нижняя Джуба (с территории и при поддержке Эфиопии и Кении). Однако за два месяца боев с вооруженными формированиями Аш-Шабаб правительственным войскам удалось лишь незначительно  расширить зоны своего контроля в Могадишо и занять несколько приграничных районов в провинциях Гедо (районы Белед-Хаво и Лук) и Нижняя Джуба (район Добле). В целом же задачи контрнаступления не были решены.

В сложившихся условиях президент и Совет министров заявили о необходимости продлить полномочия федеральных органов власти переходного периода еще на один год – до августа 2012 года. Данное решение было признано парламентом Сомали незаконным, поскольку еще 3 февраля парламентарии продлили переходный период и свои полномочия на три года и объявили о проведении президентских выборов до 20 августа 2011 года. Таким образом, в очередной раз возникли серьезные противоречия между «высшими органами власти» Сомали, вновь обострилась межклановая борьба за президентское кресло.

 

Силовые структуры ВФП

 Важнейшей задачей своей деятельности в переходный период ВФП считает восстановление в стране мира и общественной безопасности. Решение этой задачи невозможно без создания хорошо обученной и оснащенной армии, полиции и других силовых структур государства. В настоящее время к силовым структурам ВФП (см. Приложение 4) относятся:

- национальные вооруженные силы (ВС), основу которых составляют сухопутные войска численностью до 10 тыс. чел. (формально существуют и ВМС – около 200 матросов и несколько катеров);

- национальная полиция, численность которой не превышает 6 тыс. чел.;

- служба национальной безопасности (службы разведки и контрразведки), в штате которой состоит до 800 чел.;

- дисциплинарные войска (охрана тюрем и СИЗО) численностью около 200 чел.

 

Национальные ВС Сомали находятся в стадии восстановления. В настоящее время структурно они состоят из Главного штаба (Вилла-Байдабо, Могадишо), нескольких бригад сухопутных войск (по 3-4 батальона в каждой) и учебных центров (Джасира, Хош, Саранджи – все в Могадишо). Около 70% всех сил и средств сосредоточено в Могадишо, а остальные ведут боевые действия против боевиков Аль-Шабаб в провинциях Хиран, Гедо и Нижняя Джуба.

Все силы полиции, СНБ и дисциплинарных войск размещены в Могадишо.

Общее руководство силовыми структурами ВФП Сомали осуществляет президент через министерство обороны и министерство внутренних дел и национальной безопасности.

На вооружении правительственных войск имеются легкие бронемашины, полевая артиллерия, зенитные установки, минометы, гранатометы, различное стрелковое оружие.

Помощь ВФП в боевой подготовке сухопутных войск и обучении полицейских оказывают страны ЕС, Эфиопия, Кения и Джибути. В Уганде регулярно на 6-месячных курсах под руководством инструкторов ЕС обучается до 1000 сомалийских военнослужащих.

Материально-техническое обеспечение, боевая подготовка, дисциплина и моральный дух правительственных войск остается пока на низком уровне. Значительная часть подразделений сформирована на клановой основе, и между ними довольно часто вспыхивают стычки из-за контроля тех или иных КПП на городских дорогах, где солдаты занимаются поборами с водителей микроавтобусов и грузовых машин. Не редки случаи продажи военнослужащими своего оружия, дезертирства или перехода на сторону оппозиции. В подразделениях не хватает тактически грамотных командиров. Кроме того, введенное ООН эмбарго на поставки оружия в Сомали не позволяет ВФП легально закупать необходимую военную технику и вооружение, тогда как боевики Аш-Шабаб, в нарушение эмбарго, регулярно снабжаются оружием и боеприпасами из-за рубежа (из Эритреи, Йемена и других арабских стран).

Для исправления сложившейся ситуации новым временным правительством и командованием ВС Сомали были предприняты следующие шаги:

- с января 2011 года правительством начаты регулярные выплаты жалования и пособий военнослужащим;

- столичные районы, контролируемые ВФП, стали регулярно патрулироваться полицией для пресечения противоправных действий, в том числе со стороны военнослужащих;

- возобновили работу военные трибуналы, рассматривающие в основном тяжкие преступления, совершаемые военнослужащими;

- в Могадишо открыты учебные центры (Джасира и Хош), где проходят подготовку новобранцы и отрабатывается слаженность подразделений, ранее прошедших начальную военную подготовку в Уганде;

- в Могадишо, в районе Вилла-Байдабо, построен новый командный центр ВС Сомали;

- к планированию боевых операций командованием правительственных войск стали привлекаться опытные отставные генералы и офицеры бывшей сомалийской национальной армии времен Сиада Барре;

- в связи с неудовлетворительными итогами недавнего контрнаступления и мероприятий по обеспечению общественной безопасности в Могадишо в конце марта с.г. президентом заменено руководство национальных ВС, полиции и службы безопасности; на посты командующего ВС и начальника полиции назначены соответственно полковник Абдулькадир Шейх Али Дини и бывший депутат парламента Шариф Шехуна Майе.

Новый командующий ВС Абдулькадир Шейх Али Дини Сомали получил военное образование в СССР (1972-74 г.г.) и США (1986-90 г.г.). В период 1987-89 г.г. занимал пост заместителя командующего Сомалийской национальной армией. В последнее время был советником ВФП Сомали по вопросам безопасности. Владеет английским, арабским и русским языками.

В течение ближайших месяцев ВФП планирует увеличить численность своей армии до 15 тыс. человек, обеспечить ее необходимой боевой техникой и оружием и при поддержке сил AMISOM продолжить наступление в Могадишо и других районах страны с целью полного ее освобождения от боевиков Аш-Шабаб.

Деятельность парламента Сомали

Парламент Сомали, состоящий ныне из 550 депутатов, существует в таком виде с начала 2009 года, когда он был вдвое расширен за счет включения в него представителей оппозиции. Таким образом, почти половина его депутатов были условно избраны еще в 2004 году, а некоторые - даже в 2000 году.

 Парламент сформирован в соответствии с ранее принятыми неофициальными договоренностями о пропорциональном представительстве различных сомалийских племен в федеральных органах власти – по так называемой «схеме 4.5», когда четырем основным группам родственных племен (хавие, дарод, дир и раханвейн) выделяются равные квоты депутатских мест, а все остальные, малочисленные, племена получают половину такой квоты. (Племена исак, населяющие Сомалиленд, официально отказались от представительства в федеральном парламенте Сомали).

     Должность председателя парламента исполняет Шариф Хасан Шейх Аден, повторно избранный на этот пост в мае 2010 года.

 Согласно Хартии переходного периода в полномочия парламента входят:

-        избрание президента страны;

-        избрание председателя парламента и его заместителей, определение регламента работы парламента;

-        принятие федеральных законов, утверждение договоров с другими государствами;

-        утверждение годового бюджета;

-        вынесение вотума доверия/недоверия правительству;

-        расследование вопросов общенациональной значимости;

-        проведение публичных слушаний.

 Заседания парламента проходят в Могадишо, несмотря на фактически осадное положение ВФП и периодические обстрелы из минометов здания Народного собрания. На заседаниях обычно присутствует не более 350 депутатов, которые чаще всего ведут слушания и дебаты по различным политическим вопросам и редко занимаются собственно законотворчеством. Многие важные законопроекты рассматриваются месяцами. В целом, эффективность работы парламента крайне низка.

Принятое 3 февраля с.г. депутатами парламента решение продлить свои полномочия и, следовательно, переходный период еще на три года вызвало негативную реакцию как внутри сомалийского общества, так и со стороны международных организаций и стран-доноров. К пересмотру этого решения призвали президент и премьер-министр Сомали, руководство Пунтленда, Ахлу-Сунна-Уальджамаа, совет старейшин самой многочисленной сомалийской этнической группы хавие, представители ООН, ЕС, США и других западных государств. На состоявшемся в апреле с.г. в Найроби совещании сомалийских политических лидеров (президент и премьер-министр ВФП отказались от участия в нем) председатель федерального парламента Сомали согласился уменьшить дополнительный срок переходного периода с трех до двух лет и до 20 августа 2011 года провести перевыборы руководства федерального парламента и президента Сомали. В ответ президент призвал депутатов к немедленному смещению Шарифа Хасана с поста председателя парламента.

Таким образом, внутри сомалийского руководства вновь обострилась межклановая борьба за лидерство в стране, что еще более осложнило проблему урегулирования сомалийского кризиса.

2. Организация Аш-Шабаб

 Наиболее влиятельной военно-политической группировкой в Сомали в настоящее время является организация Аш-Шабáб (данное слово, заимствованное из арабского языка, на сомали произносится Аль-Шабаб и означает «молодежь»).

