Война и хлеб

Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 29-09-2013


Гражданская война в Сирии привела к падению урожая пшеницы до минимального за последние тридцать лет уровня. Объем поступлений пшеницы государству существенно уменьшился, несмотря на то, что оно пытается получить зерно и из областей, занятых повстанцами. По оценкам многих работников сферы сельского хозяйства и местных предпринимателей, опрошеных Рейтерс, в этом году будет собрано около 1,5 миллиона тонн пшеницы, что составит меньше половины среднего довоенного урожая и существенно ниже прогнозов ФАО.

Резкое падение сельскохозяйственного производства подрывает политику Башара Асада, рассчитанную на снижение ущерба от санкций, направленных на изоляцию и ослабление его правительства. Эта политика самодостаточности в рамках командно-административной экономики, внедряемая правящей партии с 1963 года, в свое время превратила Сирию в крупного экспортера пшеницы. Однако нехватка воды, отчасти вызванная интенсивным развитием сельского хозяйства, которое стимулируется значительными государственными субсидиями, шесть лет назад повернула положительные тенденции вспять. По словам предпринимателей и чиновников, несмотря на обильные дожди, нехватка семян и удобрений, в сочетании с нехваткой рабочих рук, а также повреждениями ирригационной системы и зернохранилищ в ходе военного конфликта, в совокупности привели в текущем году к наихудшему урожаю с 1984 года – когда в стране была сильнейшая засуха.

Некоторые эксперты утверждают, что нынешний урожай не будет превышать 1,5 млн. тонн зерна. Лругие называют цифру 2 млн. Но и это существенно ниже цифры в 2,4 млн. тонн – первоначального прогноза ФАО, обнародованного до начала жатвы. «Сезон с такими дождями, как в этом году, мог бы в предыдущие времена дать до 4 млн. тонн, что полностью покрыло бы годовое потребление страны», – говорит один из местных торговцев. До последнего времени правительство придерживалось более оптимистичных прогнозов, ведь министр сельского хозяйства Ахмад Кадири заявил в мае, что ожидает урожай в размере около 3,6 млн. тонн. Но с тех пор чиновники снизили оценки, обвиняя политику западных санкций в падении урожая. И премьер-министр Ваэль аль-Халки теперь говорит об урожае в 2,5 миллиона тонн.

Война разрушает государственную систему торговли пшеницей

Сельскохозяйственные районы к востоку от Алеппо, в которых на протяжении последних 12 месяцев идут тяжелые бои между повстанцами и правительственными войсками, дали в этом году только 50 000 тонн пшеницы – по сравнению с докризисными 175 000 т. Однако низкий урожай – не единственная проблема властей, которые пытаются закупать зерно из самых отдаленных сельскохозяйственных районов, которые тянутся от северной границы с Турцией до Ирака на юго-востоке, но в данный момент находятся под контролем повстанцев. В деревне Дейр Хафер, что в 40 км к востоку от Алеппо, мешки с пшеницей местного фермера Ахмеда Рахаля скапливаются в самодельном хранилище. А это заставляет Рахаля и других фермеров, которые ранее продавали почти три четверти урожая государству, субсидировавшему его производство, искать других покупателей. «Я больше не рискую ездить в Алеппо продавать пшеницу, так как на дороге слишком много пропускных пунктов», – сказал Рахаль, который теперь продает свои мешки по 100 кг частным торговцам.

Потеря государством контроля над многими сельскохозяйственными районами означает, что по крайней мере половина урожая 2013 года находится вне зоны действия правительственных структур. Это мнение подкреплено данными государственной монопольной зерновой компании, которая на сегодня получила всего 950 000 тонн пшеницы. «Мы получаем лишь крупицу из того, что получили бы к этому времени года в нормальных условиях, так как всего несколько центров переработки пшеницы продолжают работу» – сообщил Рейтерс сотрудник государственного управления. Несмотря на то, что государственная компания подняла цены на пшеницу на 25% относительно прошлого года, цена сейчас все остается равно ниже рыночной, что заставляет некоторых фермеров в районах, граничащих с Турцией, продавать свой урожай там, где цены как минимум в два раза выше.

В других районах, подконтрольных повстанцам, – особенно в тех, где выращивают только пшеницу, – у фермеров нет иной альтернативы, кроме как отправлять урожай на продажу государственным структурам. Четверть пшеницы, закупленной государством на данный момент, поступила из районов на востоке Сирии, подконтрольных повстанцам, – говорит ведущий эксперт по торговле пшеницей Хикмет Гуляк. «Мы всячески поощряем фермеров отправлять урожай в правительственные центры и увеличиваем выплаты. Продовольственная безопасность должна быть превыше политики», – утверждает он. Поэтому государство разместило 70 миллиардов сирийских фунтов (около 350 миллионов долларов по текущему курсу) в специальном фонде под контролем центрального банка по закупке пшеницы у местных фермеров.

