Соперничество за «Афродиту»:турецко-греческо-израильская нефтяная война

Автор: Рогова Марина Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 11-11-2011

Большинство экспертов и ученых всех рангов, в т.ч. с мировым именем, в целом единодушно в том, что основная борьба в предстоящее десятилетие будет разворачиваться, а фактически уже реально ощутима вокруг трех основных вопросов: энергетика, вода и экология. Размах и острота предстоящих схваток будут, разумеется, различными, но они пройдут практически на всех континентах, и затронут судьбы многих народов и стран.

Новые глобальные требования всех наций в энергоресурсах, уверяют эксперты, обгонят имеющийся на Земле запас в течение 25 лет, если не будут открыты новые мощные источники сырья и энергии, и пока нет оснований считать, что будут найдены заменители нефти и газа. Между тем, потребность в нефти, например, уже к 2030 г. вырастет на 57%. К 2030 г. нефть, газ и уголь будут составлять 87% мировой энергетики, т.е., примерно, как и сейчас. Но этого уже будет крайне недостаточно.

Значимость энергетической безопасности - ключевого вопроса для любого государства, в последний год неизмеримо возросла в свете мирового системного кризиса и постоянно возрастающей потребности в углеводородах, в частности, в связи с выдвижением на мировую арену быстро развивающихся азиатских гигантов - Китая и Индии.

Обеспечение энергоресурсами, удовлетворение в потребности водой и благополучное состояние окружающей среды являются не только жизненно необходимыми для населения страны, но и основными компонентами ее стратегической безопасности. Важность этих составляющих в современную эпоху увеличилась до беспрецедентных масштабов, ибо, как показывают события, явно обозначилась опасность перерастания возникающих на этой почве противоречий в вооруженные конфликты, а это, неизбежно, гибель людей, разрушения, изломанные судьбы.

Одним из примеров такого противостояния, которое, может быть, и выглядит мелким по сравнению, скажем, с соперничеством «тяжеловесов» за весьма значительные запасы высококачественной ливийской нефти, стал разгоревшийся в сентябре и тлеющий по сей день (в общем-то, на старых углях) конфликт в Восточном Средиземноморье - спор, связанный с разработкой и использованием запасов нефти и газа в прибрежной зоне, на которые претендуют Кипр, Турция, Ливан, Сирия, Израиль и Египет.

Специфика этой ситуации в том, что обострение этого спора, в силу сложившихся обстоятельств, совпало и оказалось завязанным в сложный узел с рядом других болезненных вопросов. Уравнение здесь не простое. Турция не признает Кипр, но является единственным государством, которое признало Турецкую республику северного Кипра (ТРСК). Ливан не имеет дипотношений с Израилем. Сложилось так, что в последние месяцы произошло резкое обострение отношений между Турцией и Израилем: Анкара отозвала своего посла из Тель-Авива, объявила персоной «поп grata» посла Израиля, заморозила военное сотрудничество, контакты по линии спецслужб, торговые связи. Официальное объяснение Турции - отказ правительства Израиля принести публичные извинения в связи с гибелью 9 турецких граждан в результате операции израильских коммандос на судне «Mavi Marmara», которое в мае 2010 г. шло с гуманитарным грузом в Газу. Анкара передала дело в Международный суд.

Премьер-министр Р.Т.Эрдоган во время визита в Каир в сентябре с.г. сказал, что отныне турецкие военные корабли будут сопровождать и защищать турецкие гражданские суда с гуманитарной помощью Газе, и прямо заявил: «Мы не позволим Израилю сделать их мишенью и дадим соответствующий отпор».

Несколькими днями позже он «уточнил» это заявление: «Мы не позволим Израилю делать, что вздумается в Восточном Средиземноморье; это наше озеро. Мы большая и мощная страна и проводим политику в соответствии с нашим размером и силой».

В ответ израильские истребители совершали шумные полеты в сторону Египта, когда там находился премьер Турции.

