Афганское наследие советского времени в руинах

Автор: Боули Грэм Рубрики: Переводы, Афганистан Опубликовано: 13-02-2012



Кабул, Афганистан. Красноречивым сивмолом имперских амбиций и их несуразности стоит плавательный бассейн советской эпохи на самой вершине холма, являя собой хороший пример неуместности любого имперского наследия.

Его выкопали 30 лет назад, и едва только он начал использоваться кабульскими плавцами, как холм опутался колючей проволокой: сначала Советы там разместили артиллеристские орудия, потом Талибы, а затем весь район целиком был разбомблен Западными войсками во время вторжения 2001 года.

Сейчас он восстановлен и пять его трамплинов одиноко нависают над пустым бассейном, а безразличный город, простирающийся у подножия, живет другими интересами своей необычной истории — ожидает выхода очередных иностранных оккупантов — Соединенных Штатов и их союзников.

Кроме бассейна в Кабуле осталось много намеков на Советское прошлое, которые скрываются среди холмов тут и там в этом многострадальном пейзаже: политехническая школа, построенная в 1960-х, когда Советский Союз и Соединенные Штаты под влиянием холодной войны толкались в Афганистане, участвуя в крупных инвестиционных проектах или автомобильный завод, выросший после 1979, когда Советская Армия пришла для более глубокого затягивания этой страны в сферу влияния Кремля и насаждения своего мышления.

Советы вышли в 1989, оставив Афганистан на пути гражданской войне , которая спалила огнем то, что Советы настроили. Невероятно, но некоторые объекты до сих пор не заброшены, например инженерная школа или автомеханический институт, и я недавно видел, как второкурсник в зеленой футболке пробирался сквозь руины разбомбленных аудиторий.

Другие просто разгромлены и кишат бездомными, наркоманами и собаками — отрезвляющий артефакт, с которым столкнулись Соединенные Штаты и их союзники, когда начали рассуждать какое наследие они могут оставить. 

«Советы пришли, полагая, что они смогут переформатировать человеческое общество, освободив афганцев от средневекового отставания»,- гвоорит сэр Родрик Брейтвейт, бывший британский посол в Москве, чья книга “Afgantsy” рассказывает о советской оккупации. «Они не смогли трансформировать афганское общество в той степени, а теперь мы собираемся это сделать».

В 1980-х советское посольство в Кабуле на улице Даруламан с суетящимися технарями и идеологами было центром власти, совсем как сейчас американское посольство.

Нынешний посол России 51-летний Андрей Аветисян, работал здесь в качестве начинающего дипломата в 1980-х. Он остался даже когда обстановка накалилась в начале 1990-х: 16 дней он прятался в бомбоубежище, когда моджахеды громили Кабул, и он был одним из последними россиян, покинувших Афганистан в августе 1992 года.

Одетый в элегантный черный костюм, Авертисян смотрится одинокой фигурой в гулких коридорах восстановленного российского посольства, размером в одну треть от былых времен. Во времена талибов на этой территории держали ослов и бродяг, но сейчас ничего не видно с улицы за металлическим блеском стен.

У него есть план восстановления 150 инфраструктурных проектов советской эпохи, начиная с домостроительного комбината на окраине Кабула возле аэропорта. «Были проекты, которые в некотором смысле были основой афганской экономики. А теперь трудно оценить в каком они состоянии».

Ярчайшая иллюстрация противоречивых имперских амбиций — Советский Дом Науки и Культуры около российского пососльства и кабульского зоопарка. Это современный, угловатый, бетонный корпус, где советские граждане и афганцы собирались на лекции, фильмы и пропаганды идей модернизации, которые на время преобразили Кабул, даже было время, когда афганские женщины могли работать за пределами дома в одежде западного стиля.

Но во время гражданской войны 1992-96 годов был оккупирован одной группировкой и разрушен огнем противника с близлежащего холма. Сейчас аудитории завалены мусором, холодный ветер сквозит через дыры от ракетного обстрела и некогда яркие советские рисунки на стенах с изображениями мужчин и женщин, афганцев и русских скрыты в убогой темноте возле рисунков талибских боевиков, обучающих детей, как стать смертниками террористами.

«Это было очень роскошно», говорит Мохаммед Ельяс, крупный мужчина с широкой улыбкой, который озабочен больше припаркованными за 20 афгани (около 40 центов) машинами на грязной стоянке неподалеку, чем созерцанием культурного центра. «А сейчас нет ничего».

Не все наследство Советов утеряно. Хлебозавод Сило, кормил национальную афганскую армию и полицию. Во время гражданской войны, боевики сбрасывали своих врагов с его крыши. Но теперь его мрачные желтые башни снова выпекают хлеб из Сило для больниц и школ.

Самым устойчивым, наверное, оказался Mikrorayon — серые жилые кварталы, построенные для Советских чиновников и афганской элиты, посреди центральных пригородов Кабула. 

В отметинах от пуль и снарядов после боев 1990-х годов, тесные, обветшалые, в заплатах, с бельевыми веревками, беспорядочно натянутыми из окон к близлежащим деревьям. Но Микрорайон по-прежнему один из самых престижных районов для образованных и богатых людей среднего класса в Кабуле, этот факт отражен в ярких уличных рекламных щитах с мобильными телефонами и частными школами, и молодых женщинах на тротуарах в обтягивающих джинсах, необременных традиционными платьями.

«Это безопасное место»,- говорит 50-летний школьный директор Мохаммед Башир, паркующий машину возле дома, где у него четырехкомнатная квартира, в которой кроме него живут его жена и шестеро детей. «У нас есть вода, электричество и центральное отопление». «Честно говоря, Россия сделала великое дело для Афганистана. Мы не видели ничего серьезного, построенного международной коалицией»,- сказал он.

В памяти многих афганцев советские времена окрашены розовой ностальгией. Но музей около главного стадиона напоминает о кровавом наследстве: мины, снаряды, ракеты, вертолеты и другие средства, которые Советы использовали для подавления выступлений, оставив после себя сотни тысяч смертей, намного ужаснее, чем потери от действий коалици, если эти вещи вообще можно сравнивать.

Абдул Вахид Такат, офицер спецслужб, прошедший обучение в КГБ в советские времена, а сейчас военный аналитик, живущий неподалеку от Mikrorayon, считает, что сильная армия и крепкое правительство были значительным вкладом. Они позволили Президенту Мухаммаду Наджибулле, последнему лидеру, поддерживаемому Советами, противостоять в одиночку моджахедам в течение трех лет после 1989 года, пока Москва в конце концов не остановила поставки нефти и других ресурсов.

Потом талибы, конечно, Наджибуллу разгромили, его самого застрелили и повесили на фонарном столбе в Кабуле в 1996 году. «Они после себя оставили сильный Афганистан, а нынешнее правительство долго не продержится»,- говорит Такат, вспоминая Советы.

Вечером на Холме Плавательного Бассейна, совсем недавно, пятеро полицейских в голубой униформе отвлеклись от своих прямых обязанностей и танцевали кружком возле плавательного бассейна, двигая руками в такт Таджикской музыке, льющейся из окна их Тойоты Лэнд Крузер.

Другой афганец, 34-летний безработный в хлопчатой куртке, Гарун Мерзад, вышедший подышать воздухом, глядя на них с безразличием говорил об американском грядущем уходе и состоявшемся ранее советском, что это неизбежно, и Афганистан вернется снова к тому, чем он всегда был. «Я ничего не могу сказать плохого о них»,- сказал он, имея ввиду Русских, - «единственно только — они были безбожниками. » 

***

Источник

Социальные сети