«Большое наступление» Талибана

Автор: Мендкович Никита Рубрики: Афганистан Опубликовано: 27-08-2012

 

После затишья первых месяцев года бои в Афганистане вновь усилились. Вооруженная оппозиция с апреля начала очередное стратегическое наступление против официального Кабула и иностранных войск в Исламской Республике. Это привнесло значительные изменения в ход и динамику боевых действий в Афганистане.

Прежде всего, необходимо отметить резкий рост числа террористических актов, совершенных боевиками. В апреле-июне число террористических атак, зафиксированных Международными силами, выросло более чем на 11% по сравнению с аналогичным периодом 2011 г. Особенно высокая активность боевиков была зафиксирована этим летом, причем июльский пик террористической активности является одним из самых высоких за последние годы.

Основной целью стратегического наступления талибов можно считать проведение громких террористических актов, которые бы дестабилизировали ситуацию в стране и подорвали доверие к официальному Кабулу со стороны иностранных союзников и населения.

Наибольшего прогресса талибам удалось добиться в провинциях Кундуз и Сари-Пуль, где этой весной их позиции значительно усилились. Боевики установили контроль над значительной частью сельской местности и рядом региональных автомобильных дорог. Кроме того, талибы заявляют, что провели успешную операцию по захвату контроля над горной часть уезда Дарабум (Бадгис), однако независимых подтверждений этой информации нет.

Менее успешными оказались попытки восстановить контроль над рядом уездов Кандагара, исторического оплота движения. Впрочем, влияние в этой местности отрядов Талибана остается весьма значительным, несмотря на все усилия иностранных и афганских силовиков. Невзирая на все трудности процесса передачи ответственности за безопасность афганским силовикам, власти удерживают контроль над провинцией. Зоной напряженных боев все последние месяцы остается провинция Нуристан, где власть периодически успешно вытесняет отряды оппозиции из населенных пунктов, однако те позже возвращаются вновь.

На начальном этапе весеннего наступления в апреле талибы начали более широко применять тактику упорных фронтальных боев с афганскими силовиками, но в мае и июне вновь вернулись к обычным атакам в формате «ударь и беги».

Значительный успех имеет, например, новая тактика нападений на конвои снабжения войск коалиции. В предыдущие месяцы попытки лобовых атак приводили лишь к потерям атакующих, однако талибы видоизменили свой подход. Последнее время они проводят дистанционные обстрелы автоцистерн, перевозящих нефтепродукты, с целью вызвать подрыв резервуаров. Есть информация, что из-за этого МССБ в Афганистане были вынуждены расширить воздушные перевозки.

Большой информационный успех Талибану принесла серия операций в Кабуле, которые не имели реальной военной пользы, однако произвели сильное впечатление на прессу и население. Последней из них была атака боевиков против кабульского отеля «Спожмай», завершившаяся захватом заложников.

Цена наступления

Мы продолжаем анализировать ситуацию в Афганистане, опираясь на статистику потерь в ходе вооруженного конфликта. За активизацию боевых действий в прошедшие месяцы движению Талибан пришлось заплатить высокую цену. Боевики, по нашим данным, потеряли убитыми 2126 чел., 1266 - арестованными. Еще 547 вступили в Программу национального примирения.

В числе убитых и арестованных за данный период повстанцев был ряд видных функционеров вооруженной оппозиции. В частности, были убиты Абдул Салам Абид, фактический заместитель муллы Омара, Сахр аль-Таифи, один из руководителей «Аль-Каиды» в Афганистане, а также шейх Джамаль, заместитель теневого губернатора Нуристана.

Следует подчеркнуть, что командование боевиков убеждено в возможности компенсировать потери личного состава набором новичков, что активно и практикуется. Существуют свидетельства роста числа урдуязычных участников отрядов боевиков, воюющих на территории южных провинций Афганистана, на севере в отрядах часто встречаются боевики из арабских стран и постсоветских республик, в т.ч. уроженцев Чечни. Видимо, доля боевиков-иностранцев в отрядах талибов стабильно растет, однако точных данных о динамике этого процесса пока нет.

Есть свидетельства миграции боевиков в сопредельные страны. Речь не только об активных действиях афганских талибов в Пакистане, но и появлении афганских граждан в преступных группировках Средней Азии. В частности, в ходе недавней операции в Горном Бадахшане против группировки Толиба Аембекова были арестованы 8 граждан Афганистана, принадлежавших к некоей «незаконной организации». Нельзя исключать, что это симптом «организованного дезертирства» боевиков из воюющей страны.

Явным образом отток кадров сказывается на среднем уровне квалификации «военных специалистов» в отрядах боевиков. Например, на проблемы с профессионалами-подрывниками указывают участившиеся весной случаи самоподрыва талибов при минировании дорог, а также изготовлении и перевозке взрывчатки.

Кроме того, заметно продолжающееся снижение среднего возраста полевых командиров. Например, действующему теневому губернатору Бадгиса Абдулу Кудузу – 28 лет, 5 из которых он провел на войне. Трудно сказать, как снижение среднего возраста сказывается на уровне квалификации, т.к. практически все полевые командиры настаивают на том, что закончили «медресе», хотя зачастую за этим термином стоит краткий курс военной подготовки в пакистанских лагерях боевиков. Пример неумелых и грубых действий теневого губернатора Газни, который обсуждается ниже, показывает, что в ряде случаев демографические процессы в руководстве талибов крайне вредны для их движения.

