Мифы сирийской войны

Автор: Хрусталев Владимир Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 20-09-2012


***

DENTIST

Не утихают в Сирии боевые действия, не утихают и схватки пропагандистские. Каждая из сторон, как и их союзники, пытаются создать в глазах мировой аудитории некую выгодную для своей политической и военной деятельности картину реальности. Обычно следствием таких агитационных схваток является появление устойчивых мифов. Рассмотрение часто повторяемых почти уже «азбучных истин» стало признаком хорошего тона как во многих СМИ, так и среди ряда аналитиков. Однако многие забывают, что Восток это еще и край дивных сказок.

Каждая из сторон создает свой комплекс мифов. Для начала рассмотрим мифологию официальных властей, точнее, официальных и сочувствующих им СМИ.

Миф №1. Дамаск не имеет внешней поддержки. В целом это утверждение повторяемое многими сочувствующими официальному Дамаску источниками решает целый комплекс задач. Оправдание чисто военных проблем («силы неравны»), создание некоего привлекательного образа страны-героя и лидера-героя в арабском мире, создание картины героических побед («победы в неравном противостоянии»). Это не совсем правда, точнее, совсем неправда.

Во-первых, следует вспомнить, что враждебные Дамаску проекты резолюций так и не прошли в СБ ООН, благодаря во многом позиции России.

Во-вторых, неоднократно сообщалось о невоенной помощи Дамаску со стороны Венесуэлы, Ирана, Ирака. Это и различные льготные кредиты, и прямая финансовая помощь, и поставки топлива, продовольствия, медикаментов.

В-третьих, сообщалось о поставках вооружения и боеприпасов из Ирана и КНДР - дружественных стран и партнеров Сирии по военному строительству.

В-четвертых, в Сирии, согласно сообщению представителя Генштаба ВС РФ для российских СМИ, на конец августа оставался определенный контингент российских военных советников. И если статус российских специалистов неизвестен, то, насчет иранских, - полная ясность. Они обучают местных силовиков использовать поступившие не так давно на вооружение иранские образцы вооружения и военной техники, привлекаются в качестве консультантов по тактике, да и соглашения о взаимной обороне сбрасывать со счетов не стоит.

Миф №2. События в Сирии – это некий «заговор сионистов». (Традиционная схема для пропаганды многих арабских режимов в подобных ситуациях). Это вполне официальное определение государственных СМИ Сирии, в т.ч. ориентированных на внешнюю аудиторию. При этом одновременно и относительно популярная в Интернете версия, особенно в арабском сегменте Интернета, российском и частично европейском. Тут есть очевидные логические и фактические нестыковки.

Во-первых, граница с Израилем - самая спокойная часть сирийской границы!

Во-вторых, периодически указываемые как якобы израильские образцы вооружения, вообще-то одновременно состоят и на вооружении арабских стран, в т.ч. поддерживающих противников Асада. Прямых, внятных и неопровержимых доказательств «израильского следа» до сих пор так и не появилось.

В-третьих, непонятен ни замысел, ни инструменты, ни цели, даже если встать на позицию сторонников этого утверждения. Какой смысл Израилю своими руками поддерживать, например, суннитских экстремистов? Да и представители антиправительственных вооруженных формирований явно не относятся к дружественным Израилю силам. Таким образом, речь идет о традиционном вытаскивании из рукава привычной темы «еврейского заговора».

Миф №3. Катарский спецназ. Очень распространенный еще со времен ливийских событий миф, особенно среди российской аудитории и части экспертного сообщества. Периодически упоминания о нем появляются и на иранских, сирийских, российских ресурсах. Не ставя под сомнение профессионализм и компетентность сил специального назначения Катара, стоит вспомнить хотя бы его численность! Это, максимум, батальон, но приписываемому ему размаху военной активности могли бы позавидовать все силы спецназначения США вместе взятые! И не странно ли, что, учитывая напряжение в зоне Персидского залива относительно Ирана, внутреннюю нестабильность многих стран Персидского залива, весь наиболее ценный актив вооруженных сил еще постоянно где-то воюет, причем, видимо, полным составом? Причем воюет, видимо, не хуже «Рэмбо», иначе бы так часто не упоминался. Любому мало-мальски знакомому с военной арифметикой человеку соотношение свалившегося на силы специального назначения эмирата списка угроз и фронта работ у себя дома, с его численностью и приписываемой ему ролью в сирийских событиях (порой даже якобы в прямых боях за города и села) покажется, мягко говоря, странным.

