Курды в Сирии – пушечное мясо западной «демократии»

Автор: Гулевич Владислав Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 13-01-2013


Уже замечено, что на сценических подмостках сирийской трагедии появился новый актёр – курдские ополченцы, вступившие в бой с сирийской оппозицией, никак не могущей одолеть режим Башара Ассада. Курды составляют 10 % населения Сирии, и до последнего времени они сохраняли нейтралитет. С середины же октября иностранные СМИ сообщают о регулярных стычках между противниками Б. Асада и сирийскими курдами (1).

Примечательно, что наиболее непримиримо к сирийской оппозиции настроены представители партии «Демократический союз» (ДС) – курдской партии на территории Сирии, связанной с Рабочей партией Курдистана (РПК). РПК борется за создание курдского государства, в т.ч. за счёт населённых курдами районов Турции.

Лидеры РПК обеспокоены оказываемой Анкарой помощью сирийской оппозиции, в то время как сама Анкара обеспокоена усиливающимся влиянием ДС у самых турецких границ. РПК хотела бы распространить своё влияние на Сирию. Турция хотела бы заглушить курдский вопрос, и на своей, и на сопредельных территориях.

Вместе с тем, лидеры Иракского Курдистана неодобрительно воспринимают боевой задор ДС. По мнению Масуда Барзани, президента Иракского Курдистана, известного своей осторожностью в действиях и оценках, арабо-курдский конфликт приведёт к дестабилизации  обстановки в Иракском Курдистане. М. Барзани, как оппонент режима Саддама Хусейна, с приходом американцев получил возможность из оппозиционера стать крупным политиком регионального уровня. Лишаться этого статуса из-за передела властных полномочий, который может последовать вслед за распространением арабо-курдского конфликта за пределы Сирии, ему не хочется.

Для сирийских курдов Свободная армия Сирии и сопутствующие ей исламистские группировки – проводники турецкой политики в регионе. Несмотря на то, что сирийская оппозиция обвиняет ДС в сотрудничестве с властями, на самом деле, его боевые отряды вступали в столкновение и со сторонниками, и с противниками Б. Асада. Лидеры ДС неофициально контактировали и с оппозиционерами, и с проправительственными силами, пытаясь добиться для себя территориально-правовых уступок. Курдские командиры мыслят стратегически, и в первую очередь, стараются оседлать жизненно важные транспортные артерии, например, соединяющие Алеппо с Турцией.  Представители РПК заявили, что окажут всяческую поддержку своим соплеменникам в Сирии.

 Ещё сильнее обстановка накалилась после вторжения исламистов из группировок Джебхат-ан-Нусра и Гураба-аль-Шам в курдские районы города Рас – аль-Айн (2). До этого Свободной армией Сирии и курдами из ДС была достигнута договорённость о том, что вооружённая оппозиции не будет входить в контролируемые курдами районы. Во вторжении исламистов представители ДС увидели «руку Анкары», которая пытается столкнуть курдов с другими силами. Сирийские курды также против трактовки турецкими властями ситуации с сирийскими беженцами как угрозы стабильности и безопасности Турции, т.к. это может послужить моральным оправданием турецкого вторжения.

Турецкие войска (танки, артиллерия) уже группируются на сирийской границе, а о поддержке турками Свободной армии Сирии общеизвестно (снабжение оружием, эвакуация раненых боевиков на лечение в Турцию). Анкара хочет контролировать вооружённую оппозицию, чтобы её руками подавить курдское движение в Сирии.

Как будут развиваться отношения между сирийскими курдами, сирийской оппозицией и внешними силами, вовлечёнными в заговор против Б. Асада?

Курды требуют, чтобы оппозиция воевала против Б. Асада, но не в районах, контролируемых курдами. Свободная армия Сирии вряд ли согласится с этим, т.к. в высших её эшелонах турецкое влияние довольно сильно. Анкара без труда может увеличить поддержку сирийской оппозиции, в т.ч., оружием, и натравить её на курдов. На фоне этого поддерживающие оппозицию исламистские группировки тоже заявили о намерении расширить театр действий, в т.ч., на курдские территории.

Для курдов Турция служит образом давнего врага. Достаточно сказать, что РПК ведёт вооружённую борьбу с турецким государством за право обладания собственной государственностью с 1980-х гг. Давление, оказываемое Анкарой на курдов Сирии, толкает последних в объятия ДС, как наиболее решительной антитурецкой силы. Поэтому арабо-курдское напряжение будет только нарастать.

Некоторые западные аналитики поспешили заявить, что стычки оппозиционеров с курдами укрепят режим Б. Асада. С этим можно не согласиться, поскольку вряд ли правительство Б. Асада сможет повернуть события вспять, используя этот конфликт в своих интересах. Официальный Дамаск готов сегодня пойти навстречу требованиям курдского населения, вплоть до предоставления широкой автономии, дабы нейтрализовать этим шагом турецкий фактор на своей территории, но едва ли это возможно.

Во-первых, Дамаск не обладает полным контролем над ситуацией, в т.ч., в курдских районах страны.   

