Особый подряд

Автор: Колчин Денис Рубрики: ЧВК, Блоги Опубликовано: 05-04-2012



Частные военные компании (ЧВК) становятся трендом во всем мире. Но не в России. Мешают юридические аспекты, психологические рамки и отсутствие политической воли. Хотя у нас, в силу определенных причин, такие организации, вероятно, могли бы получить распространение. Например, на Урале.

ЧВК – фирмы, сформированные из ветеранов различных силовых структур, выполняющие около-боевые задачи в «горячих точках» на коммерческой основе. Инструктаж подразделений, охрана объектов и отдельных персон, сопровождение колонн, тыловое снабжение и многое-многое другое. Вот чем занимаются люди, которых обыватель по привычке называет «наемниками». По самым скромным подсчетам, в год эта сфера деятельности приносит десятки миллиардов долларов дохода.

В Европе, США, Израиле, ЮАР данный бизнес очень популярен. Тамошние спецы выполняли и выполняют заказы на обоих полушариях. На Балканах, в Азии, в Африке, в Латинской Америке. То есть, везде, где вчера, сегодня и завтра воевали, воюют и будут воевать. Кроме того, на рынке работали несколько российских фирм. Среди них Fort Defense Group, «Феракс», «Редут-Антитеррор», «РСБ-Групп», «Антитеррор-Орел», «Тигр Топ Рент Секьюрити». Их сотрудники присутствовали в Афганистане, Ираке, на Шри-Ланке, в Курдистане и прочих замечательных уголках.

Сегодня все наши компании подобного типа, часто вынужденные существовать полулегально по причине законодательных ограничений, расположены в европейской части страны. На Урале нет ни одной. Хотя, наверное, они бы сумели занять здесь свою нишу, набрать персонал и оживить региональную повестку дня.

ЧВК-шанс

Издатель журнала «Искусство войны» Илья Плеханов некоторое время сотрудничал с отечественными ЧВК. По его мнению, Россия, пожелай она этого, может занять свою нишу в данной сфере.

- Какие проблемы для появления и развития масштабного рынка отечественных частных военных компаний тебе представляются основными и почему?

- Сразу хотел бы уточнить вопросы терминологии. С моей точки зрения, сам термин «ЧВК» не совсем точен. Сегодня (в отличие, например, от 1960-х годов) большинство компаний не вовлечены непосредственно в боевые действия, а занимаются консультированием и частной охранной деятельностью. Но - в зоне военных конфликтов. То есть, их нельзя назвать строго «военными».  Американские ЧВК серьезно завязаны на системе госзаказов, потому как львиная доля контрактов поступает непосредственно от Госдепа и Центрального командования США. И поскольку самым крупным заказчиком выступает государство, ЧВК, по большому счету, являются инструментом внешней политики. То есть, их нельзя назвать строго «частными». Отсюда вытекает и ответ на вопрос. Нынче у России нет внятной внешней политики и, как следствие, нет острой надобности в ЧВК. Другая основная группа заказчиков - крупные компании (занимающиеся нефтью, газом, логистикой, драгоценными металлами и т.п.). И здесь, теоретически, перспективы лучше, так как ряд российских крупных компаний работает в «горячих точках». Но они предпочитают покупать услуги западных «контракторов», переплачивать и уводить часть денег в откаты. Есть и формальные проблемы. Скажем, статья УК за наемничество или неучастие России в международных соглашениях, регулирующих соответствующий рынок. Но, на мой взгляд, это второстепенные сложности. Они решаются быстро. Было бы желание.

- Если упомянутые проблемы исчезнут, то можно ли ожидать, что в России произойдет своеобразный «всплеск» создания ЧВК?