Но вернемся к главному вопросу - энергетике. Речь в данном случае идет о нефтегазовом месторождении на дне моря (2 км) в зоне, близкой к побережью Кипра, Израиля, Ливана, Сирии и неподалеку от Египта. Оно было обнаружено с помощью космических снимков сравнительно недавно - в 90-х гг., когда активные промышленные работы в Египте начали British Petroleum, ARAMCO, AMOCO, Agip, Shell. Это - молодое месторождение, образованное в результате газовых накоплений ила в дельте Нила, тектонических сдвигов, усиленных частыми в последние века землетрясениями в этой зоне.

Кипр на протяжении последних лет целенаправленно продвигался к практической реализации планов по использованию находящихся в прибрежной зоне нефти и газа. Вопрос о нефтяном месторождении постоянно стоял в повестке дня всех политических контактов его руководства, прежде всего с соседями и странами ЕС. При этом выдвигались и обсуждались самые различные проекты и планы по эксплуатации ресурсов. Были приглашены известная норвежская компания и ряд других иностранных фирм для проведения разведки и предварительной оценки запасов, которые тогда были определены в 400 млрд. долл. Это месторождение было оценено как весьма перспективное, и предполагалось, что для первого этапа его освоения потребуется 6 лет.

Мировой финансово-экономический кризис, меняющаяся обстановка в регионе, факторы внутренней борьбы подтолкнули киприотов к ускорению практической реализации проектов по освоению запасов месторождения. Эти запасы не столь велики в глобальном плане, но для Кипра и прибрежных стран, безусловно, имеют решающее значение для экономического развития и политического престижа. Например, один из важнейших для Кипра вопросов - перевод системы энергетического обеспечения страны с нефти на газ, что не только экономнее, но и отвечает экологическим стандартам ЕС.

Итак, были открыты тендеры по разработке и освоению этого месторождения. Начались сложные переговоры между правительствами прибрежных государств.

В 2003 г. Кипр и Египет подписали соглашение (парламенты обеих стран его ратифицировали) о делимитации (на базе Конвенции по морскому праву от 1982 г.) их эксклюзивной экономической зоны (ЭЭЗ), и в последующем - ряд соглашений о проведении совместных исследований по эксплуатации нефти и газа (расстояние между этими странами около 400 км). На базе той же Конвенции были подписаны аналогичные соглашения с Ливаном и Сирией (пока не ратифицированы).

В мае 2006 г. тогдашний министр торговли и промышленности Кипра Г.Лиликас официально заявил, что результаты исследований и анализа, проведенных рядом норвежских, европейских и американских компаний, подтвердили, что в юго-западной части ЭЭЗ (прежде всего в области возвышенности Эратостенес) на расстоянии 90-100 км и на глубине 700-800 м имеются значительные запасы углеводородов. Эта акватория-территория площадью 60-70 тыс. кв. км была разделена на 13 блоков, а в феврале 2007 г. объявлен тендер на приобретение пакета данных исследований и разработку ресурсов.

Турция сразу же выступила с резкими заявлениями в отношении «противозаконных односторонних шагов правительства Кипра, ущемляющих права турецкого населения острова», высказала претензии на часть блоков - 4, 5, 6 и 7, и пригрозила, что может направить военные корабли в эту зону, а министр энергетики, тогда - Х.Гюлер, сказал, что турецкая нефтяная компания Turkish Petroleum (ТРАО) планирует начать исследования и бурение в северных прибрежных водах Кипра.

С осуждением подобных демаршей Турции сразу же выступили официальные лица ЕС, подтвердив правомочность Кипра на проведение подобных работ.

Если углубиться в эту тему, то можно надолго завязнуть в ее дебрях. Поэтому вычленим лишь один ее срез, один аспект, который этой осенью приобрел чрезвычайно обостренный характер, но в нем, как в капле нефти и воды, отразилась актуальность вопроса обеспечения энергетическими ресурсами.

В данном, отдельно вычлененном из сложного комплекса, случае в центре внимания (а, по сути, схватки) находится нефтегазовое месторождение на левантийском плато (Levantine Basin), расположенного в эксклюзивной экономической зоне Израиля и в 60 км от кипрской ЭЭЗ.

По данным US Geological Survey, разведанные запасы там природного газа оцениваются в 122 трлн. куб. футов (на основе нынешней цены - 4 долл. за 1 тыс. футов – общая стоимость составит 500 млрд. долл.).

