Спецоперации: БЕСШУМНОСТЬ, РЕШИТЕЛЬНОСТЬ, АГРЕССИВНОСТЬ

Автор: Козлов Сергей Рубрики: Азия/Океания Опубликовано: 02-12-2012

kopassus-indonesia

28 марта 1981 года внутренний рейс индонезийской авиакомпании Garuda Indonesia Airways был захвачен террористами.

Это был первый с 1972 года захват воздушного судна индонезийских авиалиний. Операцию по освобождению заложников проводил индонезийский спецназ, принцип действий которого определил один из руководителей вооруженных сил этого государства после окончания штурма.

В 1981 году группа террористов захватила самолет DC-9 «Woyla» авиакомпании Garuda Airways с 48 пассажирами на борту, который направлялся из Палембанг (Южная Суматра, провинция Капитала) в Медан (Северная Суматра, провинция Капитал). В 10.10 утра террористы, угрожая пистолетом, приказали пилоту капитану Герману Ранте направить самолет в столицу Шри-Ланки Коломбо. Но поскольку для выполнения требований террористов самолету требовалась дозаправка, было решено для этого посадить самолет в Пенанге (Малайзия). После того как власти Малайзии предоставили угонщикам продовольствие и карты, в 16.05 по местному времени террористы выпустили одного пассажира. Самолет вылетел из аэропорта вскоре после этого обмена. Однако такая оперативность и инициатива властей Малайзии, позволившие беспрепятственно вылететь захваченному DC-9 в Таиланд, огорчили правительство Индонезии. Если бы террористы решили лететь дальше, было бы очень трудно провести операцию по силовому освобождению заложников. А если бы самолет продолжил полет и взял курс на арабские государства (было предположение, что террористы хотят лететь в Ливию), ситуация стала бы развиваться по наихудшему сценарию. Но, к счастью, террористы взяли курс на Таиланд и в 17.05 по местному времени приземлились в международном аэропорту Дон Муанг. Самолет разместили на стоянке терминала «А» авиабазы королевских ВВС Таиланда.

Организация на высшем уровне

Когда о захвате воздушного судна стало известно в Джакарте, большинство старших офицеров вооруженных сил Индонезии, которые в то время назывались ABRI (Angkatan Bersenjata Republik Indonesia), находились на совещании в Амбоне на Молуккских островах. В Джакарте оставался только заместитель командующего вооруженными силами адмирал Судомо. Новости о развитии событий первоначально передавались ему, а уже от него генерал-лейтенанту Моердани, помощнику министра обороны и безопасности и главе стратегического разведывательного центра.

Вскоре командующий ABRI отдал приказ возглавить операцию по нейтрализации террористов подполковнику Синтонгу Пандджаитану, оперативному офицеру группы Kopassandha. Это было вполне обоснованно поскольку Синтонг был признанным экспертом в вопросах борьбы с терроризмом, он изучал эту проблему более 20 лет. В самом начале своей деятельности он прошел курс обучения в 22-м полку британской SAS в Херефорде, курс антитеррора в голландском Русендале, а также подобные курсы в антитеррористических спецподразделениях Франции, Германии и Южной Кореи.

Синтонг принял приказ к исполнению, несмотря на то, что все еще ходил с тростью, а до этого две недели провел на госпитальной койке. Подполковник недавно получил травму ноги при совершении затяжного прыжка с парашютом, когда тренировался вместе с мобильной командой подготовки MTT (Mobile Training Team) сил специального назначения США.

Несмотря на это, он довольно скоро подготовил команду антитеррора. Первоначально Синтонг сформировал команду из 72 человек из подразделения Group 4/Sandiyudha, но впоследствии, когда стало известно, что самолет захвачен всего пятью террористами, подполковник сократил численность группы до 30 коммандос. 24 бойца были из 4-й группы, три штабных офицера из подразделения Kopassandha, а еще трое — из 1-й группы парашютистов-коммандос. Политики Индонезии придерживались жесткой линии, и было ясно, что они намерены спасти заложников любой ценой.

Генерал-лейтенант Йога Сугомо скрытно вылетел из Джакарты в Бангкок вместе с пятью сменными экипажами авиалайнеров (пилоты и техники), которые должны были управлять ими при выполнении обратного рейса. После возвращения в Джакарту он вместе с адмиралом Судомо встретился с президентом Индонезии Сухарно. Когда Сухарно спросил генерал-лейтенанта Моердани о вероятности успеха операции, тот честно ответил: «Пятьдесят на пятьдесят, сэр». Однако это не остановило Сухарно, и он приказал продолжать операцию.

