Сирийские христиане бегут от радикальных повстанцев

Автор: Путц Ульрике Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 14-09-2012


***

Нас неоднократно предупреждали, что семья Хури (все имена изменены — прим. ред.) не станет говорить. «Они не говорят ни слова, они слишком запуганы»,  предостерёг нас городской глава Каа, населённого пункта на северо-востоке Ливана, в котором нашла приют семья Хури. «Пока, они еще даже не пускают журналистов на порог», сообщил нам человек, беседовавший с семьей по поручению одной из неправительственных организаций.

Однако, каким-то чудом нам повезло, и Хури сидят тут с нами и рассказывают свою историю. Женщины предельно сдержаны и неохотно сообщают о том, что произошло с их мужьями, братьями, племянниками на их родине, в сирийском Кусейре - они были убиты сирийскими повстанцами. Они были убиты за то, что были христианами. Ибо, по мнению радикальных исламских борцов за свободу, в «новой Сирии» таким людям места не будет. 

За последние полгода, с начала восстания против диктатора Башара Асада, за границу со своей родины бежали сотни тысяч сирийцев. Кроме того, по оценкам ООН один миллион человек вынужденных переселенцев спасаются бегством внутри страны. Большинство, вероятно, бежали от жестокости правительственных сил: большинство случаев насилия в сирийской гражданской войне исходят по-прежнему от армии, спецслужб и организованных правительством боевиков.

Однако, под предлогом борьбы ожесточились и повстанцы. В последние месяцы фракции разношёрстной Свободной сирийской армии (ССА) быстро радикализировались. К тому же, некоторые из них попали под влияние проникших в Сирию из-за границы джихадистов, о чем сообщают и очевидцы из Кусейра, где в прошедшие месяцы бушевали ожёсточённые бои. При этом населённый пункт много раз переходил из рук в руки, от повстанцев к правительственным силам и обратно. В настоящее время там господствуют бойцы Свободной сирийской армии. Они превратили город с сорокатысячным населением в место, где христиане не чувствуют себя больше в безопасности.
 

Кампания против христиан.

«В Кусейре всегда жили христиане. До войны нас было около десяти тысяч, - говорит бабушка Лейла, глава клана Хури, который в количестве одиннадцати человек: бабушки, дедушки, трёх дочерей, одна из которых с мужем, и пятерых детей, размещается в двух комнатах. - Несмотря на то, что большинство наших мужей работали в государственных учреждениях, мы с повстанцами ладили». Повстанцы не трогали христиан, а те, в свою очередь, пытались сохранять нейтралитет во все обостряющейся борьбе за власть. Но прошлым летом ситуация изменилась, как говорит бабушка Лейла, потом еще тихо бормочет что-то и замолкает.

«Мы боимся говорить,  объясняет её дочь Рим и, держась за сердце, Прошлым летом в Кусейр пришли салафиты, иностранцы. Они натравили на нас местных повстанцев». Вскоре после этого против христиан Кусейра была проведена самая настоящая кампания. «На пятничной проповеди в мечети им сказали, что изгнать нас отсюда - их священный долг. Нас постоянно обвиняли в работе на режим. Христианам приходилось постоянно давать джихадистам взятки, чтобы их не поставили к стенке». Бабушка Лейла перекрестилась: «Видите, достается каждому, кто хотя бы раз так перекрестится».
 

Иностранные джихадисты сражаются в Кусейре

Рассказ женщин клана Хури непроверен, но основные данные соответствуют действительности. 20 апреля Абд аль-Гани был вынужден признать доказательства того, что в Кусейре сражаются иностранные джихадисты: в тот день в этом сирийском населённом пункте погиб Джахар - ливанец и командир радикальной террористической группы Фатах аль-Ислам. Этот эксперт по взрывчатым веществам, который находился в Кусейре с целью учить повстанцев изготовлять самодельные взрывные устройства, случайно сам себя подорвал, когда возился со взрывчаткой. Вплоть до своей смерти Джахар был самым разыскиваемым человеком в Ливане, где он был объявлен в розыск по 200 пунктам обвинений в убийствах. Ливанские органы власти подтвердили его смерть в Сирии. То, что повстанцы вели дела с такими людьми как Джахар, питают опасения, что в рядах повстанцев всё более широкое применение находят международные террористы.

Однако вернемся к семье Хури. То, что эта семья, в конце концов, бежала из Кусейра незадолго перед Рождеством, было, с одной стороны, результатом угроз, которым они и их соседи христиане ежедневно подвергались. С другой стороны, бои в городе становились невыносимыми: «Бомбы падали прямо в наш квартал. Мы не можем сказать, кто нас бомбил: армия или повстанцы». Во время одного из затиший в боях в холодный зимний день, семья приняла решение: «Мы достанем машину, и двинемся в Ливан. Благо тут только 45 минут езды».

Муж Римы тоже бежал. Но ему не посчастливилось вернуться к 9 февраля: он хотел привести для своей семьи в изгнании продукты из магазина, где он своём родном городе работал. О том, что произошло потом жена узнала от оставшихся в городе родственников и друзей. «Он был задержан на контрольном пункте повстанцами. Они знали, что муж христианин. Они забрали его с собой. И через 5-6 часов после его смерти бросили тело перед дверью его родителей».

Бабушка Лейла крестится: мёртв не только её зять. Были убиты её брат и два племянника. «Один из моих племянников - аптекарь - был застрелен в своей квартире за то, что поддерживал режим».
 

Страх перед соотечественниками

Тридцать две христианские семьи нашли себе убежище в Каа  12 км от сирийской границы. И хотя Каа является христианским населённым пунктом и поэтому защищает беженцев, Хури и их собратья по несчастью живут в постоянном страхе: глухая канонада артиллерии, которая доносится с той стороны границы, не даёт им забыть, что происходит у них на родине. Столб дыма стоит за близлежащим хребтом: за день до этого снаряд попал в АЗС на сирийской стороне границы. С тех пор она продолжает гореть. Четыре недели назад Хури узнали, что их дом в Кусейре полностью разрушен попавшей в него ракетой.

Но больше всего Хури боятся своих сирийских земляков: Каа как приграничный город притягателен для двух типов беженцев, как пояснил глава города Мансур Саад: «Есть христиане, бежавшие от повстанцев. Другие - это семьи беженцев, чьи мужчины сражаются в рядах Свободной сирийской армии». В ливанскую ссылку попали обе враждующие группы. «Между ними существует большая напряженность. Мы делаем всё возможное, чтобы держать их друг от друга подальше».

Также как и многие ливанские и сирийские христиане, Саад - сторонник режима Асада. «Как религиозному меньшинству на Ближнем Востоке, нам ничего другого не остаётся, как поддерживать сильную руку, которая может нас защитить», - сказал он. «Повстанцы не убедили меня в том, что они сражаются за демократию», - заключил глава города.

Есть много вопросов к режиму Асада. «Свободы мнений в Сирии нет точно. Но повстанцы ничуть не лучше, - говорит Саад. «Возможно, в начале восстания оно имело благородные цели. Однако, затем все хорошие начинания были присвоены исламистами, - сказал городской глава. - И нам известно, какого сорта мусульмане возглавили повстанцев. Это именно те люди, которые хотят загнать население обратно в каменный век».

***

- http://inoforum.ru

Ссылка на источник 


Социальные сети