Организация Аш-Шабаб зародилась в 2003 году как салафитское исламское движение. В 2007 году, после ввода в Сомали эфиопских войск и поражения Союза исламских судов, Аш-Шабаб активно включилась в вооруженную борьбу против «оккупантов» и ВФП, получая финансовую и военную помощь из Эритреи, Йемена, Египта от «Аль-Каиды» и других экстремистских исламских организаций. К середине 2010 года вооруженные формирования Аш-Шабаб заняли почти половину территории Сомали (все южные и часть центральных провинций страны) и развернули активное наступление на позиции правительственных войск и сил AMISOM в Могадишо. С той поры бои на улицах столицы идут с большей или меньшей интенсивностью практически ежедневно.

Своей целью руководители Аш-Шабаб (среди которых немало выходцев из арабских стран, Афганистана, Пакистана) провозгласили освобождение сомалийского народа от иностранных войск и их «приспешников», создание в Сомали исламского государства на принципах салафизма, с неукоснительным соблюдением законов шариата, распространение «истинного» ислама во всем регионе Африканского Рога и за его пределами. (Следует отметить, что руководство Аш-Шабаб не признает прежние государственные границы Сомали и считает правительства соседних государств враждебными режимами).

Район боевых действий в Могадишо

 Лидером (эмиром) организации Аш-Шабаб в настоящее время является является бывший генеральный секретарь Союза исламских судов Ахмед Абди Махмуд Годане, известный также под именем Мухтар Абу Зубейр. Ему 33 года, он происходит из северосомалийского племени арап (исак). Религиозное образование получил в Пакистане и Афганистане. В руководстве организацией придерживается скрытных методов работы, опасаясь покушения на свою жизнь. Ближайшими сподвижниками Годане являются  шейх Мухтар Робоу Али (Абу Мансур), занимающийся военными вопросами, Ибрагим Хаджи Джама (Аль-Афкани), ответственный за финансы организации, и шейх Фуад Махамед Халаф (Шанголе), советник по идеологическим вопросам. (Список политического и военного руководства организации Аш-Шабаб приведен в Приложении 5).

        На занятой территории руководством Аш-Шабаб созданы восемь исламских вилаятов (Бенадир, Ср. Шабелле, Н. Шабелле, Бай и Бакол, Хиран, Гальгудуд, Джуба, Гедо) со своими органами власти и силами правопорядка. Во всех вилаятах открыты пункты набора новобранцев и лагеря подготовки боевиков, активно ведется пропаганда джихада и вербовка молодежи в отряды моджахедов; введены строгие правила поведения мусульман в общественных местах, применяются публичные казни и экзекуции к нарушителям установленных предписаний. Любые попытки сопротивления населения жестоко подавляются.

Руководители Аш-Шабаб не терпят какого-либо инакомыслия или неподчинения на контролируемой территории даже от своих идейных союзников. Так, в декабре 2010 года, после неудавшихся переговоров об объединении, лидерами Аш-Шабаб была фактически распущена взаимодействовавшая с нею религиозно-политическая группировка Хизбуль-Ислам, возглавляемая шейхом Хасаном Дахиром Авейсом, а ее боевые отряды были либо разоружены и расформированы, либо уничтожены. Сам шейх Хасан был вынужден заявить об объединении своей группировки с Аш-Шабаб. В феврале 2011 года в провинции Нижняя Шабелле была разогнана близкая по духу Аш-Шабаб секта такрифистов, а ее лидеры арестованы.

Однако основным своим религиозным противником руководство Аль-Шабаб считает всех иноверцев и суфийскую организацию Ахлу-Сунна-Уаль-Джамаа, пользующуюся авторитетом в широких слоях сомалийского общества. С приходом Аш-Шабаб к власти в провинциях Бенадир, Средняя и Нижняя Шабелле были арестованы или пропали без вести сотни суфийских улемов и их сторонников, разрушены десятки могил почитаемых в народе предков и имамов.

 Вооруженные формирования Аш-Шабаб

Социальную основу группировки Аш-Шабаб действительно составляет молодежь –      в большинстве своем неграмотные безработные молодые люди и подростки, либо добровольно под воздействием пропаганды, либо по принуждению вступившие в ряды боевиков. Отряды моджахедов комплектуются без учета этнических различий, однако преобладают в них выходцы из племен раханвейн и хавие. К участию в отдельных террористических операциях и правоохранительных мероприятиях привлекаются также специально подготовленные  молодые женщины и пожилые мужчины.

Отряды моджахедов сводятся в батальоны и разные по численности бригады, действующие на определенных направлениях. Так, боевые действия в Могадишо ведет бригада «Мустафа Абуль Язид», в провинциях Хиран и Гальгудуд – бригада «Халид-бин-Уалид». Общая численность вооруженных формирований Аш-Шабаб, по оценкам сомалийских аналитиков, составляет от 10 до 12 тыс. боевиков. На вооружении у них имеются бронемашины (FIAT/OTOBREDA), безоткатные орудия, минометы калибра 82-мм и 120-мм, монтируемые на пикапах или грузовиках крупнокалиберные пулеметы и зенитные установки (ЗУ-32-2, ЗУ-23-4), гранатометы (РПГ-2, РПГ-7, М-79), противотанковые и противопехотные мины, различное стрелковое оружие. Возможно, имеется несколько комплектов ПЗРК «Стрела 2М» (SA-7B).

Большая часть вооруженных формирований Аш-Шабаб сосредоточена в Могадишо и столичной провинции Бенадир. Остальные силы и средства размещены в основном по периметру контролируемой территории (см. Приложение 4). Кроме того, в крупных городах (Кисмайо, Байдабо, Джоухар, Мерка) дислоцируются подразделения сил правопорядка и сил быстрого реагирования, находящиеся в постоянной готовности к переброске в район боевых действий. В числе боевиков Аш-Шабаб есть и специально подготовленные террористы-смертники, как мужчины, так и женщины.

      Наиболее крупные центры подготовки боевиков находятся в Дайнунай (р-н Байдабо), Хола-Уаджер (р-н Бараре, Н.Джуба), Конго (р-н Джоухар), Хил-Уэйне, (р-н Балъад, Ср. Шабелле), Ланта-Буро (р-н Афгойе, Н. Шабелле), Рам-Адде (р-н Динсор, Бай). Значительную часть инструкторов составляют опытные боевики из Ирака, Афганистана, Палестины. В отрядах моджахедов поддерживается воинская дисциплина, активно ведется агитационная и пропагандистская работа.

Экономическая деятельность Аш-Шабаб

Экономическую основу организации составляют повышенные налоги, введенные на контролируемой Аш-Шабаб территории на все виды предпринимательской деятельности, экспорт, импорт и недвижимость, а также пожертвования, поступающие из арабских стран и от сомалийцев, проживающих в США, Канаде и Западной Европе. В случае неуплаты налогов частная собственность конфискуется и продается другим лицам. Ранее функционерами Аш-Шабаб была конфискована собственность действовавших в Сомали международных и частных благотворительных организаций, часть продовольствия и медикаментов с их складов публично уничтожена, другая часть распределена среди местного населения. Деятельность в вилаятах Всемирной продовольственной программы ООН и западных благотворительных организаций запрещена, так как она, по заявлениям лидеров Аш-Шабаб, подрывает национальное сельскохозяйственное производство и морально разлагает население. Вместе с тем, руководители Аш-Шабаб поощряют развитие торговли с арабскими странами. В 2010 году была проведена частичная реконструкция портов Кисмайо, Мерка и Барауэ (Браво), увеличился экспорт из южных провинций живого скота и древесного угля.

Немалый доход организация Аш-Шабаб получает и от действий сомалийских пиратов, которые за оказываемую исламистами протекцию на берегу вынуждены делиться денежными средствами, получаемыми в качестве выкупа за захваченные иностранные суда и экипажи. Иногда размер этих отчислений доходит до 20% от суммы выкупа, то есть составляет несколько сотен тысяч долларов США.

В ближайшей перспективе руководство Аш-Шабаб намерено расширить зону своего влияния, распространив свою деятельность на северные провинции Сомали, северо-восточную Кению и Огаден. В эти районы направляются эмиссары и диверсионные группы Аш-Шабаб, ведутся переговоры о взаимодействии и объединении вооруженных формирований с руководством непримиримой фракции Национально-освободительного фронта Огадена (ONLF). Исходящая от Аш-Шабаб угроза дестабилизации обстановки в указанных районах вызывает серьезную озабоченность властей Сомалиленда, Пунтленда и Гальмудуга, правительств Эфиопии. Кении и других стран.

В США и ряде других западных государств группировка Аш-Шабаб включена в списки террористических организаций.

3. Автономная территория Пунтленд

 Автономная территория Пунтленд была провозглашена в августе 1998 года в Гароуэ на съезде представителей племен дарод, населяющих северо-восточные провинции Сомали. Согласно Хартии переходного периода и временной конституции Пунтленда, данная автономная территория должна войти в состав будущего федеративного государства Сомали после прекращения в стране гражданской войны и принятия путем всенародного референдума новой общенациональной конституции.

В соответствии с временной конституцией, территория Пунтленда состоит из следующих восьми провинций: Бари, Каркар, Нугал, Северный Мудуг, Хайленд, Сол, Айн и Восточный Санаг (см. Приложение 2). Право на территорию трех последних провинций оспаривается Сомалилендом. Столица Пунтленда – г. Гароуэ.