В принципе, цена на газ привязана к цене на нефть, однако ситуация в этом вопросе достаточно подвижна. Возможно, уместно в этой связи отметить важность именно этого типа углеводорода. В XXI в. природный газ становится особенно привлекательной альтернативой. Основная трудность - в его эксплуатации, в транспортировке с одного континента на другой: его можно перекачивать только по газопроводам. Однако с его помощью легче генерировать электроэнергии, легче использовать в промышленности, оно порождает меньше СО2. Мировое потребление газа увеличится в грядущие 25 лет на 64%. Газ переживет нефть на два десятилетия. Это еще одно объяснение того, почему к происшедшим здесь событиям было приковано такое внимание.

В 2008 г. правительство Кипра подписало контракт с американской (базирующейся в Техасе) компанией Noble Energy, которая уже начала разработку запасов в израильской зоне - это порядка 100-150 км от кипрской зоны (разумеется, именно эта компания была выбрана не случайно, соображения как экономического, так и политического характера логичны и целесообразны).

Это был важнейший шаг, своевременный, дальновидный, продуманный для энергетической самообеспеченности и безопасности страны, предпринятый по инициативе и даже под напором президента Д.Христофиаса.

В 2010 г. между правительствами Кипра и Израиля было подписано Соглашение о делимитации экономических зон, определении морских границ и правах по использованию находящихся там природных ресурсов. При этом статьи 2 и 3 Соглашения предусматривали возможность совместной эксплуатации углеводородов и проведение переговоров в случае, если одна из сторон начнет переговоры с третьей стороной по делимитации ЭЭЗ.

В зоне Кипра запасы нефти оцениваются в 8-10 млрд. баррелей. К примеру, разведанные запасы газа в блоке «12» - 10 трлн. куб. футов. Это означает, что через 15 лет после полного их освоения Кипр будет иметь поступления в несколько млрд. евро и таким образом не только с лихвой покрывать свои нужды дешевой и чистой энергией - это порядка 1 млрд. куб. м, но и экспортировать газ. По утверждению представителей компании Noble Energy, созданный по ее проекту завод по производству сжиженного газа будет производить до 15 млрд. куб. м, которые Кипр сможет поставлять столь нуждающейся в нем Европе. Уже просматриваются первые направления экспорта, в частности, Греция, Словения, Португалия, а также Сирия, Ливан, Марокко. (Ныне основные поставщики газа в ЕС - Египет и Алжир). Таким образом, Кипр по нынешнему состоянию мирового рынка сможет получать до 10 млрд. евро в год.

В принципе, это крайне важно не только для греков-киприотов, но и турок, ибо они смогут получить, если Никосия сдержит свои обещания о справедливом разделе поступлений от нефти и газа, солидную сумму, заметно превышающую помощь, которую ныне им преподносит Анкара. Причем это будут достойно получаемые средства, а не унизительная подачка, ставящая турецкое население Кипра в зависимое положение.

Помимо прочего, освоение газового месторождения будет иметь огромное значение для улучшения экологического состояния этой зоны, особенно с учетом выбросов от двух генераторов на севере Кипра.

Разумеется, в условиях существующего раздела острова на две части, правительство Кипра понимало неизбежную сложность проекта в плане того, что получаемые в будущем доходы должны быть достоянием всех граждан острова и справедливо между ними распределены. С учетом деликатности этой темы, руководство страны официально подтверждало, в частности, в очередной раз это сделал президент Д.Христофиас в речи на 66-й сессии ГА ООН, что турки-киприоты будут получать соответствующую долю поступлений от эксплуатации ресурсов после того, как будут определены их запасы и объем производства.

При этом в Никосии эксперты выдвигали на рассмотрение ряд практических схем. Например, предлагалось, с учетом значимости вопроса о результатах в переговорном процессе, создать фонд из части будущих поступлений и использовать его под эгидой ООН для урегулирования финансовых аспектов воссоединения острова. Одновременно имелось в виду, что на север будут поступать газ и электроэнергия на газовом топливе по сниженным ценам.