В отличие от Сухарно премьер-министр Таиланда генерал Тинсуланонда не выделил никаких сил против угонщиков. Он исходил из того, что в 1972 году при захвате израильского посольства не выделялось никаких сил и все разрешилось успешно.

Подготовка

Постепенно информация, поступавшая с места событий, стала проясняться. Было установлено, что террористы относятся к исламской организации Komando Jihad фундаменталистского толка. Угонщики потребовали освобождения 80 членов их организации, заключенных в тюрьму в Индонезии, и выкуп в 1,5 млн. долларов США. Кроме того, они хотели принять на борт заключенных. Захватчики угрожали взорвать самолет, если их требования не будут выполнены до 1:00 30 марта 1981 года.

Для того чтобы при проведении силового освобождения заложников действовать уверенно и быстро, были организованы тренировки личного состава на аналогичном самолете DC-9, который был предоставлен государственной авиакомапнией Garuda Indonesia Airways. Команда разработала тактический план проведения операции, познакомившись с конструкцией самолета и планировкой салона. Это было очень важно при проведении операции спасения заложников. Вторым важным моментом был выбор способа, позволявшего штурмовым командам приблизиться к самолету. Офицерам, планировавшим операцию, удалось определить мертвую зону, которая не просматривалась из самолета, и использовать это направление для скрытого приближения к воздушному судну. Третий этап подготовки был посвящен отработке синхронных действий всех групп и отдельных бойцов и четкого взаимодействия между ними.

Выбор оружия

Одно заметное событие имело место до вылета штурмовой команды, когда она снова встретилась с генерал-лейтенантом Моердани на авиабазе ВВС Halim Perdanakusuma в Джакарте. Когда генерал увидел, что бойцы используют при отработке штурма самолета автоматические винтовки М16 А1, он предложил заменить оружие на менее мощное.

Моердани выдал спецназовцам 9-мм пистолеты-пулеметы H&K MP5 SD-2. Синтонг уже имел опыт ведения огня из этого оружия, который он получил при посещении учебного центра GSG-9, однако он понимал, что ни один из его подчиненных такого опыта не имел. Кроме того, согласно установленной процедуре любое новое оружие должно быть проверено и оценено специалистами, прежде чем его начнут использовать подразделения. Поэтому после получения оружия личный состав начал возражать и говорить, что новые пистолеты-пулеметы не могут применяться в этой операции. Однако Моердани настоял на своем. Синтонг неохотно признал эти доводы и подчинился, поскольку это был его начальник. Скорость пули у этих пистолетов-пулеметов была вполне достаточной для того, чтобы убить человека, но они не могла нанести серьезные повреждения самолету, пробив его обшивку или баки с топливом.

Настойчивость подполковника Синтонга

На часах было 20.00 когда самолет DC-10–30 готовился к вылету в Бангкок. Мысль о новом оружии, которое не было даже проверено бойцами группы, сильно угнетала подполковника Синтонга. Он уже имел подобный негативный опыт, когда во время подавления коммунистических действий в центральной части острова Ява его люди получили новые 5,56-мм автоматические винтовки AR-15, которые отказали во время стрельбы. Поэтому он решился еще раз обратиться к генералу Моердани с просьбой провести тренировочные стрельбы. Ему все-таки удалось убедить генерала, и тот дал команду отложить вылет.

После этого Синтонг быстро провел проверку боем нового оружия. И не напрасно, поскольку при стрельбе оружие отказало. Узнав о случившемся, Моердани был сильно удивлен, поскольку это было абсолютно новое оружие, которым постоянно пользовались бойцы германской группы антитеррора GSG-9. Кстати, именно его они использовали при освобождении захваченного самолета авиакомпании Lufthansa в столице Сомали Могадишо. Генерал предположил, что такое произошло либо из-за неправильного хранения оружия в условиях тропического климата Индонезии, отличающегося повышенной влажностью, либо из-за того, что патроны были просрочены. Поэтому он приказал привезти другие патроны из его офиса, которые совсем недавно прислали из Германии. Использование новых боеприпасов дало очень хорошие результаты.

Это событие показало, что Синтонг проявил себя как человек, исключительно ответственно относящийся к полученному приказу и не упускающий ни одной мелочи.