Основополагающими принципами политической системы Пунтленда провозглашены демократия и соблюдение основных прав человека, руководство законами шариата, эффективное управление, многопартийность и признание права народов на самоопределение.

Высшими органами власти Пунтленда являются:

- Совет народных представителей (однопалатный парламент), состоящий из 66 депутатов во главе с председателем;

- Совет министров, возглавляемый президентом и вице-президентом;

- Совет правосудия во главе с председателем Верховного суда.

Президента автономии избирает парламент сроком на пять лет. На пост президента можно избираться не более двух раз. Президент Пунтленда является главой автономии и правительства, главнокомандующим ее вооруженными силами, «гарантом законности и единства народа Пунтленда, защитником ислама».

В настоящее время президентом Пунтленда является Абдирахман шейх Махамед Махмуд (Фароле), избранный на этот пост в январе 2009 года, вице-президентом – Абдисамад Али Шире. (Состав правительства Пунтленда приведен в Приложении 6).

Деятельность правительства Пунтленда

 Двухлетний период правления Абдирахмана Фароле и его правительства оценивается независимыми сомалийскими обозревателями неоднозначно.

С одной стороны, правительству удалось предотвратить ряд вооруженных конфликтов как внутри автономии (между родственными племенами), так и на ее границах с Сомалилендом и Гальмудугом. Проведенная реорганизация сил обороны и полиции, улучшение их материально-технического обеспечения позволили подавить в сентябре 2010 года вооруженный мятеж исламских сепаратистов во главе с шейхом Атомом в горном районе Галгала (пров. Бари) и начать борьбу с бандами пиратов на побережье Пунтленда. Силами полиции и службы безопасности регулярно проводятся антитеррористические операции в Босасо и Галькайо, куда в последнее время всё чаще проникают диверсионные группы Аль-Шабаб.

Во всех провинциях и районах Пунтленда создаются местные органы власти.

Правительству удалось обуздать инфляцию, увеличить годовой бюджет автономии за счет роста экспорта скота, обеспечить регулярные выплаты жалования госслужащим и военнослужащим, восстановить или отремонтировать с помощью ООН и зарубежных благотворительных организаций ряд важных социально-экономических объектов в провинциях Нугал, Бари и Мудуг (порт Босасо, аэродромы в Гароуэ и Галькайо, дороги, школы, больницы). Совместно со специалистами ООН разработан план социально-экономического развития Пунтленда на 2011-2015 г.г.

Босасо является экономическим центром автономии Пунтленд. Здесь находится ее главный морской порт, аэропорт, предприятия пищевой и легкой промышленности, банки, развивается торговля.

Однако в последние месяцы обстановка в городе ухудшилась: участились случаи терактов, покушения на представителей власти и видных общественных деятелей, нападения на сотрудников полиции и сил безопасности.

Большие надежды правительство Пунтленда возлагает на открытие на своей территории нефтяных или газовых месторождений. С этой целью продлены контракты с  нефтегазовыми компаниями Africa Oil Corp. (Канада), Range Resources (США) и Kuwait Energy (Кувейт) на проведение в 2011 году геологоразведочных работ в долинах Нугал и Дарор.

Развивается многостороннее сотрудничество с государствами и администрациями региона, в том числе в вопросах безопасности. В Гароуэ уже открыты консульства Эфиопии и Йемена, представительства различных международных организаций. В феврале 2011 года правительству Пунтленда удалось преодолеть разногласия с властями Гальгудуда и заключить соглашение о сотрудничестве в вопросах безопасности, политики, экономики и социальной сфере. Руководители обеих автономий предложили провести на территории Сомали (подразумевается в Пунтленде) общенациональную конференцию по мирному урегулирования сомалийского кризиса до истечения полномочий нынешнего ВФП, то есть до 20 августа с.г.

С другой стороны, процесс демократизации в Пунтленде идет очень медленно: затягивается создание в автономии политических партий и проведение выборов в парламент, преследуется свободная пресса. Не справедливо, по мнению оппозиции, распределяются средства на развитие различных провинций и районов – основная часть средств выделяется районам, населенным племенем миджуртен, а западные провинции, населенные преимущественно племенами варсангели и дулбаханте, и районы восточного побережья получают из бюджета намного меньше средств. Следствием этого стало усиление в указанных районах сепаратистских тенденций, всё чаще звучат призывы лидеров племен к созданию собственных автономий (SSC, Махир, Рас-Асайр); подвергаются критике многие министры и правительство в целом за низкую эффективность работы в социально-экономической сфере.

Медленно и нерешительно ведется властями Пунтленда борьба с пиратством. Если в Галькайо и Босасо силами безопасности и полицией периодически проводятся операции по задержанию лиц, причастных к пиратству, и ликвидации баз снабжения пиратов, то на восточном побережье Пунтленда, особенно в районах Гараад и Эйль, пираты чувствуют себя вполне вольготно. Попытки полиции и подразделений спецназ восстановить общественный порядок в этих районах наталкиваются на ожесточенное сопротивление пиратских банд. В ходе одной из таких операций, например, бандитами был захвачен министр морского транспорта Пунтленда, а часть его охраны уничтожена или взята в плен. Освободить министра удалось лишь благодаря посредничеству старейшин местных племен.

Весьма напряженными остаются отношения Пунтленда с Сомалилендом, которые в феврале 2011 года оказались на грани войны из-за многолетнего спора относительно своих прав на территории в провинциях Сол, Санаг и Айн (Буходле). И хотя Пунтленд ввел свои войска на спорные территории и оказал политическую и военную помощь так называемому Фронту SSC, ведущему вооруженную борьбу в провинциях Сол и Айн (Буходле) против правительства Сомалиленда, всё же до прямых столкновений между войсками Пунтленда и Сомалиленда дело не дошло. Под нажимом правительства Эфиопии, власти Пунтленда вынуждены были отказаться от плана захвата административного центра провинции Сол г. Лас-Анод и отвести свои войска в приграничный район Тукарак. Однако военная и политическая напряженность в указанных провинциях по-прежнему сохраняется.

Немало проблем существует и в отношениях Пунтленда с ВФП. В январе 2011 года правительство Пунтленда объявило о разрыве отношений с Могадишо в связи с постоянными нарушениями со стороны ВФП заключенного в августе 2009 года соглашения о сотрудничестве. Власти Пунтленда упрекают ВФП в неадекватном представительстве своей автономии в федеральных структурах, в нежелании Могадишо делиться финансовой и гуманитарной помощью, поступающей из-за рубежа по линии международных организаций, в поддержке сепаратистов из Фронта SSC, в преднамеренном затягивании переходного периода и принятия новой федеральной конституции. Несмотря на то, что под давлением ООН и Африканского союза переговоры между Пунтлендом и ВФП возобновились, какого-либо прогресса в них пока не заметно. 

Силовые структуры Пунтленда

 К силовым структурам Пунтленда относятся силы обороны (армия), военно-морские силы, служба безопасности (разведка и контрразведка), полиция и дисциплинарные войска (см. Приложение 4). Их общая численность оценивается примерно в 7 тыс. человек. Общее руководство силовыми структурами автономии осуществляет президент через министерство безопасности и министерство внутренних дел.

В составе сил обороны (СО) насчитывается до четырех бригад. Наиболее боеготовой считается 54-я бригада, дислоцированная в пригороде Гароуэ. Остальные части и подразделения СО размещаются в районах сев. Галькайо, Буртинле, Босасо, Хоргобле (Кардо), Дахар (Хайланд), Бадан (Вост. Санаг), Тукарак (Сол). На вооружении СО Пунтленда имеются легкие бронемашины, полевая артиллерия, зенитные установки, минометы, гранатометы, различное стрелковое оружие. Арсенал сил безопасности существенно пополнился в конце 2010 года, когда под предлогом усиления борьбы с пиратами и террористами в порт Босасо из Эритреи и Йемена была доставлена крупная партия военной техники, оружия и боеприпасов.

Главный штаб СО Пунтленда находится в Гароуэ. Командующим СО в настоящее время является дивизионный генерал Саид Махамед Хирси (Дере).

Военно-морские силы Пунтленда начали создаваться в 2010 году при финансовой поддержке США и стран ЕС с целью, как было заявлено, борьбы с пиратами на море и на суше, охраны территориальных вод и экономической зоны Пунтленда, поддержания безопасности на побережье. В состав ВМС входят силы и средства береговой охраны и подразделения спецназ общей численностью около 1 тыс. военнослужащих. На вооружении ВМС – несколько катеров, десятки боевых машин, крупнокалиберные пулеметы и другое стрелковое оружие.

Штаб и главная база ВМС Пунтленда расположены в районе Кау (Бендер-Сияд, пригород Босасо). Командующим ВМС назначен Абдирисак Дирие Фарах.