Во-вторых, курдское движение в Сирии не является самостоятельным игроком. Единственный в Сирии сегмент курдского движения, не стремящийся заполучить покровительство США – это ДС, который старается обособиться от всех внешних сил, ориентируясь на Б. Асада. Такая позиция ДС объясняется не столько неприятием политики Белого дома в отношении Дамаска, сколько нежеланием видеть воплощение мечты о курдской государственности в Иракском Курдистане и его президенте М. Барзани. Речь идёт о банальном соперничестве за звание первого в Новейшей истории курдского государства.

Но в Вашингтоне не спят, и, чтобы глубже втянуть курдов в гражданское кровопролитие в Сирии, во главе Сирийского национального совета поставили Абдель Бассета Сейда, этнического курда. Абдель Бассет Сейд был «доставлен» из Европы, т.к. Сирию он покинул 10 лет назад, но его авторитет в курдской общине Сирии минимален.

 В июле с.г., явно не без одобрения США, М. Барзани поддержал соглашение между ДС и Курдским национальным советом Сирии (слабым и неустойчивым политическим объединением более чем 11 партий и организаций), нацеленное на предотвращение внутрикурдской вражды. Примечательно, что тот же Курдский национальный совет Сирии уже подписал с Сирийским национальным советом соглашение, оговаривающее, в т.ч., раздел властных полномочий после падения режима Б. Асада (3).

В-третьих, курды Вашингтону нужны лишь как средство достижения своих целей на Ближнем Востоке. Этим объясняется дифференцированный подход американцев к курдам в разных странах.

Так, американцы заявили, что не позволят РПК обосноваться в Сирии вне зависимости от того, кто придёт к власти в Дамаске. В то же время, США не отказываются от идеи создания курдской автономии в составе Турции как удобного средства давления не только на Анкару, но и на её соседей. Вместо этого Белый дом будет втягивать сирийских курдов в мясорубку гражданской войны на стороне прозападной оппозиции. Американцам нужно, чтобы у Б. Асада не осталось союзников, пусть и временных.

Курдский вопрос – фитиль для всего Ближнего Востока. К его разрешению пытаются прийти разными путями и Сирия, и Турция, и Ирак, и шиитский Иран, где проживает несколько миллионов курдов, но над всем этим реет белоголовый американский орёл.

Дело в том, что Иракский Курдистан рассматривается американцами, как плацдарм в сердце Ближнего Востока. Занимая центральное положение в регионе, Иракский Курдистан граничит с населёнными курдами районами Турции, Сирии и Ирана. В иранском Курдистане (где курдов – более 5 млн.) социально-политическая обстановка крайне напряжённая, а история ирано-курдских отношений – это история регулярных вооружённых столкновений.

Учитывая вышеизложенные факты, понимаешь, как будет складываться американское геополитическое домино, и место курдов в картине новой геополитической реальности.

В Ираке уже есть курдская автономия, а в Сирии её не предвидится. Почему? Потому что у американцев уже есть Иракский Курдистан, и сталкивать лбами два Курдистана, иракский и сирийский, они не станут. Нет смысла дестабилизировать район, который планируется и дальше использовать как трамплин для покорения всего Ближнего Востока. Иракский Курдистан, при содействии США и Израиля, обзавёлся собственными ВС, службой безопасности и международными аэропортами для связи с внешним миром.

Даже в случае окончательного развала Ирака этот район останется за американцами. С опорой на Иракский Курдистан США расширяют зону своего влияния в регионе, в т.ч., с учётом отношений с Тегераном. Иракские курды выполняют функцию посредников между Вашингтоном и Тегераном, а расширяющиеся экономические связи между Иракским Курдистаном и Ираном на фоне антииранских санкций – нюанс американской внешней политики, пытающейся найти наиболее дешёвое решение «иранской проблемы» (4).

Окончательно закрепившись в сердце Ближнего Востока, США оказывается в сверхвыигрышной позиции. С одной стороны – Сирия (или то, что от неё останется) и выход в Средиземноморье (с изгнанием из Тартуса военно-ремонтной базы ВМФ РФ). С другой – Иран и возможность более скрупулёзно «прощупывать» пути контроля над Каспием, а это не только залежи энергоресурсов, но и возможность влиять на обстановку в Средней Азии и на Кавказе.  Сверху над американским плацдармом нависает Турция – союзник по НАТО и влиятельная черноморская держава, которая ещё совсем недавно помышляла об упрочении связей с Россией в ущерб своей ориентации на Вашингтон (теперь туркам не до этого). С тыла американцев поддерживают марионеточный Багдад и арабские союзники (Саудовская Аравия, Кувейт, и, далее, Катар, Бахрейн, Оман и ОАЭ), что равнозначно контролю над Персидским и Аденским заливом, а это – крупнейшие месторождения нефти и газа и контроль транспортных артерий из Европы в Южную и Восточную Азию.

1) «New Arab-Kurdish Front Could Strengthen Assad» (The Jamestown Foundation   —   December 10, 2012)

2) «Курды создают единый фронт против сирийских боевиков» («Военный обозреватель», 24.11.2012)

3) «Сирийский Национальный совет и Сирийский курдский национальный совет подписали соглашение» (Diplomata Kurdi, 6.08.12)

4) «Курды – посредники между США и Ираном?» («ПСКмедиа», 2012-11-21)

***

Источник - http://interaffairs.ru

Социальные сети