- Какого-то всплеска ожидать трудно даже при идеальном сценарии. Скорее всего, у крупных российских компаний рано или поздно появятся свои подразделения, которые смогут вооружено работать в «горячих точках». Сейчас единственной эффективно работающей (и с большим потенциалом на будущее) является одна российская организация, которая занимается охраной кораблей в Аденском заливе, имеет свое судно постоянного базирования, не завязана на интересы каких-либо больших игроков, а принимает заказы от судовладельцев или грузовладельцев. В целом, все, кто хотел участвовать в  чем-то похожем, давно ушли работать на зарубежные фирмы и покинули Россию.

- Как бы ты оценил то, что российские официальные лица часто негативно высказываются на тему частных военных компаний?

- Сама идея того, что кто-то с оружием в руках связан с заказчиком не строгой иерархией подчинения, а рамками рыночных контрактов, просто не укладывается в голове у официальных лиц. Помимо проигрышной психологии, наши чины совершенно не понимают правил игры на мировом рынке безопасности. Не понимают, какой он огромный и прибыльный. Не понимают, что это инструмент внешней политики. Боятся ответственности. И банально боятся, что любая неприглядная история, от которых в подобном бизнесе никто не застрахован, может ударить по их креслам, репутациям, пенсиям.

- Что, по-твоему, даст России развитый рынок собственных ЧВК?

- Они могли бы позволить активно работать и зарабатывать нашим компаниям на рынках в «горячих точках». А учитывая, что весь мир становится одной большой «горячей точкой», от этого никуда не деться. Это и расширение сферы влияния России, и задел на будущее во многих интересных нам странах, создание союзников, работа с людьми и создание сетей симпатизирующих нам элит, сопутствующая разведывательная деятельность, информированность, обеспечение безопасности транспортных коридоров и дипломатических миссий. Если Россия хочет иметь хоть какой-то вес в мире, такие компании нужны ей как воздух.

- В случае преодоления препон, стали бы, по-твоему, военные фирмы возникать не только в Москве и центральной России, но и в других регионах - предположим, на Урале?

- ЧВК все же заточены на работу за пределами своей страны. В России, в силу наличия огромной государственной машины, проблемы внутренней безопасности решаются уже существующими структурами. Поэтому создание ЧВК - не вопрос принадлежности к какому-то региону. Главное - где будут работать компании. А работать придется за границей.

- По опыту твоего личного общения с ветеранами различных войн и силовых подразделений - какое у них отношение к военным компаниям, к самой идее поработать в данном направлении?

- Подавляющее большинство ветеранов силовых структур, с кем я общаюсь или общался, одобряют идею создания отечественных ЧВК. Многие хотели бы работать в таких структурах, применять свои навыки. И это даже не вопрос  материального вознаграждения или жажда повидать мир, а именно серьезное взвешенное желание отстаивать интересы страны за рубежом в опасных условиях.

Правовое поле

Юридические аспекты «контракторства» прокомментировал адвокат «Свердловской областной гильдии адвокатов» Алексей Буштрук. Он рассказал о международно-правовом регулировании сферы и о том, что, в плане законодательства, сдерживает развитие ЧВК в России.

- Какими юридическими нормами регулируется деятельность частных военных компаний за границей?

- В настоящий момент какого-либо международного нормативного правового акта, устанавливающего статус и регламентирующего деятельность частных военных компаний,  не существует. Однако их правовое положение зависит от а) характера операций, проводимых ЧВК и б) международно-правового положения их сотрудников. Такой вывод можно сделать, проанализировав статью 47 Дополнительного протокола №1 от 08 июня 1977 года к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающуюся защиты жертв международных вооруженных конфликтов. Согласно указанной статье, под наемником понимается любое лицо, которое: 1) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооружённом конфликте; 2) фактически принимает непосредственное участие в военных действиях и т.п..

- Получается, «контракторы» - не наемники…

- Осуществляя свою деятельность, сотрудники ЧВК обязаны работать так, чтобы не подпадать под «собирательное» определение наемника. При этом существующая неопределенность в четком понимании фразы «участие в боевых действиях» (международные акты не дают такого определения) порождает неоднозначность и в правоприменительной практике. Следовательно, однозначно легитимной будет являться та ЧВК, которая занимается обучением военных, их вербовкой, обеспечением, уничтожением боеприпасов. Деятельность по охране стратегических объектов, разминированию, сопровождению может на деле являться граничащей с легитимной. Более того, наличие такого «каучукового параграфа» дает возможность недобросовестным лицам решать некоторые военные задачи, трактуя проводимые операции, как не имеющие отношения к военным действиям.