В Таиланде

Спустя два дня интенсивных тренировок тридцать спецназовцев вылетели в Бангкок на самолете DC-10. 30 марта 1981 года в 02.25 по времени Бангкока они приземлились в аэропорту Дон Муанг. В аэропорту был организован тактический центр коммандос индонезийского спецназа Kopassanda. Первоначально тайские официальные лица предложили провести совместную операцию спецназа Таиланда и Индонезии, но это предложение было отвергнуто индонезийским руководством. Они мотивировали отказ тем, что угнанный самолет принадлежит индонезийской авиакомпании, большинство пассажиров граждане Индонезии и сами угонщики также являются индонезийцами. Кроме того, с чисто военной точки зрения проведение совместной операции без проведенных до этого совместных тренировок и отработки четкого взаимодействия будет иметь весьма сомнительный успех. Подтверждением этому является операция по освобождению заложников из захваченного египетского самолета DC-8, которая проходила в аэропорту Ларнака на Кипре в феврале 1978 года. Тогда в ходе операции из-за отсутствия совместных тренировок и четкого взаимодействия египетские коммандос вступили в перестрелку с офицерами полиции Кипра. В результате 15 египетских спецназовцев было убито.

На самом деле взаимодействие с тайскими военными было налажено, но на более высоком уровне. Вооруженные силы Таиланда предоставили индонезийским коллегам часть бронежилетов и лестницы для того, чтобы забраться на борт самолета. Зная, что бронежилетов хватает всем членам штурмовой группы, а один бронежилет, предоставленный тайцами, был получен из штаб-квартиры ЦРУ в Бангкоке, Моердани немедленно вернул его, чтобы никто не мог упрекнуть Индонезию в том, что она получила помощь от США при подготовке к проведению этой операции. Кроме того, чтобы сохранить честь тайских вооруженных сил, им было позволено принять участие в операции, выставив оцепление вокруг захваченного самолета.

30 марта 1981 года штурмовая команда посвятила тренировке по проникновению в самолет DC-9. Эта тренировка имитировала проведение штурма в ночных условиях. Операцию повторяли снова и снова, отрабатывая наиболее сложные технические элементы, прежде всего вскрытие двери и быстрое и эффективное проникновение в салон самолета.

Беру ответственность на себя

Пока велись переговоры и шли тренировки спецназа, один из заложников, гражданин Великобритании Роберт Уэйнрайт, бежал через дверь аварийного выхода самолета. Это событие внесло некоторые изменения в план штурма.

В соответствии с замыслом подгруппа Recon 2 должна была войти через запасной выход с левого крыла. Синтонг приказал им: «Как только откроется дверь, сразу же стреляйте в того, кто будет напротив». Один из бойцов спросил: «А что, если это будет пассажир, сэр?» Синтонг твердо ответил: «Меня это не волнует! Даже если это будет пассажир, у вас нет другого выхода, кроме как застрелить его. Это уже судьба! Я беру ответственность на себя!» Логика рассуждений Синтонга была такова. Поскольку один из заложников бежал именно через аварийный выход, террористы постараются освободить все пассажирские места, расположенные напротив дверей экстренного выхода. С одной стороны, стрелковое мастерство группы захвата было несравнимо выше навыков ведения огня любого из террористов, но с другой стороны, террористы были отчаянными и решительными людьми, поскольку они были готовы пойти на смерть за свои действия. Но Синтонг считал, что их бесстрашие было и их слабым местом. При любом громком звуке террорист скорее всего поднимет голову над рядом сидений, в то время как заложники, услышав выстрелы, как любой нормальный человек, пригнутся или даже упадут на пол между сиденьями. Именно по этой причине Синтонг приказал своим бойцам стрелять над уровнем сидений пассажиров: «Если вы видите, что человек поднимает голову выше подголовника, сразу же стреляйте в него!» Он также приказал при входе коммандос в самолет крикнуть пассажирам, чтобы те присели.

Жесткий инструктаж

Наконец после переговоров с правительством Таиланда тайский премьер-министр дал зеленый свет на проведение силовой операции по освобождению заложников силами спецназа Индонезии. Поскольку эта операция не считалась секретной, все коммандос приняли решение переодеться в свою боевую форму и красные береты. Помимо этой причины была и другая, пожалуй, даже более важная. Бойцы спецназа так могли легко отличить своих от других людей, находящихся в захваченном самолете.

В ходе последнего инструктажа перед штурмом, который проходил в 22.00 30 марта 1981 года генерал-лейтенант Моердани напомнил бойцам штурмовой группы о том, чтобы они не рисковали напрасно. Однако когда генерал вышел из комнаты, Синтонг обратился к своим подчиненным с совершенно другим призывом: «Если бы у нас была задача уничтожить террористов, то мы могли бы просто взорвать самолет. Нет ничего проще! Тем не менее наша задача заключается в спасении заложников, экипажа и самого самолета». После этого он добавил, что безопасность бойцов штурмовой группы не имеет никакого значения. «Мы пришли сюда, чтобы спасти заложников. Жизнь заложников намного ценнее нашей жизни!»