Помощь Пунтленду в подготовке личного состава ВМС первоначально оказывали инструкторы из США, ЮАР и стран ЕС. В октябре 2010 года правительством Пунтленда был заключен контракт с частной компанией SARACEN INTERNATIONAL, зарегистрированной в Ливане, на подготовку специальных подразделений ВМС для борьбы с пиратами и террористами. За четыре месяца специалистами компании было подготовлено несколько сотен военнослужащих, однако в феврале 2011 года выполнение контракта было приостановлено под нажимом ООН и США, обеспокоенных быстрым наращиванием военного потенциала Пунтленда в нарушение резолюций Совета Безопасности ООН по Сомали. В апреле с.г. подготовка подразделений спецназ ВМС Пунтленда возобновилась на территории Эфиопии.

Укрепление силовых структур Пунтленда крайне негативно воспринимается руководством соседнего Сомалиленда, которое считает, что Пунтленд стремится к оккупации спорных пограничных территорий в провинциях Сол и Санаг в интересах разработки иностранными компаниями перспективных месторождений полезных ископаемых.

Помимо официальных силовых структур в Пунтленде, как, впрочем, и в других регионах Сомали, имеются довольно многочисленные вооруженные отряды племенных общин, подчиняющиеся непосредственно вождям племен. Этот фактор оказывает существенное влияние на развитие различных политических процессов внутри автономий и в Сомали в целом.

 4. Автономная территория Гальмудуг

 Автономия Гальмудуг была образована в августе 2006 года на территории центральных провинций Гальгудуд и Мудуг, по примеру других сомалийских автономных территорий, со столицей в Галькайо (южная часть города). С тех пор условные административные границы автономии несколько раз изменялись, и в настоящее время территория Гальмудуга включает лишь южную часть провинции Мудуг и провинцию Хобьё. (см. Приложение 2). Реально же правительство Гальмудуга контролирует только районы Галькайо, Бандирадлей и Гелинсор, тогда как всё побережье, включая район Хобьё, фактически находится во власти пиратов и лидеров местных кланов.

Согласно временной конституции Гальмудуга, во главе автономии стоит президент, который руководит деятельностью небольшого по составу правительства (до 14 министров). Высший орган законодательной власти – однопалатный парламент, высший орган судебной власти – верховный суд.

В настоящее время президентом Гальмудуга является полковник Махамед Ахмед Алин, вице-президентом – Абдисамад Нур Гулед, председателем парламента – Хасан Махмуд Хайл. Большим авторитетом в политических кругах Гальмудуга пользуется помощник президента, бывший министр обороны Сомали дивизионный генерал Абди Кайдид. Отношения между президентом и председателем парламента – довольно натянутые из-за существующих разногласий по ряду политических вопросов.

Махамед Ахмед Алин родился в 1951 году в Могадишо. Среднее и специальное военное образование получил в Сомали и Италии. При Сиаде Баре служил в органах безопасности и посольстве в Саудовской Аравии, затем эмигрировал в Великобританию. С 2000 г. по 2005 г. работал в сомалийской финансовой компании Salaama Express. Принимал активное участие в создании автономии Гальгудуд. В период 2006-2009 г.г. руководил провинцией Хобьё. В августе 2009 года был избран президентом автономии. Владеет английским и арабским языками. Имеет одну жену и четверо детей.

Руководство Гальмудуга выступает за федеративное устройство сомалийского государства. Оно поддерживает идею скорейшего проведения общенациональной конференции по национальному примирению на территории Сомали.

Экономика Гальмудуга не развита. Основным источником доходов служит поступающая из-за рубежа финансовая помощь соотечественников и гуманитарная помощь международных организаций.

Отношения Гальмудуга с соседними автономиями – сложные в связи с постоянными конфликтами местных кочевых племен хавие (саад, салебан, мурусаде, абгал, дудубле) между собой и с племенами дир и дарод из-за пользования пастбищами и источниками воды. Тем не менее, власти Гальмудуга предпринимают шаги по налаживанию сотрудничества с правительством Пунтленда и администрацией Химан и Хеб в вопросах безопасности, политики, экономики и в социальной сфере. В феврале 2011 года в г. Гароуэ между Гальмудугом и Пунтлендом заключено соглашение о широком сотрудничестве, которое, в частности, предусматривает объединение усилий обеих автономий по борьбе с преступностью, терроризмом и пиратством, мирное урегулирование всех межплеменных конфликтов. В марте с.г. аналогичные договоренности достигнуты в г. Ададо между лидерами племенных общин Гальмудуга и автономии Химан и Хеб. В вопросах безопасности руководство Гальмудуга также сотрудничает с организацией Ахлу-Сунна-Уальджамаа.

Сотрудничество Гальмудуга с ВФП практически прекратилось. В феврале с.г. в ходе визита в Могадишо президент Гальмудуга попытался заручиться поддержкой федерального правительства в восстановлении силовых структур и решении социально-экономических проблем автономии, обострившихся вследствие засухи, однако реальной помощи от ВФП ему получить не удалось.

Силовые структуры автономии Гальмудуг находятся в стадии становления. В городах провинции Мудуг имеются небольшие по численности подразделения полиции и службы безопасности (командующий – Шариф Али). Планируется создание сил береговой охраны. В марте с.г. в Галькайо открыт центр по борьбе с пиратством. Кроме того, каждая племенная община располагает собственными вооруженными отрядами (см. Приложение 4). Общая численность вооруженных формирований автономии не превышает 1,5 тыс. человек.

5. Автономная территория Химан и Хеб

 Автономная территория Химан и Хеб была образована по примеру других сомалийских автономий в апреле 2008 года лидерами племен хабар-гидир (салебан, айр, дудубле) при поддержке сомалийской диаспоры в США и Канаде. Эта территория занимает сравнительно небольшую по площади северную часть провинции Гальгудуд и прибрежный район Хеб (см. Приложение 2). Административный центр автономии –           г. Ададо.

Возглавляет автономию президент, некто Махамед Ахмед Аден (Тиэй), вернувшийся в Сомали из эмиграции бизнесмен, поставивший перед собой цель добиться социально-экономического развития территории Химан и Хеб в составе будущего федеративного государства. При этом администрация Химан и Хеб, в отличие от других региональных правительств Сомали, признает независимость Сомалиленда, что вызывает недовольство федеральных властей.

Администрация Химан и Хеб – наиболее слабая из всех ныне существующих сомалийских автономий. В действительности, она контролирует лишь Ададо и прилегающие районы провинции Химан, а в Харардере и других прибрежных районах провинции Хеб уже давно правят исламисты и пираты. Некоторые представители организации Ахлу-Сунна-Уальджамаа, действующей в центральных провинциях Сомали, считают, что руководство Химан и Хеб негласно сотрудничает с исламистами. Под этим предогом в октябре 2010 года вооруженные отряды одной из фракций Ахлу-Сунна-Уальджамаа атаковали и захватили  г. Ададо с целью устранения руководства автономии, однако вскоре были вынуждены  покинуть город в связи с начавшимся наступлением боевиков Аль-Шабаб на Дуса-Мареб, административный центр провинции Гальгудуд.

Вооруженные формирования Химан и Хеб (полиция и отряды племени салебан) общей численностью в несколько сот человек не в состоянии самостоятельно противостоять ни боевикам Аль-Шабаб, ни отрядам Ахлу-Сунна-Уальджамаа, поэтому дальнейшее существование автономии находится под вопросом. Возможно, руководство Химан и Хеб примкнет к одной из противоборствующих сторон. На это указывает, в частности, ведение переговоров между вождями родственных племен, населяющих Гальгудуд и Мудуг, об объединении своих вооруженных формирований.

6. Организация Ахлу-Сунна-Уальджамаа

 Религиозно-политическая организация Ахлу-Сунна-Уальджамаа (АСУ) появилась в Сомали в начале 90-х годов, после падения режима Сиада Баре. Поначалу она действовала как умеренная исламская организация, проповедовавшая идеи суфизма в Могадишо и центральных провинциях страны. С приходом к власти в 2006 году Союза исламских судов и усилившимися гонениями на суфиев сторонники АСУ начали создавать свои вооруженные формирования для защиты от хавариджитов (еретиков), как они называют радикальных исламистов, приверженцев современного салафизма (ваххабизма).

 Организация АСУ ставит своей целью полное освобождение страны от хавариджитов и возвращение сомалийского народа «к истинной вере». Следует отметить, что учение суфизма поддерживается многими сомалийскими улемами, в том числе в Пунтленде и Сомалиленде.

Высшими органами АСУ являются избираемые на съезде улемов комитеты: законодательный, исполнительный и консультативный. Общее руководство организацией осуществляет ее председатель.

Серьезной проблемой АСУ остается отсутствие у неё единого общепризнанного руководства и наличие разногласий между фракциями. Наиболее влиятельные фракции возглавляют Махмуд Шейх Хасан (штаб-квартира – г. Дуса-Мареб) и шейх Ибрагим Шейх Хасан Гурейе (штаб-квартира – г. Абудуак).

