Сражение за Умм-Каср

Автор: Топчий Илья Рубрики: Ирак Опубликовано: 13-02-2012

Сражение за Умм-Каср

Во время Второй Иракской войны этот небольшой портовый городок, единственная дверь Ирака в открытый океан и доступ к транзиту Персидского залива, стал настоящей идеей-фикс рос­сийских патриотических СМИ. В то время, как американские механизированные соединения стремительно продвигались вглубь пустыни, с полей боёв вокруг этого главного иракского порта продолжали поступать сведения о ведущихся вокруг него ожесточённых боях и трудностях, кото­рые силы англо-американской коалиции при этом испытывали. «Брестская крепость Ирака», «Иракский Сталинград» - эпитеты, которыми награждался Умм-Каср за своё отчаянное сопротив­ление.

Но что же в действительности там произошло? Не был ли подвиг в действительности тем, в чём не было ничего героического, попыткой принизить возможности противника на поле информаци­онной войны, выдать желаемое за действительное, либо же Брестская крепость Ирака и взаправду имела место быть? К сожалению, массовый российский читатель остаётся в неведении.

Умм-Каср располагался на берегу узкого глубоководного залива, клином вдающегося в ирак­скую пустыню, и был предположительно местом, где в 325 году до нашей эры высадилась та часть сил Александра Македонского, что возвращалась морем из не слишком удачного индийского по­хода. До середины прошлого столетия это была маленькая рыбацкая деревушка, но с 1950-х годов здесь быстро возводится порт и город с обслуживающей инфраструктурой (название «Умм-Каср» было получено в 1961 году), а к 2003 году это уже солидное поселение с населением около 45 ты­сяч жителей и серьёзными сооружениями нефтеналивного порта, способного принимать глубоко сидящие танкеры и располагающего солидными арсеналами терминалов, кранов и подводных же­лезнодорожных и шоссейных путей. Широкие прямые улицы, сжатая компоновка (сам город за­нимал площадь около тридцати гектаров, до полутора километров в ширину и два с половиной в длину), прямоугольная планировка – вот признаки нового современного города, к сожалению, сыгравшие с его защитниками дурную шутку.

Во время операции «Свобода Ираку» (2003 год) командованием сил западного альянса была поставлена задача захватить порт, представлявший собой удобный пункт для выгрузки военного снаряжения и его доставки по ведущим из города железнодорожным путям. Предполагалось, за­хватив стремительными ударами сам порт, заблокировать гарнизон Умм-Касра непосредственно в городе (отделённого от порта открытым пространством шириной от полутора до двух километров) и довершить разгром планомерной осадой и действиями современных средств подавления с учётом требований совре­менной войны. Никаких ожесточённых боёв собственно в городе с введением масс войск в виде штурмовых колонн не предполагалось: перед войной американцы тщательно изучали и анализи­ровали опыт боёв российских войск в городе Грозном и сделали соответствующие выводы.

Собственно силы коалиции, нацелившиеся на город и его окрестности, были достаточно огра­ниченными. Ударным ядром операции выступал 15-й экспедиционный батальон морской пехоты, прибывший в феврале в Кувейт с военно-морской базы в Сан-Диего и имевший в своём составе взвод танков (4 танка М1 «Абрамс»), атакующие вертолёты «Кобра», батарею 155-мм. гаубиц, 81-мм. миномёты, ручные гранатомёты, транспортные вертолёты, бронемашины и прочее вооружение. В качестве частей усиления выступали части 3-й бригады коммандо вооружённых сил Великобритании (50 бойцов, без батареи 105-мм. орудий из состава той же бригады), 60 аме­риканских SEALS и польских спецназовцев «Гром», а также вертолёты 3-го авиакрыла командо­вания морской пехоты США и подразделений британской авиации, осуществлявшие поддержку операции с воздуха. Всего менее 2500 солдат и офицеров.

Иракские силы в окрестностях Умм-Касра и в нём самом оценивались в 1300 бойцов и включали в себя роту Республиканской Гвардии (120 человек; не указано, какой дивизии – прим. ав­тора), подразделения береговой обороны Ирака, части ВМФ, охранявшие терминалы (в Умм-Касре находилась вторая по значению после Басры военно-морская база) и сборную солянку из слабо подготовленных отрядов ополченцев-федаинов. Войска эти располагали минимумом тяжёлого вооружения и разной степенью подготовки. Подступы к городу были оборудованы некоторым количеством оборонительных сооружений, акватория залива – заминирована.

Битва за Умм-Каср началась наутро 21 марта. Ранее спецназ и авиация расчистила прилегающий полуостров Фао, где находились позиции ПВО и артиллерии, обезопасив, тем самым, фарватер на подступах к Умм-Касру. В 6:00 по местному времени 15-й батальон морской пехоты, при поддержке вертолётов, построившись в походные колонны, пересёк кувейтскую границу и атаковал порт в обход города. Одновременно в порту высадился спецназ и, после ожесточённого боя, он был занят. Потери оказались довольно тяжёлыми: в ходе атаки один СН-46 «Чинук» американского спецназа оказался сбит (12 человек погибли) и, кроме того, был убит ещё один морпех.

Иракские потери оказались примерно сопоставимыми: на поле боя оказалось насчитано 12 тел вражеских солдат, сопротивление оказывалось силами до роты. Оборонявшиеся оказались отброшены в город, откуда огрызались теперь беспокоящим огнём по занявшим порт спецназовцам и морским пехотинцам.