Время штурма определено

А между тем террористы становились все более нетерпеливы. Индонезийский генерал-лейтенант Йога Сугомо все еще пытался тянуть время, делая вид, что под давлением террористов их требования начали выполняться.

В то же время на основании информации, которую получили сотрудники ЦРУ, подслушивавшие разговоры террористов в самолете с помощью специального устройства, удалось выбрать наиболее оптимальное время штурма самолета. Считалось, что к трем ночи террористы достаточно расслабятся, устав за день и ночь. Опираясь на полученную информацию, генерал-лейтенант Моердани принял решение штурмовать самолет в 3 ночи 31 марта 1981 года.

Подполковник Синтонг знал, что личный состав штурмовой группы просто вымотался за истекший день, но времени на отдых практически не было, и поэтому пошел на хитрость. Он объявил спецназовцам, что операция отменяется, и приказал всем идти спать. Едва он погасил лампу в комнате, как все уже спали крепким сном, а некоторые храпели. А спустя час он разбудил группу и приказал готовиться к штурму. Несмотря на короткий сон, бойцы чувствовали себя отдохнувшими и посвежевшими.

Сюрприз перед штурмом

К 2.00 все огни вокруг самолета были погашены, и штурмовые группы начали осуществлять решение Моердани. Полукилометровую дистанцию спецназовцы преодолели на грузо-пассажирском микроавтобусе «Фольксваген».

Зная о наличии большого числа журналистов в аэропорту, личному составу штурмовой группы было приказано лечь на пол автобуса, а Моердани сидел на одном из них.

Но далее случилось то, что никто не планировал и не учитывал. Прибывший генерал-лейтенант Моердани решил идти на штурм самолета в числе штурмовой группы. Для подполковника Синтонга это был нерадостный сюрприз, поскольку ни план операции, ни боевой порядок штурмовой группы такого развития событий не предусматривал. Генерал сильно выделялся на фоне остальных бойцов, поскольку был одет в черную куртку и держал в руках пистолет.

Позже Бенни Моердани сказал, что подумал, что ему следует в этот момент быть со своими солдатами. Он всегда делал так и раньше, когда участвовал в боях на полях сражений. И сейчас он был уверен, что его присутствие в составе штурмовой группы будет иметь важное психологическое значение для подчиненных.

Синтонг рассказывал позже, что они пошли к самолету спокойно, не демонстрируя свое оружие, совсем не так, как это делают обычно группы спецназа, проводящие операции по спасению заложников. Один из репортеров, видевший их передвижения, написал, что выдвижение индонезийских спецназовцев напоминало прогулку на воскресный пикник. Надо заметить, что Синтонг согласился с этим.

Штурм начался

Штурмовая подгруппа получила приказ войти в самолет. Подгруппа поддержки и снайперская подгруппа окружили самолет в радиусе 30 метров и замерли в готовности оказать поддержку штурмующим. В то же время в радиусе двухсот метров находилось спецподразделение королевских ВВС Таиланда, также готовое поддержать индонезийских спецназовцев.

Несмотря на то, что начало операции было назначено на 3.00, уже в 2.40, когда все подгруппы оказались на исходных позициях, Синтонг дал команду на штурм.

Шестеро бойцов вышли на плоскость самолета. В 2.45 двое солдат из подгруппы поддержки поднялись по лестнице и открыли левую переднюю дверь.

До того как передняя дверь была полностью открыта, двое коммандос протиснулись в самолет и первый крикнул: «Коммандо!» Это было сделано для того, чтобы вызвать шок у всех, кто находился внутри. Подготовленные люди, такие, как опытные террористы, обычно находятся в состоянии оцепенения 2–3 секунды, прежде чем начнут реагировать на происходящие события. Обычные люди начинают реагировать не ранее 10 секунд после этого. Вслед за первым в салон проник второй боец, прикрывая своего товарища, и тоже крикнул заложникам, чтобы они укрылись, оставаясь на своих местах. Спустя несколько секунд раздался первый выстрел. Это террорист по имени Абу Сафьян выстрелил в командира корабля Германа Ранте, сидевшего в левом кресле. Когда Абу Сафьян стрелял в голову командира из кольта 38-го калибра, второй пилот Ганди Джуванторо смог спрыгнуть из правой двери экстренного выхода и защитить капитана Унтунга Суросо, стоявшего под кабиной. Другой угонщик выбежал из кабины, но в салоне столкнулся с первым коммандос, и они вступили в рукопашную схватку. Террорист попытался завладеть оружием спецназовца, но еще до того, как второй коммандос успел выстрелить, террорист был выбит из салона на плоскость. Там он запнулся за спасательный трап и упал на взлетку. Здесь его застрелили бойцы спецназа, окружавшие самолет. Позже его труп идентифицировали и установили, что это был террорист по имени Абдулло Мулионо. Один из пассажиров захваченного самолета, голландец по имени Хеиндрик Сеисен, описывал эти события так: «Я проснулся, услышав сильный грохот, который напоминал стрельбу. Кажется, не прошло и двух секунд, как весь салон заполнили бойцы коммандос. Когда началась стрельба, все попадали вниз под сиденья. Я был в ужасе!» 

