Суданские страсти

Автор: Билан Виталий Рубрики: Африка Опубликовано: 19-05-2012

Казалось бы, с точки зрения европейского мышления, ничего похожего на военный конфликт между Северным и Южным Суданом быть, на данный момент, не может.

И, действительно, обе страны обоюдно зависимы от «нефтяных» долларов, которые составляют основу жизнедеятельности как Севера, так и Юга (95% и 98% поступлений в бюджет, соответственно).

Более того, нынешняя монополия Хартума на транспортировку южносуданской нефти является, в сущности, „ключевым” фактором избежания новой гражданской войны.

К тому же, существует и еще одна причина, по которой обе страны вроде бы вынуждены терпеть друг друга. Это социально-экономическая ситуация в обоих Суданах.

Здесь следует отметить, что до второй половины 2008 г. экономика тогда еще единого Судана быстро росла (рост ВВП более 10% в 2006 и 2007 гг.), благодаря увеличению добычи нефти (при высоких ценах на нефть) и крупным иностранным инвестициям.

Однако, после мирового финансового кризиса и, особенно, на протяжении последнего года возникли существенные проблемы в суданской экономике. Связаны они, в первую очередь, с резкой „утечкой” капиталов за границу.

В связи с этим, война между Северным и Южным Суданом, даже несмотря на, пожалуй, наиболее острую проблему принадлежности богатого нефтью района Абией, казалась маловероятной в связи с элементарным недостатком средств на ее ведение.

Однако, как показал опыт, логика западного человека на суданских просторах дает серьезные сбои.

Как мне уже доводилось писать на страницах НВО, прогнозируемый провал переговорного процесса между Северным и Южным Суданом по вопросу демаркации границ и о правах на добычу и транспортировку нефти до предела обострил отношения между Хартумом и Джубой.

В результате, в марте с.г. между двумя странами началось самое крупное вооруженное противостояние со времен гражданской войны 1983-2005 гг. 12 апреля войска Южного Судана захватили нефтяное месторождение Хеглиг в провинции Абией, а затем отразили массированное контрнаступление хартумских войск. В ответ 16 апреля парламент Судана принял официальное заявление, в котором Южный Судан был назван вражеским государством.

В общем, ситуация накалилась до предела. И лишь вмешательство Совбеза ООН, принявшего 2 мая резолюцию о выводе суданских и южносуданских военных со всех спорных территорий, несколько снизило градус напряженности.

Впрочем, всем очевидно, что «абиейская пластинка» является долгоиграющей.

Абиейская история

Как известно, район Абией обеспечивает около 55% всей нефтедобычи Северного Судана.

Собственно, это и стало главной причиной того, что Хартум сделал все, чтобы не допустить проведения в этом регионе в январе прошлого года голосования по поводу независимости Южного Судана. Сделано это было путем настаивания на том, чтобы в референдуме участвовали лояльные Северу кочевники из племени миссерия, проходящие со своими стадами несколько раз в год через территорию района.

По этой же, «нефтяной», причине Судан также ввел свой воинский контингент в район в мае прошлого года, что вызвало настоящий гнев в Джубе. В результате, тогда волну удалось сбить подписанием в июне в Аддис-Абебе договора, обязывающего обе стороны незамедлительно вывести свои войска из Абиея, а также сформировать совместную администрацию, во главе которой был бы поставлен представитель Джубы, и избрать законодательное собрание, возглавляемое представителем Хартума.

Впрочем, переговорный процесс по выполнению упомянутых обязательств вначале застопорился, а к концу прошлого года и вовсе зашел в тупик.

Джуба требует, чтобы Хартум сначала вывел из Абиея свои войска, а потом уж следует приступать к созданию административного органа управления.

В ответ Судан, устами своего главы внешнеполитического ведомства Али Карти, 14 мая парировал, что согласен вывести свои воинские формирования из спорного района лишь после создания там совместной с Южным Суданом администрации. Мотивирует он это тем, что вывод из Абиея суданских войск до создания административных структур, а также до завершения размещения в районе миротворцев из Эфиопии, приведет к полному безвластию.