Импорт затруднен нехваткой валюты

Падение местного производства вынудило Сирию приступить к импорту пшеницы. Согласно данным одного чиновника из Дамаска, в 2013 году Сирия уже закупила на мировом рынке миллион тонн пшеницы – в основном мягких сортов. Однако нехватка валюты означает, что Сирия столкнется с трудностями при дальнейшем импорте, – заявил в частном порядке тот же чиновник. Это заставляет правительство искать пути разблокирования замороженных счетов для осуществления платежей по закупке продовольствия. В июле этого года сирийское государственное агентство сообщило о планах закупки 200 000 тонн мягкой мукомольной пшеницы – на средства, замороженные из-за западных финансовых санкций. Дамаск предлагал этот метод платежа и в начале этого месяца, однако пока неясно, достиг ли он каких-либо успехов в разблокировании средств. По данным того же чиновника, с начала года страна импортировала лишь 300 000 тонн пшеницы – в основном из черноморского бассейна.

Докризисный стратегический годовой запас в 4 млн. тонн пшеницы почти исчерпан за два прошедших года. В прошлом году урожай составил около 2 миллионов тонн, и местные предприниматели и эксперты говорят о том, что стране необходимо импортировать еще как минимум 2 миллиона тонн для покрытия недостачи пшеницы. Опираясь на официальные прогнозы урожая, ФАО прогнозировала нехватку 1,5 миллиона тонн. С другой стороны, как утверждают эксперты, конфликт, который привел к потере государством контроля над многими сельскими районами и вынудил почти два миллиона человек бежать в соседние страны, неизбежно снижает давление на власти страны. «Государство теперь кормит только часть своих граждан, так что на нем уже нет того же бремени, что прежде. В районах, подконтрольных повстанцам, все более развивается независимая экономика со своей динамикой» – говорит Абдулла Самаха, экономист из Алеппо.

Растущая зависимость сирийцев (как проживающих на территориях, подконтрольных правительству, так и на территориях подконтрольных повстанцам) от продовольственных пайков, раздаваемых международными организациями – такими как Всемирная Продовольственная Программа ООН, – также снижает потребности в правительственных поставках. Бартерные сделки с региональным союзником Ираном и кредиты позволили Дамаску получить 250 000 тонн иранской муки – что несколько компенсировало нехватку хлеба на территориях, подконтрольных правительству, которая возникла после потери контроля почти над половиной Алеппо, где находились почти все мукомольные предприятия страны.

Государство потеряло контроль над хлебным регионом

Наибольшим ударом по государственной системе закупки пшеницы стала потеря практически 50% урожая из главного хлебозаготовительного региона на востоке Сирии, известного как Аль-Джазира, и, объединяющего Хасеке, Дейр-эз-Зор и Ракку, где пшеничные поля орошаются колодцами и водами Евфрата. Этот богатый ресурсами регион до нынешнего кризиса традиционно производил около 65% урожая – 3,6 миллиона тонн пшеницы. Только территория вокруг удерживаемого повстанцами города Ракка давала около четверти национального урожая. «В прошлом году Ракка поставила государству полмиллиона тонн. В этом же году хорошо, если мы получим 150 000», – говорит Гуляк, который несколько десятилетий проработал в государственной системе закупок в районе Аль-Джазира. Большая часть зерна, которое засыпают теперь в государственные хранилища, поступает из Хасеке – в этом году это 600 000 тонн, тогда как в прошлом году здесь закупили более миллиона тонн зерна.

«В этом году многие фермеры оставят заметную часть урожая для собственного потребления и для продажи местным торговцам, так как в сложившихся условиях это безопаснее, чем отправлять его в расположенные достаточно далеко правительственные закупочные центры», – говорит Ханеен Бакр, бывший чиновник из Дамаска. «В некоторых районах, которые контролируются повстанческими вооруженными группами, повстанцы заставляют людей продавать пшеницу по низким ценам». Исламистские повстанческие группы, – такие как Ахрар аш-Шам, которая действует в сельских районах севера Сирии, – пытаются заполнить вакуум, вызванный уходом государства, скупая урожай у фермеров. Несколько повстанческих групп в северных и восточных провинциях даже купили в Турции бывшие в употреблении мукомольни и комбайны для сбора урожая. В приграничной с Турцией полосе – у перехода Баб аль-Хава и в других городах севера Сирии, – вооруженные повстанческие группы теперь управляют несколькими небольшими мукомольнями с объемом производства в 2-4 тонны в день, снабжая мукой местные пекарни.

Перевод Леонида Грука

Источник - http://liva.com.ua

Социальные сети