Вооруженные формирования АСУ насчитывают в общей сложности до 3 тыс. человек. Отряды формируются, как правило, по этническому принципу – в основном представлены племена айр, марехан, абгал и сурре. На вооружении имеются подвижные зенитные установки, минометы, гранатометы, крупнокалиберные пулеметы и другое стрелковое оружие. Уровень боевой подготовки и дисциплины – довольно низкий. Помощь АСУ в подготовке и экипировке ее вооруженных формирований оказывает Эфиопия.

В настоящее время АСУ наиболее активно действует в западных районах центральных провинций Гальгудуд и Мудуг (см. Приложения 2 и 4). Вооруженные формирования организации также участвуют в боевых действиях против Аль-Шабаб в Могадишо, провинциях Гедо и Хиран, взаимодействуя с войсками ВФП. В марте с.г. в ходе наступления в провинции Гедо им удалось занять города Белед-Хаво и Лук.

        На контролируемой АСУ территории создаются местные выборные органы власти, занимающиеся вопросами общественной безопасности, решением социальных и экономических проблем.

Отношения АСУ с ВФП складываются не просто. В марте 2010 года в Аддис-Абебе стороны заключили соглашение о политическом и военном сотрудничестве, предусмат-ривающее участие представителей АСУ в работе ВФП и координацию их совместной вооруженной борьбы против организаций Аш-Шабаб и Хизбуль-Ислам. Однако президентом Сомали Шарифом Шейхом Ахмедом для АСУ в правительстве было выделено гораздо меньше обещанного числа должностей – 6 вместо 39. Взаимодействие вооруженных формирований АСУ и ВФП в полной мере также организовать не удалось по причине их взаимного недоверия. В июле 2010 года руководство АСУ заявило об отказе от дальнейшего сотрудничества с ВФП в связи с невыполнением соглашения федеральными властями. Вместе с тем лидеры АСУ не отказываются от переговоров с ВФП и поддерживают идею проведения на территории Сомали общенациональной конференции по урегулированию сомалийского кризиса. В большей степени готовы сотрудничать с ВФП бенадирская и южно-сомалийская фракции АСУ.

Ахлу-Сунна-Уальджамаа признается ООН и другими международными организациями в качестве полноправного участника процесса национального примирения в Сомали.

7. Республика Сомалиленд

Непризнанное государство Республика Сомалиленд было провозглашено в мае 1991 года по инициативе лидеров Сомалийского национального движения на съезде предста-вителей племен, населяющих северо-западные провинции Сомали (исак, гудабурси, варсангели, дулбаханте и др.). 31 мая 2001 года на референдуме по конституции Сомалиленда его независимость поддержали 97% участников референдума.

За прошедшие 20 лет Сомалиленд фактически обрел все признаки государства: собственное законодательство, систему государственного управления, политическую и финансовую системы, силовые структуры и т.д. В отличие от остальных сомалийских автономий, в Сомалиленде официально действуют политические партии, регулярно проводятся выборы. Правительство Сомалиленда хотя и не имеет официальных дипломатических отношений с другими государствами, однако самостоятельно поддерживает политические и экономические связи с иностранными правительствами, частными компаниями и международными организациями. 

Согласно конституции Сомалиленда, в границы республики входит территория бывшего Британского Сомали (колонии, существовавшей до 1960 года). Административно территория Сомалиленда делится на провинции Мародиджех, Сахиль, Тогдер, Габилей, Аудал, Салал, Дад-Мадед (Одвейне), Хауд, Сарар, Санаг, Бадан, Сол и Буходле (см. Приложение 2). На территорию четырех последних провинций претендуют Пунтленд и Фронт SSC.

Столица Сомалиленда – г. Харгейса.

Высшими органами власти Сомалиленда являются:

- двухпалатный парламент, состоящий из Совета народных представителей и Совета старейшин (по 82 депутата в каждом), которые избираются на сроки 5 лет и 6 лет соответственно;

- правительство (Совет министров) во главе с президентом и вице-президентом, избираемыми путем прямого всенародного голосования сроком на 5 лет;

- Верховный суд, члены которого назначаются президентом и утверждаются парламентом.

Местные органы власти созданы и действуют во всех провинциях и районах Сомалиленда, за исключением спорных с Пунтлендом.

Государственной религией в Сомалиленде объявлен ислам, и нормы шариата признаются основополагающими принципами законодательства.

В Сомалиленде действует многопартийная система. Конституция республики ограничивает число разрешенных партий тремя и запрещает создание их на основе землячества или родоплеменных связей. В настоящее время там официально действуют следующие партии: Партия развития и единства Сомалиленда «Кульмие» (правящая), Общенациональная демократическая партия UDUB, уступившая власть на президентских выборах в июне 2010 года, и Партия справедливости и социальной защиты UCID (оппозиционная). Очередные выборы – в местные органы власти – намечены на 2011 год. Выборы в парламент решением Совета старейшин отложены на 2-3 года.

Деятельность правительства Сомалиленда

 Нынешнее правительство Сомалиленда пришло к власти после победы на президентских выборах (26.06.10) кандидатов от партии «Кульмие» - Ахмеда Махамеда Махмуда (Силаньё), ставшего президентом, и Абдирахмана Абдиллахи Исмаила (Сайлии), занявшего пост вице-президента. В июле-августе 2010 года президент сформировал новое правительство, сокращенное до 20 министерств, назначил новых губернаторов, командующих ВС, полиции и дисциплинарных войск. Ключевые посты в правительстве занимают в основном представители племен исак (см. Приложение 7).

Основными направлениями деятельности нового правительства на ближайшие месяцы были провозглашены:

- оптимизация структуры и состава госаппарата, повышение эффективности его работы, борьба с коррупцией;

- преодоление негативных последствий деятельности предыдущего правительства, погашение внутреннего долга;

- поддержка ведущих отраслей экономики, систем образования и здравоохранения, социально-экономическое развитие окраин Сомалиленда;

- укрепление национальной и общественной безопасности, реорганизация и строительство национальных вооруженных сил и полиции;

- упрочение гражданского согласия в обществе, мирное урегулирование проблем восточных провинций;

- развитие демократических процессов в стране;

- развитие регионального и международного сотрудничества, продвижение идеи международного признания Сомалиленда как независимого государства.

Ахмед Силаньё  родился в 1936 году в районе Бурао, он происходит из племени хабар-йонис ( исак). Высшее экономическое образование получил в 1960-65 годах в университете г. Манчестера (Великобритания). В период правления Сиада Барре Силаньё занимал посты министра планирования и министра торговли. В 1982 году Силаньё вышел из состава правительства и эмигрировал в Великобританию, где возглавил представительство организации Сомалийское национальное движение (SNM), развернувшей вооруженную борьбу против режима Сиада Барре на севере Сомали. С 1084 г. по 1990 г. Силаньё руководил деятельностью SNM на посту ее председателя, а после падения режима стал одним из организаторов государства Сомалиленд, участвовал в работе парламента и правительства. С созданием партии Кульмие в 2002 году и до избрания президентом Сомалиленда в 2010 году он был ее председателем. Силаньё характеризуется как опытный дальновидный политик, предпочитающий решение споров путем переговоров. Несмотря на почтенный возраст периодически совершает рабочие поездки по Сомалиленду и визиты в другие страны.

 За первые восемь месяцев своей деятельности правительству Силаньё удалось заметно продвинуться вперед в осуществлении намеченных планов.

Прежде всего, несмотря на плачевное состояние государственной казны из-за финансовых нарушений и хищений, допущенных предыдущим правительством, была погашена 4-месячная задолженность по зарплате госслужащим и военнослужащим, а также по текущим расходам государственных структур (всего около 12 млн долларов США). За счет повышения доходов государства примерно на 32% (в результате роста экспорта скота, продажи лицензий, собираемости налогов и сборов) государственный бюджет на 2011 год был увеличен на 70%  (до 527,7 млрд. сомалилендских шиллингов или 132 млн. долларов США). С января 2011 года на 100% было увеличено денежное довольствие военнослужащих и госслужащих. При этом была проведена реструктуризация и сокращена численность госаппарата, начали активно работать независимая комиссия по борьбе с коррупцией и главный государственный инспектор. Проводится переаттестация всех госслужащих.

Правительством разработана 5-летняя программа развития национальной экономики, в которой повышенное внимание уделяется развитию животноводства, транспорта и связи. В рамках этой программы в Бербере завершается строительство современного терминала для ветеринарного контроля экспортируемого скота; ведется реконструкция морского порта и аэропорта в Бербере, аэропортов в Харгейсе, Бурао, Борама, Эригабо и Калабайр, ремонт шоссейных дорог Бербера – Харгейса – Калабайр (к границе с Эфиопией, по проекту «Берберский коридор») и Бурао – Лас-Анод; начаты работы по прокладке в Сомалиленд подводного оптико-волоконного кабеля. (Помощь Сомалиленду в реализации экономических и социальных проектов оказывают ООН, США, Великобритания, страны ЕС, арабские государства).

