Сдувая пыль со старых планов: что делать европейцам при вторжении России

Рубрики: Россия/СНГ, Европа Опубликовано: 07-07-2017

 

Тема вероятного военного конфликта между НАТО и Россией в странах Балтии присутствует постоянно на повестке дня среди зарубежных аналитиков и средств массовой информации.

Недавно завершились учения НАТО на границе Польши и Литвы, в ходе которых отрабатывали сценарий действий в случае вторжения России в страны Балтии. На лето-осень запланирован еще целый ряд учений НАТО, включающих обучение военнослужащих стран Балтии слаженной работе систем ПВО и борьбе с танками вероятного противника. 

Особое внимание вызвал инцидент с сопровождением самолета Министра обороны России Сергея Шойгу истребителями НАТО в Балтике. На Западе также внимательно сегодня следят за российскими учениями «Морское взаимодействие-2017», в которых принимает участие отряд кораблей ВМС Китая. 

Балтийские партизаны 

Грядущие же в сентябре российские учения «Запад-2017» вызывают массу громких и довольно истеричных заявлений. 

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд на днях заявила: «С августа по октябрь недалеко от нас пройдут регулярные крупные учения вооруженных сил Российской Федерации «Запад». Мы должны быть вместе с союзниками в равной степени спокойными и настороженными. С большой вероятностью будет отрабатываться масштабная военная операция против НАТО, и, очевидно, мы увидим разные информационные атаки, цель которых – посеять путаницу и недоверие».

Президент Литвы Даля Грибаускайте и вовсе в июне назвала главной угрозой для стран Балтии и Польши «существование России и Беларуси на востоке». 

Хотя в июне силы НАТО завершили обещанную ранее переброску 4 тысяч своих военнослужащих в страны Балтии и Польшу, особых иллюзий по поводу их военной мощи аналитики не питают. 

Еще в феврале прошлого года военно-аналитическая корпорация RAND моделировала нападение России на страны Балтии (работы над моделированием данной ситуации идут с лета 2014 года) и пришла к выводу, что через 60 часов после начала активных действий российские войска были бы в Таллинне, а при «негативном сценарии» — и вовсе через 36 часов.

Поэтому тема ведения партизанской войны против российских войск, в случае вторжения, более актуальна, чем подготовка к лобовым столкновениям. 

Осенью прошлого года газета The New York Times разразилась статьей «Напуганная Россией, крохотная Эстония готовит нацию повстанцев». Лига обороны Эстонии проводит время от времени учения для своих 25 400 членов и готовит их к партизанским боям, в том числе обучая изготовлению самодельных взрывных устройств (СВУ), которые нанесли немалый урон силам Коалиции в Ираке и Афганистане. Как пишет газета, эстонские солдаты, которые в составе сил Коалиции были в Афганистане, говорят, что они оценили эффективность СВУ, и что «русские — тоже люди, и будут напуганы» их применением. 

Бригадный генерал Меелис Киили, командующий Лиги обороны Эстонии, считал, что «партизанская деятельность должна начинаться на оккупированной территории сразу после вторжения», поэтому членам Лиги раздается оружие на хранение дома. Количество стволов на руках не афишируется, но их выдача ускорилась после начала конфликта на юго-востоке Украины. The New York Times отмечала, что подготовка Эстонии к партизанской войне против такого колосса, как Россия, выглядит «мультяшной», но эстонцы думают, что Ирак и Афганистан показали эффективность такой войны против могучей военной силы. А американский независимый журналист и эксперт по Ближнему Востоку Майкл Тоттен так вообще заявлял, что Эстония «готовится стать вторым Афганистаном» и страна обучает своих граждан «сражаться как повстанцы Ирака и Афганистана». 

В Литве тоже не отстают. В стране периодически печатаются пособия по ведению партизанской войны и проходят учения Союза стрелков Литвы по действию в случае оккупации страны. 

Швейцарский опыт Холодной войны

Но особенно отличился недавно полковник Кевин Стрингер, глава управления стратегии, планирования и политики в европейском Командовании сил специальных операций США. Он предложил странам Балтии, Скандинавии и Силам специального назначения США тщательно изучать опыт Швейцарии времен Холодной войны, когда в маленьком государстве был разработан детальный план действий в случае оккупации силами стран Варшавского договора.

В 60-х годах в Швейцарии была разработана концепция «Тотальной обороны» (которая пришла на замену концепции «Национальной обороны»). В рамках нового подхода в Швейцарии делали упор на «невосприимчивость» населения к зарубежной пропаганде, на создании эффективной системы гражданской обороны, обязательном воинском призыве и максимально возможной экономической независимости страны. Подразумевалось, что в случае агрессии гражданами Швейцарии будут выведены из строя все важные инфраструктурные объекты страны, поэтому агрессору не достанется ничего, кроме разрухи и мотивированного ведущего партизанскую войну хорошо вооруженного населения. В теории это все должно изначально показать нападающему полную бесперспективность оккупации Швейцарии. 

В 1973 году, как пишет полковник Стрингер, в докладе о политике безопасности Швейцарии прямо указывалось, что граждане должны оказывать гражданское неповиновение «в рамках международных законов», а выжившие после разгрома военнослужащие регулярных подразделений должны начать ведение партизанских действий. Координацию военных и гражданских лиц должны были осуществлять заранее созданные структуры. Руководство страны также призывало население и помощников партизан быть готовыми к репрессиям в случае оккупации. 

Руководством Швейцарии заранее было выбрано место в Ирландии, где бы базировалось правительство в изгнании. Сама же Швейцария делилась на 80 оперативных районов сопротивления. В стране создавалась сеть подполья, «спящие ячейки», вербовались сотрудники ядра будущего сопротивления. Считалось, что костяк всей структуры будут составлять 800 человек. К моменту отказа в 1990 году от подготовки к партизанской войне в Швейцарии были завербованы для подпольной борьбы около 400 человек. 

Стрингер пишет, что нельзя думать, что опыт Швейцарии не подойдет для стран Балтии, потому что Швейцария — горная страна и этнически однородна. Партизанская война в Швейцарии должна была разворачиваться не высоко в горах, а на плато и городах, где находится вся инфраструктура и сконцентрировано население. Что касается однородности, то в Швейцарии живут германощвейцарцы, франкошвейцарцы, италошвейцарцы, носители романшского языка. Природные условия и мультиязычность делают опыт Швейцарии, по мнению полковника, подходящим и для планирования партизанской войны в странах Балтии. 

Кевин Стрингер рекомендует этим странам четко прописать свою национальную доктрину партизанских действий и противодействия пропаганде врага, вербовать в ряды сопротивления гражданских лиц, что усложнит их выявление противником, быть готовыми в случае агрессии мобилизовать в вооруженные силы большое число граждан (в Швейцарии до 12% (625 тысяч человек) населения в случае атаки стран Варшавского договора должны были встать под ружье) и, наконец, исходя из современных условий ведения войн, сделать акцент на использовании сил специального назначения. Концепция «Тотальной обороны», по мнению полковника, получает вторую жизнь в Европе и граничащих с Россией странах, а опыт Швейцарии может стать ценным руководством.

Илья Плеханов

Социальные сети