- В других государствах есть какие-то свои акты, регулирующие существование компаний?

- В некоторых странах, например - в США, законодательно допускается деятельность национальных охранных компаний за границей. Такая деятельность приравнивается к экспорту военной продукции и подлежит лицензированию. В других, например - в ЮАР, принят ряд законов, запрещающих участие ЧВК в вооруженных конфликтах без разрешения государственных органов.

- Какие юридические нормы препятствуют развитию рынка частных военных компаний в России?

- Сдерживающие развитие ЧВК нормы содержатся, прежде всего, в Уголовном кодексе РФ. Согласно статье 208 создание вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом, а равно руководство таким формированием или его финансирование являются преступлением. Кроме того, согласно статье 359 («наемничество») УК РФ уголовно-наказуемыми являются: 1) вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, его использование в вооруженном конфликте; 2) участие наемника в военных действиях.

- И что же нужно, чтобы легализовать военные компании в России?

- Необходимо принятие специального закона о частной военной деятельности. Либо развитие в этом направлении уже существующего смежного  ФЗ «О частной детективной и охранной деятельности в РФ». 

Фактор нестабильности

Разумеется, не все поддерживают идею легализации и развития ЧВК. Подполковник запаса, в недавнем прошлом военный журналист, доцент департамента «Факультет журналистики» УрФУ Валерий Амиров полагает, что собственно российское «контракторство» не имеет перспектив.

- Как вы считаете, у ЧВК в нашей стране есть будущее?

- Теоретически частные военные компании могли бы развиваться в России. Поле для их деятельности, в принципе, есть. Но есть и проблемы. Во-первых, у нас отсутствует традиция такого рода бизнеса. В отличие от США и Англии, где госструктуры привлекают ветеранов для выполнения заданий, снимая с себя значительную часть ответственности за то, что с ними может произойти. Уточняю – речь не идет о государственных служащих, а только о наемных работниках, выполняющих высокорисковые задачи. Во-вторых, в России у наемника традиционно аморальный образ. Нельзя воевать за деньги – так полагает большинство населения страны. А сотрудники ЧВК будут наемниками в чистом виде. В-третьих, такие компании - вооруженные отряды индивидов, живущих войной. Где гарантии, что их командиры сумеют удержать подчиненных в рамках? Ведь, несмотря на системы отбора, безбашенные граждане, с психикой, нарушенной на войне, все равно проникнут в их ряды. Вооруженное подразделение, бойцы которого не приносили Родине присягу, в любой момент может выйти из-под контроля и стать очень большой проблемой для его хозяев и окружающих.

- Учитывая способ комплектации подобных компаний, следует ли ожидать, что, с точки зрения трудоустройства, направление станет востребованным на Урале?

- Опять же теоретически ЧВК могли бы появиться и на Урале. Но вряд ли они окажутся популярными в плане вакансий. Маленькие организации по 10-20 человек - капля в море, если мы говорим о рынке труда.

***

Так или иначе, тема «контракторства» для Урала является довольно оригинальной. Но, несмотря на законодательные нюансы, обществу стоит ее хотя бы обсудить. Да, деятельность «милитаристов-частников» обладает своими любопытными аспектами, которые обывателю покажутся сомнительными. Однако она позволит устроиться многим здешним ветеранам, а региону выйти на новый уровень отношений с иностранцами. Екатеринбург, Челябинск, Пермь, Уфа, Курган, Оренбург имеют массу стандартных договоренностей с партнерами из других стран. Так почему бы теперь не подумать о присутствии в «горячих точках»?

***

Источник -  http://dkolchin.livejournal.com/137337.html

Социальные сети