В интересах привлечения в экономику иностранных инвестиций правительством разработаны и направлены в парламент предложения о совершенствовании налогового кодекса, законопроекты о частных коммерческих банках, о предпринимательстве и торговле, о государственной контрактации, о развитии национального производства, о телекоммуникациях, об оценке качества товаров и услуг.

В целях укрепления национальной и общественной безопасности созданы советы безопасности на всех уровнях – от национального до районного. В 2011 году увеличено финансирование армии в 1,5 раза и полиции в 2 раза; практически завершена разработка концепции военного строительства, воинских уставов, закона о полиции. Для борьбы с пиратством, браконьерством, контрабандой и незаконной миграцией создаются силы береговой охраны. (Следует отметить, что случаев пиратства у берегов Сомалиленда намного меньше, чем у остального побережья Сомали).  

Возникающие время от времени межплеменные конфликты правительство стремится решать прежде всего путем переговоров, с привлечением авторитетных политиков и представителей общественности, старейшин, духовенства. Однако если противоборствую-щие стороны категорически отказываются от мирных переговоров и продолжают вооруженные столкновения, власти Сомалиленда готовы применить силу. Примером этого могут служить действия правительства по урегулированию конфликта в районе Калшале и Буходле, куда после срыва мирных переговоров были введены правительственные войска, которым удалось локализовать вооруженный мятеж сепаратистов из Фронта SSC. Впоследствии мирные переговоры с вождями племен дулбаханте возобновились.

В интересах развития в Сомалиленде демократических процессов правительство приняло решение о равном увеличении на 50% государственного финансирования всех трех партий с учетом проведения в этом году выборов в местные органы власти. Президентом Сомалиленда регулярно проводятся консультации с лидерами правящей и оппозиционных партий, губернаторами и вождями племен по наиболее важным политическим и экономическим вопросам. Рассматривается вопрос об официальном разрешении в Сомалиленде деятельности политических организаций.

Определенные успехи нового правительства Сомалиленда отмечаются и во внешней политике. Укрепляется многостороннее сотрудничество с Эфиопией, Джибути и другими членами региональной организации IGAD. В Харгейсе открыты консульства этих стран. Увеличивается социальная и экономическая помощь, оказываемая напрямую Сомалиленду по линии ООН, USAID, Евросоюза, Лиги арабских государств. Ведутся переговоры с Китаем об инвестировании ряда крупных экономических проектов (реконструкция порта Бербера, строительство дорог, разведка и освоение месторождений полезных ископаемых). Президентом и министром иностранных дел Сомалиленда на переговорах с иностранными партнерами постоянно ставится вопрос об официальном признании Сомалиленда как суверенного государства, и политики ряда африканских государств уже готовы поддержать эту идею.

Вместе с тем, в Сомалиленде остается еще немало нерешенных сложных проблем, к числу которых относятся: достижение гражданского согласия, сохранение суверенитета и территориальной целостности государства, преодоление социально-экономической отсталости восточных и западных окраин, высокий уровень безработицы, приток беженцев из Огадена и южных провинций Сомали, снабжение питьевой водой Харгейсы и других крупных городов, неурегулированость пограничных споров с Пунтлендом, отсутствие международного признания государственности Сомалиленда.

 

Политические партии Сомалиленда

 1. Партия развития и единства Сомалиленда «Кульмие» была образована в мае 2002 года и с июля 2010 года, после победы на президентских выборах, на которых за её кандидатов отдали голоса половина избирателей, является правящей партией. Её представители стоят во главе правительства и занимают важные государственные посты. Партия достаточно широко представлена в Парламенте Сомалиленда, хотя четкого разделения по партийным фракциям в парламенте не существует. В рядах партии - представители различных социальных слоев и этнических групп. Отделения партии созданы во всех провинциях Сомалиленда. Председателем партии «Кульмие» после избрания Ахмеда Силаньё президентом Сомалиленда стал Мусса Бихи Абди.

В программе партии главными ее целями заявлены достижение Сомалилендом международного признания и его полноправное вступление в мировое сообщество, построение в республике современного демократического общества, основанного на принципах равноправия и мирного сосуществования, уважения национальных и исламских традиций, свободного от произвола, угнетения и нищеты. Партия выступает за многопартийность, законное создание в республике политических и общественных организаций, усиление борьбы с коррупцией и трайбализмом, независимость органов юстиции от исполнительной власти, свободу прессы, соблюдение основных прав человека, подотчетность и прозрачность в работе органов власти, укрепление структур местного самоуправления, вовлечение в управление государством женщин и представителей этнических меньшинств, развитие добрососедских отношений и мирное сосуществование стран региона.

Партия «Кульмие» считает необходимым создание в Сомалиленде компактной, хорошо обученной и оснащенной национальной армии для защиты суверенитета и территориальной целостности государства.

В сфере экономики партия выступает за приоритетное развитие сельского хозяйства, свободной торговли, рачительное использование морских биоресурсов, привлечение иностранного капитала к разведке и освоению минеральных ресурсов.

В социальной сфере партия считает первостепенной своей задачей борьбу с корруп-цией, безработицей, безграмотностью, развитие систем здравоохранения, образования и религиозного воспитания молодежи, укрепление связей с соотечественниками, проживающими за границей.

Поддерживая деятельность правительства в целом, партия критически относится к работе ряда министерств, в том числе министерства внутренних дел и министерства обороны.

2. Общенациональная демократическая партия UDUB считается второй по численности и политическому влиянию партией в Сомалиленде. До президентских выборов 2010 года, на которых за ее кандидатов проголосовало 33% избирателей, она была правящей партией и поныне сохраняет за собой относительное большинство депутатских мест в парламенте республики. Партия имеет своих сторонников среди различных слоев населения Пунтленда во всех провинциях, однако наибольшей поддержкой она пользуется в провинциях Аудал, Салал и Сахиль. Представительства партии открыты и за пределами Сомалиленда (в США, Канаде, странах западной Европы). Председателем партии является бывший президент Сомалиленда Дахир Раяле Кахин, его первым заместителем – Ахмед Юсуф Ясин.

Программные установки партии UDUB во многом схожи с программными целями партии «Кульмие», разве что в программе UDUB в большей степени подчеркивается приверженность партии принципам свободы предпринимательства и неприкосновенности частной собственности.

Как оппозиционная партия UDUB резко критикует нынешнее правительство Сомалиленда за ухудшение, по мнению оппозиции, экономического положения в стране, свертывание социальных программ, снижение безопасности в восточных и западных провинциях, участие в международных конференциях по урегулированию сомалийского кризиса, что якобы ставит под сомнение суверенитет Сомалиленда.

Руководство партии UDUB считает преждевременным создание в нынешних условиях в Сомалиленде новых политических организаций.

3. Партия справедливости и социальной защиты UCID как до выборов 2010 года, так и после них остается в оппозиции правительству. На выборах за ее кандидатов отдали голоса около 17% избирателей. Наибольшее число сторонников партии – в Харгейсе и центральной провинции Мародиджех, где на выборах она даже обошла партию UDUB. Председателем партии является Фейсал Али Уарабе. 

Партия UCUD, как и другие партии Сомалиленда, провозглашает своей целью достижение международного признания независимости республики, экономического прогресса, обеспечение гражданских свобод и социальной справедливости в соответствии с постулатами ислама.

Руководство партии в целом поддерживает экономическую деятельность нынешнего правительства, однако считает его действия недостаточно решительными в вопросах отстаивания суверенитета и национальной целостности Сомалиленда. Критике со стороны UCID также подвергаются допускаемые правительственными чиновниками нарушения прав граждан и притеснение свободной прессы.

Силовые структуры Сомалиленда

К силовым структурам Сомалиленда (см. Приложение 4) относятся национальная армия (НА), силы береговой охраны, полиция, дисциплинарные войска и служба национальной безопасности (разведка и контрразведка). Указанные силовые структуры формируются на контрактной основе. Официально на их содержание и развитие приходится до 53% (!)  бюджетных расходов Сомалиленда. Общее руководство всеми силовыми структурами осуществляет президент Сомалиленда через министерство обороны и министерство внутренних дел.

В структуре министерства обороны имеется главный штаб НА, главное административное управление, состоящее из четырех отделов (административного, планирования, по зарубежным связям и по делам инвалидов войны и сирот) и управление юстиции, занимающееся правонарушениями как военнослужащих, так и полицеских.

Как заявил на слушаниях в парламенте в марте с.г. министр обороны Сомалиленда Ахмед Хаджи Али Адами, основными задачами НА и ее главного штаба являются:

- защита Сомалиленда от любой внешней агрессии;

- участие в борьбе с пиратством и охране морских ресурсов Сомалиленда;

- обеспечение армии необходимым оружием и военной техникой;

- разработка и реализация стратегии национальной обороны Сомалиленда, контроль и оценка мероприятий по ее выполнению;

- повышение уровня профессиональной подготовки военнослужащих;

- содействие властям в обеспечении общественной безопасности и борьбе со стихийными бедствиями.