Получил известность и план, выдвинутый несколько лет назад бывшим мининдел Кипра Н.Роландисом. Он предлагал заключить соглашение с турками-киприотами о передаче им соответствующей доли доходов от газа в любом случае, независимо от того, удастся ли к этому времени достичь урегулирования или нет. Лидер турецкой общины (в то время М.А.Талат) этот план признал приемлемым.

В конце лета правительство Кипра объявило, что, используя законное право на разработку природных ресурсов в своей экономической зоне, оно приступает к практическим работам по реализации этих планов.

«Рубикон» был перейден 18 сентября с.г. С санкции правительства Кипра и, в соответствии с условиями контракта, буровая платформа (нареченная «Гомер») американской компании Noble Energy при поддержке норвежского вспомогательного судна начала путь длиной порядка 150 км из блока израильской зоны, где она проводила работы, в находящийся в зоне Кипра блок «12», романтически названный «Афродита».

Директор Департамента энергетики Министерства торговли и промышленности Кипра Солон Кассинис (запомним это имя, астрологи говорят, что этому человеку суждено сыграть роль в истории страны), подтвердив в интервью агентству Reuters сообщение о начале подготовительных для бурения работ, заявил, что они, по расчетам, продлятся 73 дня.

И тут, словно кто-то поднес спичку к фитилю. И понеслось…

Казалось, что в Анкаре с нетерпением ждали этого момента, чтобы выплеснуть негодования и возмущения по поводу попрания законности и справедливости.

Здесь придется оговориться, что, в дополнение к этим непростым исходным данным, есть некая серьезная юридическая проблема: Турция не подписала Конвенцию по морскому праву 1982 г. (членами которой являются 153 государства, в т.ч. Греция и Кипр), но придерживается, как еще 17 стран, в т.ч. и Израиль, Конвенции от 1958 г.

Суть в том, что, в соответствии с Конвенцией от 1958 г., не предусматривается право островных государств на проведение работ на континентальном шельфе, рассматривая его как продолжение территориальных слоев континента. (Греция и Кипр не предпринимали шагов по делимитации с Турцией их эксклюзивных экономических зон, исходя, априори, из их безрезультатности).

Турция выступила с резким осуждением начала работ на том основании, что они проводятся в одностороннем порядке без учета прав на них турецкого населения острова, являются незаконными и, в итоге, создают препятствия для переговорного процесса по воссоединению. (При этом делались ссылки на Конвенцию по морскому праву и другие международные юридические документы). Громогласные обвинения и упреки последовали со стороны президента А.Гюля, премьера Р.Т.Эрдогана, министров, общественных деятелей, не говоря уже о турецких СМИ. Одно за другим сыпались грозные заявления МИД Турции.

 

 

Р.Т.Эрдоган в жестких выражениях потребовал, чтобы работы были немедленно прекращены и предупредил, что в противном случае Турция направит свои корабли в зону разработок. Опыт показывает, что это могут быть не только словесные демарши; так, ранее, в 2010 г., турецкие корабли действительно воспрепятствовали проводимым норвежскими судами по поручению правительства Кипра разведывательным работам.

Министр иностранных дел А.Давутоуглу назвал эти действия Кипра «противозаконными, ибо не были согласованы с турецким населением острова, права которых, а их гарантом является Турция, тем самым окажутся ущемленными, поскольку Анкара вообще не признает эту зону территориальными водами Кипра».

Министр энергетики Турции в интервью агентству Reuters назвал позицию Никосии безумием и провокацией.

«Мы настаиваем на том, что, до решения вопроса об объединении, правительство Кипра не может претендовать на использование офшорных запасов, - заявил турецкий министр по делам Европы Эгеман Баис, утверждая, что такие акции - есть часть усилий Кипра воспрепятствовать прогрессу на переговорах о присоединении Турции к ЕС. Кипр - троянский конь для стран, выступающих против нашего участия в Евросоюзе».

С аналогичным обвинением в адрес Никосии выступил Д.Эроглю, лидер турецкой общины Кипра, отметив, что он просил президента Д.Христофиаса приостановить работы до встречи в октябре с.г. с генсеком ООН в Нью-Йорке, и там договориться о совместном проведении исследований.

Одновременно Анкара активно призывала Ливан и Египет пересмотреть соглашения о делимитации экономической зоны с Кипром.