Несомненно, что помощь противникам Асада со стороны Катара есть. И довольно значимая. Это доказанный факт. Но ее характер - принципиально иной. Гораздо проще нанять иностранных инструкторов для тренировочных лагерей за пределами Сирии. Мировой рынок военного труда полон соответствующих специалистов. Это и проще, и дешевле, и менее рискованно. Хотя, конечно, нельзя исключать, что отдельные небольшие разведгруппы в настоящее время могут выполнять какие-то задачи на территории Сирии и сопредельных стран, но уж точно не вести там боевые действия. Тем более такого эпичного размаха.

Миф №4. Офицеры (вплоть до генералов) и рядовые армий США, Турции, Франции, якобы плененные и убитые в Сирии. Учитывая частое появление в разгар очередных обострений боевых действий победных реляций такого рода, особенно в иранских СМИ, при полном отсутствии доказательств, сомнений относительно их достоверности не остается. Обычная дезинформация. Особенно анекдотичным было появление в июле новости о якобы убитых в Дамаске американских военнослужащих. Однако не все ясно представляют себе как на самом деле выглядит итог подобных побед в реальности. Практически всегда сторона, добившаяся подобного результата, демонстрирует все имеющиеся доказательства.

Вспомним хотя бы американских солдат, захваченных во время конфликтов 1999 г. в Косово и во время вторжения в Ирак в 2003 г. А т.к. на этот раз ничего подобного не продемонстрировано, то, значит, и демонстрировать нечего. А ведь потребность в демонстрации чего-то подобного весьма значительная. Это позволило бы создать во враждебных странах внутриполитические проблемы и дискредитировать их внешнюю политику.

Миф №5. НАТО и США только и ждут повода, чтобы начать полномасштабную военную операцию. Как показала практика, данный тезис, по крайней мере, пока, действительности не отражает. Просьбы Турции вмешаться в сирийские события всей коалиционной мощью, по сути, игнорируются. Вашингтон также постоянно говорит о том, что вмешиваться не собирается, кроме случая применения ОМП, либо угрозы доступа к нему со стороны посторонних сил. И уже более года, несмотря на все происходящее (хотя подходящих ситуаций, как формальных поводов, было более чем достаточно), военной операции против Дамаска со стороны НАТО так и не начато.

Так что, по всем признакам, всерьез вмешиваться без острой необходимости в сирийские события ни блок НАТО, ни Вашингтон не хотят. Сирийская армия, несмотря на то, что она значительно боеспособнее армий Ирака или Ливии, не способна гарантировать нанесение американцам неприемлемых потерь. Не составит особого труда и захват сирийской территории, но вот зачем это делать Вашингтону? Чтобы получить очередной Ирак? Четкой и внятной выгоды пока не просматривается. Кроме случая с возникновением угрозы, связанной с химическим оружием. Но пока с химическим оружием все в порядке.

Хотя, если сирийский кризис продолжится, структура издержек и выгод для США вполне может измениться. Но причины несколько иного плана. Бездействие США многими их оппонентами воспринимается как отступление и бессилие. Необходимость «держать марку» для США не стоит недооценивать. Неприменение силы Вашингтоном уже несет определенные статусные издержки, но пока незначительные. Кстати, не только вмешательство, но и невмешательство в сирийские события может сыграть против Обамы на выборах. Если же к власти придет республиканец, то это будет другая администрация с иной логикой и стратегией. И тогда вероятность воздушной кампании против правительственных сил резко возрастет. Но это уже вопрос будущего, хотя и недалекого. К тому же, если что и беспокоит США серьезно, то это Тегеран, а не Дамаск.

Однако слагать мифы и легенды могут не только сторонники Асада и сочувствующие им, но и их оппоненты.

При оценке дезинформации, появляющейся со стороны повстанцев, их союзников, а также СМИ, с ними работающих и их сочувствующим, следует учитывать ряд важнейших аспектов.