Главный штаб и главное командование НА Сомалиленда находятся в Харгейсе. Главнокомандующим НА с августа 2010 года является Нух Исмаил Тани, начальником ГШ – Ибрагим Айдид Дабдабле.

В оперативном отношении территория Сомалиленда разделена на три военных округа – центральный (штаб – г. Харгейса), западный (штаб – г. Борама, пров. Аудал) и восточный (штаб – г. Ог, пров. Сарар). В каждом военном округе – несколько гарнизонов.

Общая численность НА оценивается примерно в 12 тыс. человек. Высшим оперативно-тактическим соединением НА является бригада. На вооружении бригад имеются устаревшие танки и БТРы советского производства, РСЗО БМ-21, полевая артиллерия, зенитные установки, минометы, гранатометы, различное стрелковое оружие. Основные районы дислокации частей НА Сомалиленда - Харгейса, Джиди (Аудал), Булло-Адо (Лугхая, Аудал), Бербера,  Балли-Губадле (Хауд), Ог (Сарар), Эригабо, Гамбара (Лас-Анод), Корилугуд (Буходле) и др.

Учебные центры НА созданы в г. Шейх (пр. Сахиль), Дараруэйне (Санаг) и Гораяоу, где одновременно проходят подготовку до 1 тыс. военнослужащих. Обучение офицерского состава организовано на факультете военной подготовки в университете Харгейсы. Помощь Сомалиленду в подготовке различных военных специалистов, в том числе инструкторов войск спецназ, оказывают Великобритания и Эфиопия.

Однако пока уровень боевой подготовки и дисциплины в частях НА Сомалиленда в целом остается довольно низким. В ходе недавних боевых столкновений войск Сомалиленда с  вооруженными формированиями Фронта SSC неоднократно отмечались случаи невыполнения боевых приказов и дезертирства. Немало проблем и в материально-техническом обеспечении армии (нехватка горючего, запчастей, современного оружия).

Для исправления положения власти Сомалиленда запланировали увеличить в 2011 году расходы на министерство обороны почти в 2 раза (до 23, 437 млрд сомалилендских шиллингов или почти 6 млн долларов США) и на национальную армию в 1,5 раза (до 133, 672 млрд сомалилендских шиллингов или более 33 млн долларов США). С начала года денежное довольствие военнослужащих повышено на 100%.

Кроме того в ближайшее время планируется ввести в НА новые воинские уставы и звания. Одновременно ужесточается уголовная ответственность военнослужащих за воинские преступления. Так, в апреле с.г. 33 военнослужащих были приговорены военным судом к длительным срокам заключения (от 8 до 15 лет) за самовольное оставление мест службы.

Силы береговой охраны (БОХР) Сомалиленда находятся в процессе создания, и в настоящее время их личный состав насчитывает до 600 человек. Командующим БОХР является Ахмед Ау Осман Абди.

Штаб БОХР находится в Харгейсе. Главная база –  Бербера, две других – Майд и Зейла (на восточном и западном побережье Сомалиленда, соответственно). Кроме того вдоль побережья развернуты 12 постов БОХР.

На вооружении сил береговой охраны имеется восемь катеров с установленными на них крупнокалиберными пулеметами, три РЛС (дальность обнаружения - до 200 морских миль), автотранспорт, средства связи.

Помощь Сомалиленду в техническом оснащении БОХР и подготовке ее специалистов оказывают Великобритания и ЕС.

По данным МВД Сомалиленда, за первые три месяца 2011 года силами БОХР у побережья Сомалиленда было задержано 52 рыболовных судна, с которых велся незаконный промысел, арестованы 14 пиратов, предотвращено 11 попыток захвата пиратами других судов, перехвачено восемь маломерных судов с контрабандой и (или) незаконными эмигрантами на борту.

Полиция Сомалиленда является второй по численности личного состава и объемам финансирования государственной структурой. По официальным данным, в полиции служит около 6,8 тыс. человек. Пост начальника полиции с августа 2010 года занимает Ильми Робле Фуре (Кабал). Штаб полицейских сил - в Харгейсе. Полицейские управления созданы во всех провинциях Сомалиленда, кроме провинции Буходле (Айн), большая часть которой находится под контролем Фронта SSC. Во всех районах и крупных населенных пунктах  имеются полицейские участки.

В составе полиции Сомалиленда также действуют отряды сил быстрого реагирования, служба охраны высокопоставленных лиц; создается служба по борьбе с терроризмом.

Подготовка полицейских ведется в школе полиции Лихле (р-н Мандера, пров. Сахиль) при финансовой поддержке UNDP. Обычно там одновременно обучается около 300 полицейских.

Повседневная работа полиции Сомалиленда связана с охраной общественного порядка, борьбой с воровством, контрабандой, изготовлением и ввозом фальшивых денег, с урегулированием межобщинных конфликтов, возникающих из-за споров о пользовании землей, водными ресурсами, пастбищами. В январе-марте с.г. усиленные подразделения полиции принимали участие в пресечении массовых беспорядков в г. Лас-Анод. Кроме того, по заявлению МВД Сомалиленда, в течение полугода силами полиции и службы национальной безопасности предотвращено несколько терактов, готовившихся диверсантами Аль-Шабаб в Харгейсе, Бербере и Бораме.

Власти Сомалиленда намерены продолжать совершенствование и усиление полиции. На ее финансирование в 2011 году выделено более 66 млрд сомалилендских шиллингов (около 16,5 млн. долларов США), что вдвое больше, чем в 2010 году. Разрабатывается новый закон «О полиции Сомалиленда», после принятия которого ожидается существенное реформирование всей правоохранительной системы республики.

Дисциплинарные войска Сомалиленда выполняют функции охраны тюрем, колоний и СИЗО. Численность дисциплинарных войск, по приблизительным оценкам, превышает 1 тыс. человек. Большая их часть дислоцируется в Харгейсе и г. Мандера (пров. Сахиль), где находятся главные тюрьмы Сомалиленда (всего в Сомалиленде 14 тюрем и СИЗО, в которых содержатся около 3 тыс. заключенных). Командующим дисциплинарными войсками является Махамед Хусейн Фарах (Хиране).

8. Прочие сомалийские военно-политические группировки

 Помимо вышеперечисленных региональных правительств (администраций), политических и религиозно-политических организаций, контролирующих в той или иной мере определенные территории, в Сомали действуют и другие военно-политические группировки, которые также стремятся к установлению своей власти в отдельных районах страны и образованию там своих автономий. Наиболее заметными среди них в последнее время являются: Фронт освобождения провинций Сол, Санаг и Айн (Фронт SSC) и группировка шейха Атома, действующие на севере Сомали, «правительство долины Шабелле», претендующее на центральную провинцию Хиран, движение «Рас-Камбони» и «правительство Азании», претендующие на южные провинции.

Фронт SSC был создан октябре 2009 года в Найроби по инициативе сомалийской диаспоры с целью достижения независимости провинций Сол, Санаг и Айн от властей Сомалиленда и Пунтленда, создания там своей автономии и последующего ее вступления в федеративное сомалийское государство. Формально лидером этой организации является  Салебан Исе Ахмед (Хаглатосие), имеющий гражданство США и арестованный там в апреле с.г. агентами ФБР по подозрению в террористической деятельности. Фактически организацией SSC руководит заместитель Хаглатосие – полковник Али Хасан Сабарей.

В настоящее время под контролем Фронта SSC находятся западные районы провинций Айн и Сол, населенные преимущественно племенами дулбаханте (дарод). Штаб-квартира организации размещается в г. Буходле (провинция Айн).

Вооруженные формирования Фронта SSC состоят из отрядов племен дулбаханте и насчитывают в общей сложности от 1 до 1,5 тыс. человек. На их вооружении имеются мобильные зенитные установки, минометы, гранатометы, крупнокалиберные пулеметы и другое стрелковое оружие. Военно-техническую и финансовую помощь Фронту неофициально оказывают ВФП Сомали, Гальмудуг, организация Ахлу-Сунна-Уальджамаа и сомалийская диаспора в Северной Америке. В период активизации боевых действий отрядов SSC против национальной армии Сомалиленда в январе-феврале с.г. политическую и военную поддержку Фронту оказал и Пунтленд, руководство которого, впрочем, с опаской относится к сепаратистским устремлениям лидеров этой организации.

После неудавшегося вооруженного восстания в провинциях Сол и Айн и ареста Хаглатосие в руководстве Фронта обострились разногласия по вопросам стратегии дальнейших действий. Большая часть лидеров Фронта выступают за продолжение вооруженной борьбы, не исключая проведения диверсий и терактов, однако некоторые члены его руководства и вожди племен дулбаханте проявляют готовность к мирным переговорам с Сомалилендом и Пунтлендом.

Вооруженная группировка шейха Атома действует в основном в горном пустынном районе Галгала, к юго-западу от Босасо. Группировка опирается на поддержку некоторых общин из племени варсангели, населяющего провинции Восточный Санаг, Хайленд и западные районы провинции Бари, а также поддерживает связи с лидерами Аш-Шабаб. Своей целью шейх Махамед Саид Атом и его соратники ставят создание в указанных провинциях независимого исламского халифата «Махир» (автономия с таким названием существовала в период 2007-2008 г.г.).

