Еще одна жертва войны: мыльные оперы

Автор: Сайфо Омар Адам Рубрики: Фильмы, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 20-08-2012


В сирийском городе, где жила моя семья, каждый вечер во время священного месяца Рамадан на улицах возникали столпотворения. Люди торопились домой не только, чтобы спастись от жары и приготовить ифтар – трапезу для вечернего разговения, но также, чтобы успеть на новые серии своих любимых мыльных опер – мусалсал.

В этом году Рамадан проходит иначе. В разгар жестокой гражданской войны у сирийцев более чем достаточно драмы в реальной жизни. А, кроме того, сирийские продакшн компании отложили съемку новых сериалов; банковские счета инвесторов, связанных с правительством Президента Башара аль-Ассада, заморожены; а зрители из арабских стран повсеместно призывают бойкотировать сирийские спутниковые каналы. Даже налоговые каникулы, объявленые правительством, не сумели оживить индустрию.

В то время как исход противостояния пока не ясен, одна вещь кажется очевидной: потеряв мыльные оперы, сирийское правительство лишилось одного из самых мощных средств распространения идей и политических месседжей, как в рамках страны, так и за ее пределами.

Расцвет сирийских мыльных опер пришелся на 90-е годы, когда в арабских странах увеличился доступ к спутниковому телевидению. Их смотрели десятки миллионов людей – от Марокко до Персидского залива. Самые успешные продакшн компании неизменно были связаны с режимом и строго придерживались правил правительственной цензуры. Однако в новом тысячелетии, после второй палестинской интифады, атак 9/11 и вторжения в Ирак, сирийские мыльные оперы стали еще более явно соответствовать баасистской – или панарабской – идеологии правительства Ассада. Действие преимущественно разворачивалось в отдаленном прошлом, на первый план выходили арабские герои и прославленные войны.

Самой выдающейся из этих мыльных опер был мусалсал о жизни султана Саладина, нанесшего в XII веке поражение крестоносцам и освободившего Иерусалим. По сценарию Саладин представлялся абсолютным арабским героем, без упоминания его курдского происхождения, а диалоги пестрели баасистской пропагандой, ратующей за “единство арабов”. Даже самый неискушенный зритель легко мог ассоциировать крестоносцев с израильтянами и американцами или Савара – коррумпированного египетского лидера – с Президентом Хосни Мубареком.

По мере того как менялась политика в регионе, так же менялись и сирийские мыльные оперы. В исторических драмах 90-х – в частности, в “Дамасских днях” – изображались арабские патриоты, которые боролись против Оттоманской империи. Но в сериях, написанных после спада напряженности в отношениях между Турцией и Сирией в 2003-2004 годах, недругами уже были не турки, а европейские колониалисты. Одна из наиболее популярных мыльных опер всех времен – “Баб аль-Хара” или “Врата квартала” – рассказывает о приключениях жителей старого дамасского квартала, которые, несмотря на свою сектантскую принадлежность, объединились в своем противостоянии французам.

Может, это и была пропаганда, но какое-то время она работала. Мы тоже – независимо от того, были ли мы христианами или друзами, входили ли в суннитское большинство или принадлежали к алавитам, подобно правящей династии Ассадов, болели за Мутаза, крепкого усатого парня, который противостоял малодушным французским солдатам; мы радовались героизму Ум Джозеф – женщины-христианки, которая защищала мусульманский квартал; и мы скорбели, когда скончался Абу Иссам – наш любимый цирюльник и врач (возможно, его убили из-за разногласий между актером и режиссером).

Но после кровавой расправы этого года, слоганам, направленным против сектантского раскола, просто никто больше не верит. Сильная сторона сирийской драмы обернулась ее слабостью.

В то время как в сетке телевещания практически не осталось мыльных опер, их звезды продолжают играть роль в сирийской политике. После того как власти атаковали Дараа в марте 2011 года, сотни актеров и писателей подписали так называемую “Молочную петицию”, осуждая карательные меры и требуя оказания помощи детям в регионе. В ответ на это более двадцати продакшн компаний выпустили сообщение, обвиняя подписантов в предательстве и заявляя, что они никогда больше не получат работу. Если война закончится по-другому, актерам-лоялистам – тем, кто поспешил на защиту режима, выступая на различных ток-шоу и осуждая террористические группы и иностранные заговоры – будет так же непросто снова попасть на экран.

Вероятно, наибольший драматический удар по правительству Ассада и его мифу об объединенной Сирии был нанесен прошлой осенью, когда Джамал Сулейман, алавитский актер и зять бывшего министра информации, не вернулся из зарубежной поездки. А всего десять лет тому назад он играл роль Саладина, освободителя Иерусалима.

Все эти звезды и сериалы, в которых они снимались, когда-то были инструментами режима. К счастью, теперь это осталось в прошлом. Но когда закончится эта война, нам нужно будет вспомнить, что мусалсалы, помимо прочего, были источником гордости сирийского народа – формой отечественного популярного искусства, которое когда-то способствовало нашему сплочению. Остальная часть арабского мира вряд ли станет их сильно оплакивать; уже сейчас популярные турецкие мыльные оперы заполняют освободившуюся нишу. Но в грядущие жаркие вечера Рамадана, даже самые непреклонные оппоненты Ассада в Сирии будут скучать по мусалсалам.

*** 

Омар Адам Сайфо – исследователь из Нидерландов, который специализируется на арабских СМИ.

Оригинал - http://www.nytimes.com

- перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"
 


Сейчас, в наше время, смотреть фильмы онлайн очень популярное занятие. nowfilms.ru создан специально для этого.


 

Социальные сети