Так, например, в данном случае приходится иметь дело со структурой не единой, централизованной и иерархичной (такой как сирийское государство, его силовые структуры и органы психологической войны), а с сетевой. Причем сотканной из разных по происхождению, целям и методам групп. Поэтому единая информационная стратегия у нее во многом просто отсутствует. А акцент в информационной войне делается на максимальное использование именно «новых медиа» (социальные сети, YouTube и т.д), а не традиционных.

Это приводит к иному стилю и характеру дезинформации как сознательной, так и непреднамеренной. Очень многие случаи дезинформации в СМИ, поддерживающих боевиков, выдаются в других СМИ за некую целенаправленную стратегию. В некоторых случаях дело доходит до утверждений, что боевые действия «снимаются в павильонах в Катаре». Однако все гораздо проще. Многие издания, телеканалы и информационные агентства вынуждены полагаться на любые источники, какие удается найти на месте. Часто эти «источники» распространяют заведомо недостоверные слухи, предоставляют поддельные материалы. Причина проста - желание заработать на сенсациях. Характерный пример масштаба проблемы: эпидемия увольнений нанятых местных «корреспондентов» в западных и арабских СМИ.

Еще одной причиной появления массы дезинформации о ходе боевых действий является сам принцип организации современных сетевых ресурсов. На YouTube, а также на сайты ряда телеканалов любой может загрузить собственное видео с соответствующим описанием. Это вызвало два противоположных явления. С одной стороны, постоянно появляется масса откровенно фальшивого материала, с другой же, одновременно широким потоком идут действительно информативные и достоверные видеозаписи из зоны боев. Аналогичная ситуация и с текстовыми сообщениями в социальных сетях. Тем не менее, устойчивые мифы целенаправленно создает и пропаганда боевиков.

Анализ существующей мифологии четко указывает, что против Асада одновременно выступают две довольно разных силы со своими акцентами в пропаганде. Одну можно довольно условно назвать «светской», другую - «религиозно мотивированной». При этом в одном случае акцент делается лишь на то, что их противник - союзник Ирана, а в другом, что не только Ирана, но еще Израиля и США.

Для информационной политики «светской» части вооруженной оппозиции характерна ориентация на аудиторию не только в арабских странах, но и на западную аудиторию. Причем, учитывая демографические изменения в Европе, понятие западная аудитория включает в себя и местную «арабскую улицу». Во многом борьбой за ее симпатии и вызвана враждебная Дамаску риторика ряда европейских политиков.

Для информационной политики «религиозно мотивированной» части вооруженной оппозиции характерна ориентация на аудиторию либо сочувствующую, либо уже непосредственно вовлеченную в деятельность экстремистских суннитских организаций.

Для различных противников нынешнего сирийского государства и сочувствующих им обычно характерны повторяемые по отдельности или вместе два устойчивых мифа.

Миф первый. Режим Асада на самом деле - проект Запада и сионистов во главе с Израилем и США, как часть антиисламского заговора. Распространен в основном у части арабской аудитории (среди сочувствующих различным суннитским экстремистским организациям).

В качестве обоснования обычно указывается на то, что, несмотря на репрессии против населения, Дамаск так и не подвергается военному давлению или вторжению со стороны США. Логика довольно странная с точки зрения здравого смысла и даже минимальной информированности.

Тут мы имеем дело с очередным случаем эксплуатации мировоззрения, построенного на комплексе устойчивых представлений о том, что за всеми бедами арабов, и шире - мусульман, всегда стоят Израиль и США. По сути - гротескное продолжение логики, лежащей в официальной пропаганде самого Дамаска, только в этом случае в роли слуги США и Израиля рассматривается сам Дамаск. Этот же штамп в свое время применялся к Саддаму Хусейну и Муаммару Каддафи, якобы таким же «слугам Вашингтона и сионистов».

Несмотря на очевидное несоответствие реальному положению дел, этот миф помогает мобилизовать против Асада значительную часть общественного мнения в арабском мире, и позволяет уже на этой почве получать доступ к соответствующим финансовым и людским ресурсам для продолжения вооруженной борьбы.