Вооруженные отряды группировки насчитывают в настоящее время несколько сотен человек. После поражения, которое боевики шейха Атома потерпели от войск Пунтленда в сентябре 2010 года, они перешли к применению тактики партизанской войны – эпизодическим обстрелам из укрытий казарм правительственных войск и полицейских участков, нападениям из засад на дорогах, проведению отдельных диверсий в Босасо.

«Правительство долины Шабелле» (ПДШ) было провозглашено в 2010 году, вскоре после заявления госдепартамента США о намерении поддерживать не только ВФП Сомали, но и другие сомалийские администрации, содействующие национальному примирению (практически одновременно объявились еще с десяток сомалийских «автономий» и «администраций», не имеющих реальной власти). В отличии от них ПДШ имеет собственные вооруженные формирования, созданные на базе контингента ВС ВФП, проходившего подготовку в Эфиопии, и отрядов племен хавие, населяющих провинцию Хиран. Общая численность вооруженных формирований ПДШ – до 1 тыс. человек. Лидером ПДШ является Абдифитах Хасан Фарах, командующим вооруженными формированиями - Ахмед Осман Абдулле (Инджи). Штаб вооруженных формирований ПДШ размещается в н.п. Калабайр (40 км севернее Беледуэейне).

В настоящее время вооруженные формирования ПДШ при поддержке эфиопских войск контролируют северные районы провинции Хиран и готовятся к наступлению на      г. Беледуэне - административный центр провинции, находящийся в руках Аш-Шабаб. В дальнейшем ПДШ планирует полностью освободить от исламистов провинции Хиран и Ср. Шабелле и образовать на этой территории свою автономию в составе федеративного сомалийского государства.

Движение «Рас-Камбони» возникло на юге Сомали в провинции Нижняя Джуба как исламская религиозно-политическая организация. Первоначально она входила в Союз исламских судов и сотрудничала с организацией Аль-Шабаб, однако в последствие из-за возникших разногласий экономического и финансового характера начала враждовать с Аль-Шабаб и затем перешла на сторону ВФП Сомали. Лидер движения «Рас-Камбони» шейх Ахмед Махамед Ислан (Мадобе) после поражения Союза исламских судов более года провел в тюремном заключении в Эфиопии и был освобожден по ходатайству ВФП Сомали. К 2010 году движение «Рас-Камбони» практически перестало существовать.

Со средины 2010 года наблюдается возрождение этой группировки при активном содействии властей Кении. Вооруженные формирования «Рас-Камбони» пополняются молодежью из числа сомалийских беженцев, экипируются и проходят военную подготовку в приграничных районах. По оценкам сомалийских политических обозревателей, численность боевиков движения в настоящее время доходит до 1,5 тыс. человек.

С конца февраля 2011 года отряды «Рас-Камбони» и войска ВФП при поддержке ВС Кении развернули активные боевые действия против Аль-Шабаб в провинции Нижняя Джуба. За два месяца упорных боев им удалось овладеть пограничными районами Диф и Добле, и продвинуться примерно на 100 км в направлении г. Афмадоу. Конечной целью наступления является захват г. Кисмайо и освобождение всего юга Сомали от боевиков Аш-Шабаб.

В перспективе руководство движения рассматривает возможность вхождения в состав недавно провозглашенного «правительства Азании» или же создание собственной автономии Джубаленд.

«Правительство Азании» было сформировано в конце марта с.г. на состоявшемся в Найроби (Кения) съезде представителей народностей и племен, населяющих южно-сомалийские провинции Сомали. На съезде была принята временная конституция автономии Азания (в состав которой должны войти территории провинций Нижняя и Средняя Джуба и Гедо), утвержден состав ее двухпалатного парламента и избран Президент, которым стал проф. Махамед Абди Ганди, бывший министр обороны в ВФП и член руководства Союза за освобождение Сомали. Столицей Азании определен г. Буале (Ср. Джуба).

Своей первоочередной целью «правительство Азании» объявило освобождение территории автономии от Аль-Шабаб, пока контролирующей большую ее часть. Для достижения этой цели оно намерено всячески поддерживать подготовленную в Кении группировку войск ВФП Сомали, развернувшую наступление в провинции Н. Джуба.

Провозглашение очередной автономии вызвало негативную реакцию ВФП Сомали, депутатов федерального парламента и ряда вождей южно-сомалийских племен, не включенных в состав совета старейшин Азании. В то же время это событие благожелательно было встречено Кенией, Африканским союзом и США.

Дальнейшая судьба «правительства Азании» во многом зависит от результатов наступления войск ВФП и их союзников в провинции Нижняя Джуба и Гедо.

Заключение

Прошло уже более 20 лет со времени распада сомалийского государства. За эти годы в Сомали выросло целое поколение, не знающее мирной жизни, основ грамоты, истории и традиций своего народа и не представляющее своего будущего без насилия и отстаивания собственных интересов вооруженным путем.

В сомалийском обществе, сохранившем пережитки феодализма, еще более усилились процессы этнического размежевания. Несмотря на то, что территория Сомали населена в основном сомалийцами, растет число автономий и администраций, создаваемых отдельными сомалийскими племенами или этническими группами (см. Приложение 8). Да и в самих так называемых федеральных органах власти преобладает клановый подход к решению многих политических и социально-экономических проблем.

Ведущими сомалийскими политиками до сих пор не решен вопрос о будущем государственном устройстве Сомали – быть ли республике парламентской или президентской, федерацией или конфедерацией.

Вдобавок к этому в последние годы в сомалийском, полностью мусульманском, обществе появились и стали обостряться религиозные противоречия, вызванные экстремистскими идеями и действиями салафитских группировок.

Еще одним дестабилизирующим фактором в сомалийском кризисе является политическое и военное вмешательство в его урегулирование иностранных государств (США, Италии, Великобритании, стран региона), которое проявляется в разной степени с самого начала кризиса. Поспешные и недостаточно продуманные политические решения и действия иностранных государств и международных организаций в отношении Сомали часто приводят лишь к дальнейшему осложнению существующих и появлению новых проблем. По мнению ряда сомалийских политиков и общественных деятелей, Западом в отношении Сомали проводится завуалированная политика неоколониализма, базирующаяся на старом принципе «разделяй и властвуй». В качестве примеров приводится поощрение США и ЕС создания новых региональных сомалийских администраций, нежелание мирового сообщества реально обеспечить введенное ООН эмбарго на поставки оружия в Сомали, фактическое прикрытие боевыми кораблями НАТО крупномасштабного морского браконьерства, организованного промышленно развитыми странами в территориальных водах и исключительной экономической зоне Сомали. (По приблизительным оценкам,  ежегодно у берегов Сомали иностранными судами незаконно вылавливается рыбы и других морепродуктов на сумму в 300 млн долларов США).

Таким образом, урегулирование сомалийского кризиса представляется весьма сложной проблемой, требующей принятия целого комплекса политических, военных и гуманитарных мер, направленных на прекращение гражданской войны, создание законных дееспособных институтов государственной власти, восстановление важнейших объектов инфраструктуры, предотвращение массового голода и эпидемий.

Эта проблема не может быть решена сомалийцами без помощи мирового сообщества, от которого требуется прежде всего не на словах, а на деле обеспечить выполнение ранее принятых СБ ООН резолюций по Сомали и взятых на себя рядом стран обязательств по финансированию намеченных стабилизационных и гуманитарных программ. Кроме того представляется целесообразным поддержать предложение Африканского союза об увеличении численности его миротворческого контингента в Сомали, расширению его зоны (или зон) ответственности и приданию ему полномочий по принуждению противоборствующих сторон к миру. На территориях, освобождаемых от Аш-Шабаб, необходимо сразу же организовывать мероприятия по поддержанию общественного порядка и оказанию гуманитарной помощи населению. По мере стабилизации обстановки в Сомали следует возвращать туда представительства различных органов ООН и других международных организаций, действующих пока с территорий соседних государств, что повысило бы оперативность и эффективность их деятельности. Одновременно мировое сообщество должно и впредь поддерживать процесс национального примирения в Сомали, оставляя при этом принятие политических решений за самими сомалийцами и не вмешиваясь в работу законных органов власти. Важно также, чтобы оказываемая мировым сообществом помощь была не эпизодической, а постоянной хотя бы до тех пор, пока в развитии ситуации не возобладают позитивные тенденции. Стабилизация обстановки в Сомали также является ключом к решению проблемы пиратства в водах Индийского океана и Аденского залива.

Россия, как член Контактной группы по Сомали, могла бы выступить со своей миротворческой инициативой по вышеизложенным проблемам, что способствовало бы росту ее авторитета и восстановлению утраченных позиций в регионе Африканского Рога и на Африканском континенте в целом.

***

Источник - http://www.iimes.ru/rus/stat/2011/04-05-11b.htm

Социальные сети