Счет времени шел на секунды. Сразу после первой пары через дверь левого экстренного выхода в самолет проникла вторая.

Первая группа действовала четко в соответствии с боевым приказом валить всех, кто окажется напротив дверей аварийного выхода. Так и случилось, когда один из бойцов немедленно выстрелил в того, кто закрывал дверь экстренного выхода. Надо сказать, что Синтонг оказался прав на 100 процентов, поскольку убитый оказался террористом по имени Венди Мохаммад Зейн. Он был самым молодым из команды угонщиков. Угонщики попытались бросить гранату, но, к счастью, она не сработала из-за того, что чека не была полностью выдернута. Гранату бросал террорист Зульфикар. Он попытался бежать через дверь левого экстренного выхода, которую уже открыла вторая пара. Спасаясь, террорист выпрыгнул из самолета и попал под огонь винтовок М-16 А1 подгруппы поддержки. Его завалили, когда он уже был под крылом.

Спустя еще несколько секунд третья группа также проникла в салон через заднюю гидравлическую дверь. В связи с тем, что дверь открывалась медленно, террорист, стоявший за ней, был готов к появлению спецназа. Это привело к тому, что первый коммандос по имени Ахмад Киранг получил пулю в живот, не прикрытый бронежилетом. Второй боец, шедший следом, также получил пулю в грудь, но благодаря бронежилету, отделался лишь огромным синяком. При этом он сразу открыл огонь из своего H&K MP5 и убил террориста, который упал неподалеку от стюардессы, находившейся рядом. Этого террориста звали Махризал.

Зачистка

После того как коммандос вошли в самолет, подгруппа поддержки приблизилась к борту для того, чтобы оказать помощь подгруппе разведки. В самое короткое время спасатели эвакуировали раненого Ахмада Киранга.

Когда все террористы были обезврежены, заложникам было приказано построиться и выйти из самолета с поднятыми руками. Один из угонщиков по имени Абу Сафьян попытался смешаться с заложниками. Но ему не повезло, поскольку трое заложников указали на него коммандос и сообщили, что он был одним из угонщиков самолета. Абу Сафьян попытался бежать и был убит при попытке бегства.

Счастливая ошибка генерала

В ходе операции трое террористов нашли свою смерть за пределами самолета и еще двое получили тяжелые ранения в самолете. Таким образом, все пятеро террористов были уничтожены в ходе этой операции.

Единственными жертвами этой операции из числа спецназовцев и заложников были Ахмад Киранг, скончавшийся в госпитале ВВС Бангкока, и пилот Герман Ранте, который умер спустя шесть дней.

В 5 утра того же дня подразделение индонезийского спецназа было переброшено из Бангкока в Джакарту.

Реакция СМИ

После успешного проведения операции по спасению заложников ряд газет и журналов стран АСЕАН поместили сообщения об этом событии.

Так, Asian Wall Street Journal отмечал: «Индонезийцы заслуживают такой же чести и уважения, что и спецподразделения Израиля и Западной Германии, проявившие храбрость в Энтеббе и Могадишо. Жаль, что это не произошло, хотя это событие достойно более широкого резонанса». В статье замечалось, что страны третьего мира всегда недооцениваются, поскольку считается, что их спецназ не имеет такой дисциплины и не может работать так же эффективно, как западные коллеги. Журнал так прокомментировал эффективные действия индонезийских бойцов: «Эти солдаты имеют самый высокий уровень подготовки. Об этом свидетельствует тот факт, что им удалось спасти заложников без жертв среди пассажиров. От угона до последнего выстрела вся операция длилась около 60 часов. Это свидетельствует о высокой степени организации и качестве планирования. Кроме того, чтобы достичь такого результата, требуются мужество, профессионализм и дисциплина».

Другой показатель, который свидетельствовал о высокой эффективности работы спецназа, — время, которое потребовалось штурмовой команде для уничтожения террористов. От проникновения в самолет до уничтожения последнего террориста прошли три минуты. Операция прошла на 30 секунд быстрее, что было запланировано.

***

Источник - http://www.bratishka.ru

 

Социальные сети