Миф второй. Некая заведомая и якобы перманентная кровожадность всех силовых структур Сирии по отношению к гражданскому населению. Классический случай частичной правды. В своем чистом виде - это миф, ориентированный на иностранную аудиторию, в первую очередь западную. Не отрицая факт того, что репрессии и случаи применения силы к заведомо невиновным со стороны сирийских силовиков, конечно, имеют место и становятся все более заметным явлением, стоит отметить, что в большинстве случаев ситуация значительно сложнее. Если в случае с милиционными формированиями «Шабиха» - это действительно распространенная практика, то в случае с регулярной армией - это не совсем так.

У сирийской армии просто нет ни навыков, ни вооружений, ни технологий, чтобы вести относительно «чистую войну» в условиях городской застройки на уровне передовых современных стандартов. Да и армия Сирии в мирное время даже не готовилась к подобного рода боевым действиям.

Так, часто жертвами ударов с воздуха действительно являются скопления гражданских. Но в большинстве детально описываемых и подтвержденных эпизодов пилоты просто не имели никакой реальной возможности вычислить и атаковать лишь конкретный источник огня, либо четко идентифицировать скопление людей в зоне боев как мирное население!

Сирийские вертолеты не имеют современных приборов наблюдения, позволяющих с безопасного расстояния разглядеть - есть ли оружие у людей или нет. Средний годовой налет, тренированность и сам тип подготовки большинства пилотов ВВС не отвечают требованиям, предъявляемым подобного рода конфликтами.

Для применения самолетов все вышесказанное еще более актуально. ВВС Сирии, в отличие от ВВС ряда других стран, не располагают широким арсеналом высокоточного вооружения, способного применяться по точечным и малоразмерным целям на основе внешних данных, получаемых, например, с беспилотных летательных аппаратов или портативных лазерных целеуказателей наземных наблюдателей.

Поэтому в большинстве случаев это классический «побочный ущерб» от ударов с воздуха по противнику. И сирийскую авиацию характеризует значительно большая его удельная величина, чем, к примеру, боевую авиацию США или Израиля в аналогичных условиях.

Одновременно довольно низок уровень подготовки и оснащения как артиллеристов, так и пехотинцев. Высокоточных артиллерийских боеприпасов на вооружении сирийской армии нет. Стрелковая подготовка поставлена довольно плохо, дополнительных прицельных устройств на оружии большинства пехотинцев нет. И, как следствие, все то же самое: значительные непреднамеренные потери среди мирного населения. А плохо налаженная координация авиации и артиллерии с разведкой дополняет общую безрадостную картину.

Помимо проблем с особенностями действий сирийской армии действовать в городах, есть и другие. Подтверждено наличие в рядах повстанческих формирований несовершеннолетних. Их роль не совсем ясна, возможно, просто вспомогательная (например, наблюдатели). Однако в случае их гибели или ранения в ходе боев их легко показать иностранной аудитории в качестве «невинных жертв» и доказательств «зверств режима». Одновременно боевики широко используют гражданские объекты, такие как больницы, мечети и школы для обстрелов частей регулярной армии, в свою очередь ответный огонь бьет часто именно по мирному населению.

Ну и самое важное здесь, конечно, то, что это гражданская война. А в такой войне, независимо от уровня оснащенности и подготовки силовых структур, принципиально трудно провести четкую грань между мирным населением и комбатантами, и вести эффективную войну против вторых, не причиняя вреда первым.

Однако, помимо целенаправленной дезинформации обеих сторон, в современном информационном поле существует значительная проблема. Ведь основной источник дезинформации обычно даже не пропаганда воюющих сторон, а самостоятельная информационная активность разного рода «аналитических порталов», «независимых экспертов», СМИ и т.п. ресурсов.

С начала 2000-х гг. все более заметной проблемой в освещении различных военных конфликтов является новая манера подачи информации в СМИ и аналитических сетевых ресурсах. Практика, раньше являвшаяся уделом только «желтой прессы», стала почти нормой в работе тех, кто по статусу призван не развлекать, а информировать свою аудиторию. А потому, прямо не связанные ни с одной из сторон ресурсы, часто являются самостоятельными источниками дезинформации. Хотя, порой, это происходит и без специального умысла в пользу одной из сторон. Не стали исключением и события в Сирии. Вот самые вопиющие, по мнению автора, примеры такого рода деятельности.