Далее произошло примерно следующее. В соответствии с правилами осадной войны, коалиционное командование поспешило обложить Умм-Каср со всех сторон, не позволяя его защитникам выйти. К северу от города оказалось разгромлено иррегулярное формирование сил Саддама из 60 иракцев на 12 пикапах, к югу расположились позиции артиллерии и промежуточный лагерь снабжения, а в ночь с 21 на 22 марта, совершив ночной марш-бросок на северо-запад, американцы заняли иракские терминалы на подступах к городу Эль-Зубайр, выбив оттуда защищавшие их иракские отряды. Теперь треть всех сил стояло в порту, обороняя его от иракцев, треть – в военном лагере к югу, а остальные – в боевом осадном кольце вокруг Умм-Касра. Господствующие высоты полностью контролировались союзниками, и попытки мелких групп диверсантов пробраться через четырёхугольник открытого пространства между городом и портом пресекались огнём.

Далее можно было приступать к штурму. Наутро 22 марта разведка боем началась, и рота «Фокс» 15-го батальона, при поддержке взвода танков, стремительным вихрем продвинулась по окраинам города, устанавливая огневые точки противника и тут же подавляя их огнём артиллерии (попутно был уничтожен иракский танк). Попытки иракского противодействия оказались малоуспешными: зажатые в высотных домах, лишённые достаточного количества тяжёлого вооружения, арабы не могли противопоставить бронированным машинам и стремительным «хаммерам» противника почти ничего.

В ночь с 22 на 23 начался решающий штурм: морская пехота при поддержке танков продвигалась, последовательно зачищая дом за домом и отсекая огнём танков отходящих (сыграли свою негативную роль широкие прямые улицы, представлявшие собой коридоры огня для американской тяжёлой техники). Прибывшее 23 марта подкрепление (42 британских морских пехотинца) было немедленно задействовано в деле. Иракцы в глубине города продолжали отчаянное сопротивление, ведя огонь с этажей зданий и пытаясь устраивать засады мобильными группами, однако быстро подавлялись огнём гранатомётов и пулемётов при поддержке снайперов, оборудовавших на крышах свои позиции, и паривших в небе вертолётов. На любую активность гарнизона города штурмующие части быстро вызывали огонь артиллерии. Решающую роль играли танки, действовавшие двумя парами и отсекавшие своим огнём любые попытки перемещений врага (весь город простреливался насквозь из их орудий).

Битва скорее напоминала избиение: арабские части не имели никаких шансов превратить город во второй Сталинград или Грозный. Уже к 23 марта было насчитано от 30 до 40 трупов (сколько по факту - неизвестно, т.к. за потерю противника признавались только подтверждённые, т.е. наблюдаемые, тела); данная цифра не включала в себя силы иракцев, разгромленные за городом, в его окрестностях. В плен попало в общей сложности 450 бойцов; ещё некоторое количество сумело укрыться в подвалах, на чердаках или выйти из города. Гарнизон города, до боя насчитывавший до тысячи человек (не считая тех, что оставались снаружи) перестал существовать, и Умм-Каср пал.

25 марта было объявлено о прекращении боя, и прибывшие английские моряки занялись разминированием порта. Потери сил коалиции оказались заявлены в 14 убитых, однако, по-видимому, это заниженная цифра: только за период 22-24 марта оказалось потеряно 20 человек (3 убитых и 17 составляли санитарные потери), и эти данные не включали 13 убитых при штурме порта 21 марта. Более адекватной представляется оценка потерь в 35-40 человек (16 – убитых).

Можно было подводить итоги. Соотношение боевых потерь (раненые+убитые) выгодно выделялось на общем фоне Иракской войны (примерно 1:3 против 1:55 по безвозвратному урону). Однако это оказалось возможным в условиях ограниченности действий западного командования, опасавшегося массовых жертв мирного населения и ограниченно применявшего артиллерию и авиацию. В город вводились нередко меньшие количественно силы, чем было его защитников, так что ни о каком особом численном превосходстве западных войск говорить не приходилось: большая часть англо-американских сил вообще стояла в тылу или в боевом охранении.

После завершения активной фазы боевых действий в российских СМИ об Умм-Касре почему-то основательно подзабыли, сохранив о нём память как об этакой Брестской крепости времён Второй иракской войны, однако приведённый рассказ показывает, что это не так. Несмотря на солидные потери (в основном – из-за ошибок в планировании штурма 21 марта, приведших к гибели «Чинука»), оборонявшие город силы, набитые в него, как сельди в бочку, так и не смогли ни нанести своим противникам чувственного урона, ни даже задержать надолго облегчённую воинскую часть: после победы 15-й батальон не медля погрузился на «Хаммеры» и покатил на запад, в сторону Эн-Насирии, где его ждала ещё одна подобная осада; за ним последовали подразделения специального назначения. Оставленный на долю снабженцев умм-касрский порт также был быстро обезопашен и восстановлен, и спустя несколько дней в нём уже разгружались сад, превращая Умм-Каср в пункт транзита питающих вал вторжения грузов. Пожалуй, Умм-Каср стал ещё одним мифом информационной войны, быть может, и полезным для формирования правильного патриотического воспитания, но безусловно вредным с точки зрения верного анализа и оценки военных возможностей западных сил.

Социальные сети