Война в Сирии. Дороги

Рубрики: Эксклюзив, Ближний Восток Опубликовано: 08-12-2014

Александр Рыбин, специально для Альманаха «Искусство Войны».

Октябрь 2014-ого. Безопасный путь в Сирию по земле возможен только из Ливана. Читай: безопасно попасть в области, подконтрольные правительственным силам, по земле – только из Ливана. Почти все погранпереходы с Турцией контролирует группировкой «Исламское государство Ирака и Леванты» (ИГИЛ). Немногие оставшиеся – курдские ополченцы лояльные правительству страны. Они же занимают два погранперехода с Иракским Курдистаном. Переходы на границе с арабской частью Ирака – захвачены ИГИЛ. Погранпереходы с Иорданией, их всего два, расположены в провинции Дераа, – под контролем Сирийской свободной армии (ССА). Есть еще два перехода – Касаб в Турцию и Аль-Танф Аль-Валид в Ирак – они заняты подразделениями Башара Асада, но функционируют они или нет, нам из России узнать не удалось (как выяснилось позже, узнать это невозможно ни в Бейруте, ни в Дамаске – актуальную информацию о ситуации на переходах можно получить, только оказавшись в прилегающих к ним районах).

Мы въезжали в Сирию из Ливана по трассе Бейрут-Дамаск. Переход «Масна». Ливанская сторона – на выезд никаких очередей, стоят в ожидании несколько фур, прогуливаются вооруженные солдаты ливанской армии, на углах зданий мешки с песком. На въезд – десятки мужчин, женщин, детей, стариков с сумками, узлами, тюками, десятки груженных легковых автомобилей и фур. От ливанского поста до сирийского несколько километров нейтральной зоны. Асфальтовая дорога зажата с обеих сторон невысокими рыжими горами, петляет между гор. Здесь периодически появляются группы боевиков, воюющих против правительства Сирии. Они могут обстрелять или вовсе перекрыть дорогу – тогда помощи ждать неоткуда. Самое опасное время – конечно, ночь. Но и днем лучше пересекать нейтральную зону на транспорте. Такси с максимальной скоростью пересекают эти несколько километров. Сирийская территория начинается с вкопанных в землю БТРов, блиндажей, окопов, портретов президента Башара Асада, наблюдающих с вершин гор вооруженных солдат.

Комплекс зданий погранперехода выглядит гораздо солиднее и современнее, чем у соседей ливанцев. Чисто, ухожено. Огромный магазин «Duty free» (подвозившая нас пожилая сирийка накупила в нем десяток бутылок с виски и попросила, чтобы на таможне мы сказали, что это наше). Никаких следов обстрелов. До Дамаска остается 50 км. Этот отрезок уверенно контролируется сирийской армией. Вдоль дороги бронетехника, окопы и блиндажи. Десяток блокпостов – на каждом проверяют документы и грузы. Солдаты проверяют все – вплоть до содержимого женских сумочек, прощупывают женское нижнее белье. Проверяют каждый ящик в машинах, груженных фруктами. Разумные и необходимые меры безопасности – чтобы в столицу не проникли террористы. В противоположную сторону, в Ливан, проверяют исключительно документы. Чтобы автомобили не скапливались на трассе, организованы специальные парковки-«карманы», куда заезжает транспорт для проверки. Противоположные полосы движения отгорожены друг от друга бетонными блоками (подобную меру сирийская армия использует на всех основных автодорогах). Развернуться можно на блокпостах. Вдоль дороги во множестве развешены флаги Сирии и Палестины, расклеены портреты Башара Асада. Водители и пассажиры относятся к проверкам спокойно, перешучиваются с солдатами. Дорога в 50 км (отличное асфальтовое покрытие, две-три полосы в каждую сторону) занимает, в лучшем случае, час.

ДАМАСК – ХОМС

Ранее автовокзал на северное направление от Дамаска располагался в северо-восточном пригороде Хараста. Сейчас Хараста типичный район Сирии, где велись долгие тяжелые бои – сплошные руины, кучи бетонных и кирпичных обломков, торчащие прутья арматуры, покорёженные сгоревшие автомобили. В завалах укрепленные огневые точки сирийской армии – отмечены палестинскими или национальными флагами. Стихийный автовокзал действует на выезде из столицы на Хомское шоссе – напротив действующего питомника цветов. Сюда же перетащили автобусы, находившиеся на ремонте, - они выстроены сплошной шеренгой вдоль тротуара на пять сотен метров, до российского посольства. Междугородними перевозками в Сирии по-прежнему занимаются частные компании. При подходе к автобусам пассажиров встречают зазывалы и уговаривают поехать именно их компанией. Дальше зазывала ведет к столу, где продаются билеты на рейс. Тут же вооруженная охрана, которая по своему усмотрению проверяет багаж или пассажиров. Основные рейсы из Дамаска – в Хомс, Хаму, Латакию и Алеппо. Стоимость проезда, например, до Латакии – 1100 сирийских лир (меньше 250 рублей); расстояние – 348 км. Сразу за автовокзалом крупный блокпост – солдаты проверяют документы. Дальше руинированная Хараста. Ее водители стараются проскочить побыстрее. На блокпостах транспорт не останавливают – буквально в нескольких метрах восточнее трассы проходит линия фронта. Солдаты задерживают и разворачивают транспорт, если впереди завязывается бой.

Дорога на Хомс идет вдоль Антиливанского хребта. С запада бежевые и рыжие лысые горы, с востока серая пустыня – библейские пейзажи. На вершинах гор позиции военных. Редкие разбитые, расстрелянные автозаправки – не функционирующие.