Турецкая ежедневная газета «Сабах» предостерегала, что турецкие военные корабли встанут напротив блока «12», в соответствии с соглашением с Севером Кипра, которое предусматривает право поисковых работ в 12 милях от прибрежной полосы.

Так, в этом уголке Восточного Средиземноморья, разразились события, о которых газеты Кипра писали под заголовком «дипломатия канонерок».

Турция обратилась к США с требованием запретить компании Noble Energy проводить бурение, получив в ответ пояснение, что американское правительство не может вмешиваться в дела частных компаний. Вашингтон официально подтвердил суверенное право Кипра распоряжаться природными ресурсами, подчеркнув позитивное значение разработки энергетических запасов для обеспечения стабильности.

На угрозы Анкары среагировало посольство России в Никосии, которое поддержало право Кипра, в соответствии с Конвенцией по морскому праву от 1982 г., распоряжаться своими ресурсами над и под водой. Это было четко подтверждено и в специальном заявлении МИД РФ, в котором были признаны недопустимыми попытки Турции связать этот вопрос с проблемой воссоединения частей острова.

В поддержку права Кипра выступил и ЕС. На пленарном заседании Европарламента в сентябре с.г. было принято заявление с осуждением угроз Турции и подтверждено, что угрозы против одного из членов ЕС направлены против всего ЕС, и что Кипр имеет все права на эксплуатацию ресурсов в своей экономической зоне.

Напряжение, между тем, росло буквально не по дням, а по часам. Едва только платформа «Гомер» стала приближаться к «Афродите», как Р.Т.Эрдоган выступил с предупреждением, что если работы не будут приостановлены, Турция предпримет «соответствующие шаги», начнет собственные разработки в северной прибрежной зоне и при этом в район Восточного Средиземноморья будут направлены для осуществления прикрытия и мониторинга турецкие военные самолеты, торпедные катера и фрегаты.

И эти шаги последовали. В Нью-Йорке 20 сентября Р.Т.Эрдоган и Д.Эроглю (в качестве, в данной ситуации, премьера признанной Турцией ТРСК) подписали соглашение о делимитации территориальных вод и континентальном шельфе. По словам Д.Эроглю, за этим последуют другие соглашения с Турцией, в соответствии с которыми компания Turkish Petroleum получит лицензию от режима Севера на поисковые работы и разработку углеводородов в морской зоне, на которую они претендуют. И вслед за этим заявлением Турция там же, в Нью-Йорке, подписала соглашение с властями северной части Кипра о разработках и эксплуатации нефти и газа в эксклюзивной экономической зоне Кипра. За этим последовали маневры военных кораблей Турции в прилегающей акватории Средиземноморья.

В речи на 66-й сессии ГА ООН президент Д.Христофиас осудил действия Турции. «Маневры турецких военных кораблей носят провокационный характер и представляют реальную угрозу дальнейшего обострения обстановки в регионе», - подчеркнул он и резко высказался по поводу соглашения Турции с незаконным режимом на оккупированной части Кипра об эксплуатации и разработках нефтяных ресурсов. Тогда же он заверил, что все поступления от добычи природных богатств в прибрежной зоне будут распределены между греческим и турецким населением Кипра.

А еще несколько дней спустя старенькое исследовательское судно «Piri Reis» с 35 членами команды на борту вышло из порта Измир, направляясь в сопровождении фрегата и корвета в район северного побережья Кипра (для проведения, как было объявлено, сейсмических исследований и разведывательных работ в водах, прилегающих к северной части), и встало в 10 км от зоны, где Noble Energy проводит буровые работы. К этому району стали продвигаться американский патрульный корабль, российский военный и несколько военных судов Израиля. И все это на небольшой акватории, так что развернуться трудно; обстановка накалилась до такой степени, что море, казалось, может запылать огнем.

Но и это еще не все, как ныне любят говорить. В тугой узел сплелись несколько нервных узлов, создав крайне напряженную и даже опасную, чреватую военным столкновением ситуацию. Одна из самых чувствительных точек в этом - вопрос о присоединении Турции к ЕС в привязке к вопросу о председательстве Кипра в ЕС (по ротации) с июля 2012 г.