Понимая всю тупиковость сложившейся ситуации, а также осознавая, что из-за полнейшего экономического коллапса и последующего голода страна может попросту раздробиться на мелкие враждующие между собой кусочки, бывшие партизаны, а нынешние власть предержащие в Джубе пошли по уже проверенному пропагандистскому пути времен гражданской войны 1983-2005 гг. в стиле «вставай, страна огромная».

В частности, существенно активизировался набор местных крестьян в Суданскую народно-освободительную армию, вводится программа «тотального военного обучения», идет повсеместная идеологическая обработка населения насчет «преступного режима» в Хартуме, а также всячески разжигаются сепаратистские настроения в Дарфуре, Южном Кордофане и Голубом Ниле.

На что же рассчитывает Джуба, так резко повернув в сторону тотальной милитаризации своего населения? Судя по всему, вначале на «маленькую победоносную войну», а потом, когда вообще станет худо с экономикой в стране, на французский «Тоталь».

Надежды на Париж

Само собой разумеется, что главной стратегией выживания для Южного Судана на нынешнем этапе является интенсивный поиск путей диверсификации транспортировки нефти.

И в этой связи, очень кстати для южан в свое время пришлись африканские амбиции бывшего французского лидера Николя Саркози, который после вступления на свой пост не раз заявлял о своей решимости перейти на качественно новые отношения с африканскими государствами.

В контексте африканской „реальной” политики Франции от Саркози важно акцентировать внимание на том, что в последние годы французы уделили особое внимание ведущим странам именно англоязычной Африки. А посему Южный Судан, учитывая его углеводородные запасы, с начала прошлого года начал занимать в африканском векторе французской внешней политики одну из ведущих ролей.

В частности, французская компания «Тоталь» стала ключевым „оператором” южносуданской нефти и заявила о намерении в ближайшее время в 3 раза увеличить нынешний объем добычи нефти, а также „самыми быстрыми темпами” построить альтернативный „северосуданскому” нефтепровод через территорию Кении к Индийскому океану (нефтеперерабатывающий завод в Кении планирует строить Китай, стоимость проекта – около 1,5 млрд. долл.).

Однако здесь Джубе следовало бы учесть то обстоятельство, что все это было при Саркози. И еще неизвестно, как его африканские прожекты будет развивать новый хозяин Елисейского дворца Ф.Олланд, больше пока, кажется, озабоченный внутренними проблемами Франции и Евросоюза.

Более того, еще вопрос - пойдет ли Олланд на дальнейшее охлаждение отношений с Вашингтоном, у которого отличное от Парижа видение решения суданских проблем (в последнее время наблюдалось обострение отношений между Парижем и Вашингтоном еще и в связи с практически диаметрально противоположными взглядами на проблему достижения мира в суданской провинции Дарфур).

Олланд наверняка понимает, что разногласия в американо-французских интересах в Судане с потенциальным втягиванием в данную коллизию главных заинтересованных в суданской проблематике государств (КНР, Катар, Саудовская Аравия, а также Иран) могут стать существенным фактором риска для развития ситуации по „оптимистическому” сценарию.

Все это, разумеется, не должно было бы прибавлять хорошего настроения нынешним правителям в Джубе. Однако там (впрочем, как и в Хартуме), похоже, еще не навоевались за десятилетия гражданской войны. Посему и преобладают не трезвомыслящие, а милитаристски-шапкозакидательские настроения.

А это значит, что мы рискуем в скором будущем увидеть в „топ-новостях” мировых СМИ сообщения о многочисленных жертвах, небывалом обнищании (по оценкам Всемирного банка, 83% в 2013 г.), а также сотнях тысяч суданских беженцев в Египте и Израиле. 

Виталий Николаевич Билан - эксперт по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Социальные сети