За три года войны сирийские правительственные силы научились контролировать эту важную магистраль. Сегодня невозможны инциденты, как пару лет назад, когда антиправительственные группировки перекрывали дорогу своими постами. Военные оперативно реагируют на происшествия и локализуют их.

На полпути между столицей и Хомсом городок Ан-Небек. Он был захвачен Сирийской свободной армией и весной 2014-ого его освободили правительственные силы. Причем, боевые действия велись не повсеместно в городе, а в отдельных районах. К западу от трассы – руины. С восточной стороны – типовые, похожие на советские «хрущевки» многоэтажки, частные двух- и одноэтажные дома, магазины – в их облике совершенно отсутствуют следы войны. На въезде в Ан-Небек очередная проверка документов.

На поврежденных участках автомагистрали ремонтные работы: катки, самосвалы с асфальтом, неспешные рабочие. Удивляет отменное качество покрытия. Автобус несется со скоростью под 100 км/ч мерно, убаюкивающе, никакой тряски.

ХОМС-ТАРТУС

Эта дорога в буквальном смысле пересекает границу миров. Границу воюющей истерзанной Сирии и Сирии, где жизнь продолжается почти в том же ритме, что и 4 года назад. И другую границу – природно-климатических зон. 40 км от Хомса на запад дорога поднимается на отроги Ливанского хребта – привычные для большей части страны скудные библейские пейзажи. На противоположной стороне отрогов – другие 50 км до Тартуса – приморская густая и высокая растительность, побережье Средиземного моря, провинция Латакия. Латакию населяют преимущественно алавиты (своеобразное ответвление ислама, известное свободными нравами, нынешний президент Сирии Башар Асад из алавитов) и различные группы христиан – они в массе своей на стороне правительства. Боевые действия затронули эту область на несколько месяцев в начале войны – весной-летом 2011-ого. На границе миров, провинций Хомс и Латакия, блокпост: проверка документов и грузов. Дальше, в сторону Тартуса, блокпосты встречаются значительно реже, чем в провинции Хомс, чем на трассе Дамаск-Хомс или Дамаск-Бейрут. Зато в полях работают тракторы, рощи цитрусовых, оливок, другие сельскохозяйственные плантации. Встречаются функционирующие промышленные предприятия. Новая проверка документов на въезде в Тартус: пост местного ополчения.

ТАРТУС-ЛАТАКИЯ

Самая безопасная автодорога в стране. Здесь мы ехать даже автостопом. Военные посты или посты ополчения лишь на поворотах в города: Тартус, Баньяс, Джебла и сама Латакия. Вдоль трассы работают автозаправки – причем, в отличие от Дамаска, очередей к ним нет. Между Тартусом и Латакией продолжает функционировать и железная дорога: ежедневно по два пассажирских поезда в одну сторону и в другую. Двери в вагонах механические и на станциях их надо открывать самостоятельно – проводников нет. В остальных областях железнодорожное сообщение прекратилось 2-3 года – после произошедших диверсий. До войны поезда связывали все крупнейшие города страны – это был самый дешевый общественный транспорт.

ЛАТАКИЯ-АЛЕППО

В течение 2012-ого и 2013-ого Алеппо оказывалось в полном окружении антиправительственных группировок. Сирийцы сравнивают блокаду Алеппо с блокадой Ленинграда. В 2014-ом армии удалось деблокировать город. Сейчас дорога от Латакии до Алеппо стабильно контролируется правительственными силами. Из Латакии регулярно ходят пассажирские автобусы. Время в пути: 7-10 часов. Трасса проходит по узким деревенским и горным дорогам, где чтобы разъехаться, надо съезжать на обочину – раньше они считались второстепенного или даже третьестепенного значения.

ЛАТАКИЯ-КАСАБ

Армянский городок Касаб на границе с Турцией весной 2014-ого захватили антиправительственные отряды. Три с лишним месяца армия освобождала его. Боевые действия до сих пор происходят с большей или меньшей интенсивностью в десяти километрах юго-восточнее. Погранпереход с сирийской стороны функционирует. В сожженном, изуродованном осколками и пулями здании живут и работают пограничники и таможенники. Но вот с турецкой стороны переход закрыт. Тем не менее, персонал там продолжает работать. Когда мы спросили у турецких пограничников, почему они не пропускают сирийцев и иностранцев, они ответили, что таков приказ начальства из Анкары. И с совершенно серьезными лицами предложили нам, если хотим попасть в Турцию по земле, ехать через Алеппо и переход «Баб-эль-Хава». «Баб-эль-Хава» более двух лет контролируется ИГИЛ (точнее: то Сирийской свободной армией, то исламистами – они отбивают переход друг у друга), однако, по словам турок, с турецкой стороны переход работает в обычном довоенном режиме: на въезд и выезд.

Дорога от Латакии до Касаба идет по горам вдоль морского побережья через курортный поселок Расл-Бассет. Лесистые крутые горы. Дорога живописна, но и опасна. Прежде чем пропустить маршрутку с нами, российскими гражданами, в сторону Касаба, солдаты на посту при выезде из Латакии прежде запросили обстановку на других постах по пути следования. Получив отчет, что ситуация спокойная, маршрутку пропустили дальше. Постов по дороге с десяток. На одном мы увидели желтый флаг «Хезбаллы». Транспорт на дороге, так как турецкая граница закрыта, почти не встречается. Здесь ездят, в основном, жители окрестных деревень и самого Касаба.

Социальные сети