Заместитель премьера Турции Везир Аталаи по завершении посещения северной части Кипра в сентябре 2011 г. в заявлении местному ТВ и радио Байрак предупредил, что «может разразиться реальный кризис между ЕС и Турцией: если председателем Евросоюза с июля 2012 г. станет Кипр, и к этому времени не будет результативных сдвигов в мирных переговорах, то Турция заморозит контакты по вступлению в ЕС, и в ее отношениях с Европой наступит неожиданная остановка. Правительство Турции уже приняло на этот счет соответствующее решение».

Представитель ЕС отказался прокомментировать это высказывание, а Кипр заявил, что заблокирует процесс вступления Турции в ЕС, если Анкара будет препятствовать нефтяным разработкам.

Турцию беспокоит не только то, получат ли турки-киприоты свою долю от нефтяных поступлений (сколько до этого времени утечет воды!). Гораздо более настораживающим для Анкары является перспектива изменения политико-экономического статута Кипра, если прогнозы относительно месторождения будут окончательно и практически подтверждены (по самым последним сообщениям, анализы недавно взятых проб свидетельствуют о серьезных запасах). Превращение Кипра в страну с солидным потенциалом углеводородов делает более прочными ее престиж и позиции. Более того, если прогнозы верны, то Кипр может стать экспортером газа и окажется, возможно, в положении конкурента газопровода «Набукко», который должен пройти по турецкой территории через Болгарию, Румынию, Венгрию в Австрию и в 2017 г. запущен в эксплуатацию.

Стремясь сбить накал напряжения, греки-киприоты выдвигают идеи, выгодные не только для турецкого населения острова, но, по большому стратегическому счету, и для Турции. Так, вместо того чтобы препятствовать нашим разработкам, предлагают они, Анкара могла бы участвовать в реализации проекта проведения газопровода по ее территории и транспортировать кипрский газ по газопроводу «Набукко» напрямую к потребителям в Западной Европе, где вопрос энергетики стоит весьма остро, и поступление газа из этой зоны ослабило бы зависимость европейских потребителей от непредсказуемых источников из стран Африки и России.

«У Анкары не так много времени на размышления. Вместо того чтобы выкрикивать угрозы и бряцать оружием, - говорят эксперты и политические деятели в Никосии, - может быть, было бы выгоднее участвовать в совместном перспективном проекте. Тем более что правительства США, России, Израиля, а также ЕС поддерживают линию Никосии в этом вопросе, советуют не затягивать с разработкой месторождения».

Министр иностранных дел Эрато Казаку-Маркулис в одном из недавних интервью подтвердила твердое намерение Кипра продвигаться в планах по освоению месторождения, подчеркнув, что поступления от реализации проектов будут распределены справедливо между гражданами всех общин Кипра. Она настойчиво призвала Анкару не заниматься политиканством и угрозами и подойти к этому вопросу с прагматических позиций.

Некоторые обозреватели считают, что главная цель Турции поставить свои корабли в эту зону Средиземноморья заключается не столько в том, чтобы обеспечить прикрытие и защиту судов, проходящих с грузами для Газы, и даже не столько для того, чтобы попытаться воспрепятствовать разработке нефтяного месторождения, а прежде всего - в демонстрации силы.

Это заявка на новую роль в Восточном Средиземноморье, на Ближнем и Среднем Востоке. На пике своей мощи Оттоманская империя в XVI в. управляла землями на трех континентах: Азии, Африки и Европы. Это была сверхдержава своей эпохи. Оказавшаяся на довольно длительный срок «больным человеком Европы», эта большая страна, занимающая уникальное стратегическое положение, с 74-миллионным молодым динамичным населением ныне оправилась, бравирует своим отменным политическим и экономическим здоровьем, на что есть определенные основания.