Так, например, среди откровенно странных сообщений была первоначально озвученная на DEBKAfile информация о якобы имевшей место поставке повстанцам в Сирию 20 танков Т-62 из Ливии. Это сообщение в свое время вызвало довольно значимый переполох, однако в него поверили лишь те, кто слабо себе представляет сопутствующие таким поставкам проблемы. Помимо огромной стоимости такой перевозки, ее военная ценность была бы близка к нулю, а политический эффект вообще был бы отрицательным.

Перевозка даже 20 танков в современных условиях через район, в котором постоянно находятся иностранные журналисты, активно работает разведка противника - это чрезвычайно сложная, рискованная и дорогостоящая операция. Для разрозненных отрядов повстанцев танки, скорее, обуза, тем более, когда правительственная авиация господствует в воздухе. Да и проще было захватить танки регулярной армии в качестве трофеев.

Еще более странно, что, потратившись якобы на танки, спонсоры боевиков так и не нашли средств и возможностей на поставки куда более дешевого, простого, эффективного, доступного и транспортабельного вооружения: переносных установок с управляемыми ракетами! Однако это сообщение вполне сработало в копилку мифов официального Дамаска.

Частой первопричиной появления в СМИ дезинформации является банальная безграмотность многих т.н. «экспертов» в области рассматриваемых ими вопросов. Так, например, ряд комментаторов, анализируя летние потери ВВС Сирии, утверждали, что нанесение таких потерь авиации правительственных сил без переносных ракетных комплексов было бы невозможно. Это довольно странное утверждение. Ведь во многих других подобных конфликтах большинство потерь вертолетов и самолетов в борьбе с подобными формированиями было от огня именно стрелкового оружия и малокалиберной зенитной артиллерии, а не ракет! Да и в опубликованных видеозаписях как нет момента запуска ракет, так и фиксации сближения ракет с летательными аппаратами. При этом постоянно слышны звуки именно стрельбы. Да и заявляющая победы сторона, сообщая о типе примененного оружия, зенитные ракеты даже не упоминает.

Интернет полон подобных "шедевров аналитики". Наиболее анекдотичный пример случился нынешней весной, когда один из "экспертов", находившихся в Сирии, перебирая изъятое у боевиков оружие, называл обычные армейские штурмовые винтовки снайперскими, а американский пистолет-пулемет назвал "израильским Узи"!

Еще одной хронической недоработкой, присущей даже серьезным телевизионным каналам и информационным агентствам, является путаница в географических названиях. Наименования различных военных объектов, районов городов и прочих мест могут звучать практически одинаково для неарабского зрителя после их озвучивания на не родном языке. Поэтому, читая и слушая военные сводки, часто бывает непонятно, про какой конкретно из двух-трех вариантов локации там говорится. Да и даже под одним и тем же оригинальным названием в Сирии могут скрываться и город, и провинция и ее район! А потому использовать большинство информационных сводок для реконструкции обстановки в Сирии не представляется возможным.

Во многом и эта географическая неразбериха, а не только целенаправленная пропаганда сторон, привела к появлению двух параллельных «реальностей» в информационном пространстве. В одной из них - «Асад вот-вот закончит войну триумфальной победой», в другой - «режим Асада вот-вот падет». При этом путаница с названиями хаотично работает на мнимую доказанность то одной «реальности», то другой, сильно запутывая для внешнего наблюдателя и без того довольно сложную картину.

Вот почему с каждой новой войной возрастает роль независимых сетевых сообществ и отдельных пользователей Интернета. Именно они ведут основную работу по самостоятельной и совместной экспертизе первичных открытых данных и реконструкции реальной картины происходящего. Уже сейчас всемирная многотысячная армия пользователей специализированных военных и военно-технических форумов и блогов, скрупулезно обрабатывающая огромные потоки информации и в ходе обсуждений реконструирующая реальную обстановку, является лучшим источником действительно достоверной информации.

Пусть не самой оперативной, пусть не самой детальной, но все же самой близкой к полевой реальности. И, главное, очищенной как от «расчленяющих людей исламистов в соответствии с иудейскими ритуалами», так и от просто вымышленных побед обеих сторон. И роль этой силы на полях информационных сражений что нынешней, что будущих войн будет только расти.

*** 

Источник - http://www.ru.journal-neo.com

Социальные сети