После того, как в последнее десятилетие прошлого века после распада СССР политическая реальность показала полную несостоятельность и свела на нет пантюркские геополитические проекты Анкары в отношении бывших республик Средней Азии, правительство Н.Эрбакана (лидер Партии благоденствия, предтечи нынешней лидирующей Партии справедливости и развития) разработало программу поворота в сторону сближения с мусульманским миром, с Организацией Исламская Конференция (с 2011 г. -Организация Исламского сотрудничества). Это был первый бросок. Понадобилось 10 лет, чтобы новая политическая элита - Р.Т.Эрдоган и его партия, несмотря на мощное противодействие армейской верхушки, решительно укрепила свои позиции, добилась заметных успехов в экономическом развитии, в стабилизации внутри страны, в контроле за оппозицией, в частности, курдских групп, обеспечила положение «нулевых проблем» с соседями и почувствовала себя, после победного выступления на недавних выборах, достаточно сильной для продвижения на роль супердержавы региона и ведущего актора в исламском мире.

И тут пробудилась «арабская весна». Это был момент на волне арабских революций, который, как, видимо, считают в Анкаре, нельзя было упустить.

И именно сейчас, когда арабы на распутье, в растерянности, в поиске истинного пути для реализации целей революций, Турция предлагает свою модель современного умеренного светского исламского государства, которое сумело преодолеть экономические трудности, вырваться вперед, встало на магистральную дорогу модернизации и заняло место в авангарде борьбы с оккупантом-Израилем, который попирает права палестинского народа, в защиту исламских ценностей и традиций.

«Нефтяное дело», с которого начато это повествование, Турция в контактах с исламским миром представляет в таком ракурсе, что, мол, Израиль захватывает для грабежа и политического влияния зоны в Средиземноморье, а заодно с ним и Кипр, который ради общей выгоды обещал Израилю отойти от своей прежней позиции в отношении палестинцев, в частности, в том, что касается их обращения о повышении статуса ПНА до полноправного членства в ООН.

Используя политические позиции, Турция вышла на оперативный простор для экономической экспансии, завоевания огромных рынков, особенно сейчас, когда экономика многих арабских стран находится в состоянии развала или только в начале этапа восстановления после политических потрясений.

Но и это, как ныне говорят, еще не все. Призрак оттоманской тени над Европой не растворился, он продолжает нависать. Оттоманы уже были там, в Вене, в самом сердце некогда могущественной великой империи - Австро-Венгрии. И это останется навечно в памяти уже благодаря написанной Моцартом для Венского театра бессмертной комической опере «Похищение из сераля», где главное комическое лицо - старый сердитый турок Осман (бас). Его арии, дуэты - все бесподобно, это один из перлов моцартовой и всей существующей комической музыки. Тут все совершенство. Как, впрочем, абсолютно все у Моцарта без исключения. Но в этой опере, в этом самом колоритном персонаже красота музыкальная идет вкупе с правдивым, характерным и забавным историческим драматизмом. В заключении - хор турок. Восхищаясь талантом Моцарта, один из современных музыкальных критиков писал: «Эта опера дышит такой свежестью, будто написана еще вчера».

А сегодня в европейских странах проживает более 4 млн. (в Германии 2 млн.) турок, и большинство имеет двойное гражданство. Турецкая община является самой молодой и растущей популяцией в Европе. Турецкие граждане принимают активное участие во внутренней политике, избраны в местные и центральные органы.

По прогнозам Фонда народонаселения ООН, турецкое население - ныне 74 млн. чел. - к 2050 г. достигнет 100 млн. чел. В Германии население (ныне 82 млн.) к тому времени снизится до 70 млн., в Великобритании - до 76 млн. чел. Таким образом, Турции будет обеспечено постоянно растущее влияние в Совете ЕС, в Европарламенте и, благодаря многочисленному населению, она станет одной из самых влиятельных стран Евросоюза, если будет туда принята.

Это отступление представлялось уместным, чтобы отметить, что, хотя острота ситуации в «мелком нефтяном споре» у берегов небольшого острова Кипр в настоящее время приглушена, подспудно напряженность в этом районе сохраняется и крайне непросто предсказать, как будут далее развиваться события, тем более что с северных берегов Средиземного моря все слышнее доносятся раскаты социального грома.

Пессимисты, например, опасаются, что спор между Турцией и Кипром по поводу бурения и освоения нефтегазового месторождения, хотя и выглядит как словесная перепалка, в действительности - признак и призрак возможного военного конфликта более масштабного противостояния, в который поневоле окажутся вовлеченными США и ЕС, и такого развития событий, скорее всего, все постараются избежать.

Для киприотов - это момент истины. История Кипра, как и большинства других стран, изобилует критическими моментами, нынешняя ситуация - одна из самых острых, ибо осложняется тем, что Кипр переживает тяжелейший внутриполитический кризис. После прошедшего в июле с.г. страшного взрыва боеприпасов на одной из военных баз, в результате которого погибли 13 чел., нанесен серьезный ущерб экономике и, прежде всего, расположенной рядом основной электростанции; в течение нескольких недель были перебои с подачей электроэнергии, нарушен ритм работы многих предприятий и учреждений, все население по-прежнему находится в морально подавленном состоянии. Этот инцидент, происшедший в результате очевидной преступной халатности, разгильдяйства, безответственного отношения к своим обязанностям целого ряда чиновников был использован для нападок на президента Димитриса Христофиаса. Положение усугубил тот факт, что в докладе о расследовании причин взрыва, представленного известным в стране юристом (его называют независимым, хотя возможно ли это в реальности), делается вывод, что президент, наряду с министрами обороны, иностранных дел и рядом других, несет непосредственную ответственность за эту трагедию. Оппозиционные партии требуют его отставки. Критика чуть приглушена в связи в предстоящей встречей лидеров греческой и турецкой общин Кипра с генсеком ООН в Нью-Йорке, где, как надеются, будет дан импульс практическим сдвигам в переговорах по урегулированию. Прогресс в этом вопросе поможет развязать крупные и мелкие узлы и разрядить напряженность. Многое остается непредсказуемым в этой ситуации.

И все же нефтяные работы идут своим чередом. В одном из недавних интервью министр торговли и промышленности Праксула Антониаду, ссылаясь на оценки экспертов Noble Energy образцов с грунта, сказала, что окончательно достоверные данные будут получены к декабрю с.г., но первые анализы подтвердили прогнозы в том, что касается потенциала. По расчетам, первый газ будет поступать в 2014 г. С учетом этого в 10 милях от Лимассола проведены первые учебные маневры NIRIS 2011 г. по очистке моря в случае глубокого загрязнения в связи с бурением на нефть. Более того, П.Антониаду заявила, что правительство Кипра сейчас практически прорабатывает планы по предоставлению до конца этого года очередного пакета лицензий на разработку ресурсов в других зонах ЭЭЗ внушительному числу компаний, которые приобрели пакеты исследований и данных. В общем, жизнь продолжается.

К счастью, киприоты никогда не теряют бодрость духа и чувство юмора. Это у них в крови. Средиземноморцы, однако. Один из них, очень толковый специалист, занимающийся «Афродитой» (опустим его имя), после долгой утомительной беседы с журналистами рассказал, как несколько лет назад в одной из «желтых» европейских газет проскочила заметочка: то ли анекдот, то ли подслушал корреспондент. Сидят два знатных нефтяника в кафе, один спрашивает другого: «А кто такой Набукко, или это место такое». «Не знаю -отвечает ему коллега, - может, имя, а, может, какой-нибудь украинец, у них все оканчивается на «о»: Тимошенко и другие».

На самом деле все гораздо возвышеннее. «Набукко» - прекрасная опера (как все-таки наша жизнь связана с искусством) Джузеппе Верди, которая принесла ему славу, в т.ч. и потому, что посвящена итальянскому освободительному движению против Австро-Венгрии. «Хор сопротивления» - по исторической теме - пленных евреев, изгнанных из Месопотамии царем Навуходоносором (сокращенно Набукко - откуда и название) и жаждущих свободы родины, перекликался с освобождением Италии.

Много лет спустя, в 2002 г., группа в составе пяти «высоких лиц» -представителей стран-участниц, обсуждавшая в Вене вопрос о строительстве стратегического значения газопровода, вечером в рамках культурной программы была приглашена в оперный театр. Шла редко исполняемая опера - «Набукко». Так и назовем газопровод - решили знатные почетные гости в первом ряду. Его Величество случай. Но это к слову…


***

Источник:  «Новое Восточное Обозрение»

Социальные сети