При этом иностранные войска несут сравнительно небольшие потери, не превышающие 50 убитых в месяц, что значительно меньше, чем в предыдущие годы. Однако это является итогом идущей передачи ответственности местным силовикам, которые принимают на себя основную тяжесть войны, а также смены тактики боевиков, которые избегают нападений на сильных противников.

По последним данным, потери афганских военных также сравнительно невелики: они теряют в месяц около 60 чел. убитыми. Потери всех силовых структур, включая УНБ, составляли весной до 20 чел. в день, т.е. до 600 – в месяц. Хотя вооруженная оппозиция несет более тяжкий урон в ходе регулярных боестолкновений, текущий уровень потерь правоохранительных органов является неадекватно большим.

Большую проблему составляет и рост числа потерь среди мирного населения. По состоянию на апрель-май, они все еще оставались более низкими, чем в прошлом году, однако демонстрируют явную тенденцию к росту. Во многом это результат тактики сплошного минирования, которую применяют талибы, чтобы затруднить движение транспорта, отчего в первую очередь страдает мирное население.

Национальное восстание

В этом году Талибан столкнулся впервые с широко развернувшейся формой противодействия населения – открытым вооруженным сопротивлением. Падение популярности талибов даже в пуштунских районах Афганистана уже неоднократно отмечалось, на это указывали и данные социологических исследований, и рост числа случаев самосудов афганцев над талибами-одиночками, попавшими к ним в руки.

Однако «национальное восстание» против вооруженной оппозиции - принципиально новое явление. Первый случай был зафиксирован в одном из уездов провинции Газни, где незадолго до этого был смещен теневой губернатор. Попытка нового назначенца пакистанского командования закрыть местные школы, с работой которых мирился его предшественник, вызвала большой протест. Ситуацию усугубили определенные экономические противоречия, борьба между талибами и традиционными племенными элитами, а также конкуренция между Талибаном и Исламской партией Афганистана (ИПА) за контроль над этой местностью.

Итогом стало вооруженное выступление местных жителей против талибов и разгром одного из отрядов оппозиции. Быстро ликвидировать очаг «самообороны» экстремистам не удалось. На текущий момент с аналогичным противодействием талибы сталкиваются, минимум, в двух уездах Газни, а также в Горе, Нуристане, Лагмане, Фарьябе и Пактике. Практика показывает, что такие местные силы самообороны весьма полезны для целей удержания контроля над территорией при партизанской войне, и их возникновение представляет серьезную угрозу для талибов.

Однако нельзя исключать, что в ряде случаев брендом «национального восстания» могут попытаться воспользоваться различные полевые командиры, стремящиеся к легализации своих вооруженных формирований, хотя данных о такого рода случаях у нас пока нет.

Так или иначе, появление отрядов «восставших» - важный успех в информационной войне. Стихийная «сельская самооборона» и ее успешный опыт способствуют разрушению страха простых жителей Афганистана перед талибами, показывают, что против них можно бороться и побеждать.

Впрочем, необходимо учитывать политические риски, связанные с этими формированиями. Ведь известно, что их лидеры заявляли, что не исключают возможности участия в боях и против иностранных войск, если талибы удовлетворят их социальные требования. Кроме того, создание военных формирований, неподконтрольных правительству, в долгосрочной перспективе наносит большой вред делу построения вертикали власти в Афганистане.

В последние месяцы Талибан предпринимает ряд специальных мер по защите собственного имиджа в глазах населения. Например, в провинции Кунар боевики провели показательную акцию по уничтожению посевов опийного мака, хотя в других провинциях талибы, напротив, покровительствуют наркоторговле и всячески противодействуют антинаркотическим усилиям властей.

Порядок в рядах

Перед началом весеннего наступления талибы провели большую кадровую чистку, отстранив и арестовав нескольких видных функционеров движения, заподозренных в переговорах с властями. Кроме того, были проведены теракты против ряда бывших и действующих активистов Талибана, включая бывшего министра правительства талибов Арсалу Рахмани, а также Ага-Джана Мотасима. Последнему удалось выжить, и в настоящий момент он скрывается и проходит лечение в Турции.

Аналогичная «чистка» проводилась в Талибане в 2010 г. при участии представителей пакистанских спецслужб и позволила быстро ликвидировать «партию мира» внутри вооруженной оппозиции. Однако сейчас те или иные структурные проблемы Талибана значительно глубже, и их трудно решить путем репрессий.

Об этом, например, говорят, случаи столкновений между отрядами разных полевых командиров движения, каковых случаев не было долгое время. Известно, что ранее разногласия между талибами приводили к стычкам и даже вооруженным дракам в ходе встреч, однако пакистанскому командованию удавалось предотвращать полномасштабные бои между отрядами.

Впрочем, судя по имеющимся данным, несколько улучшилось моральное состояние рядовых боевиков. Постепенно сокращается доля потерь в виде арестованных и число случаев вступления в Программу примирения, которые прошедшей зимой приняли массовый характер.

Действия властей

С наступлением теплого времени года все большее место в тактике властей занимают крупные военные операции. Отчасти это обусловлено возвращением боевиков с «зимних квартир» и концентрацией их в крупные отряды, отчасти - может сказываться дефицит новой оперативной информации для проведения точечных рейдов.

Последнее связано с резким снижением доли пленных в структуре потерь вооруженной оппозиции, которую мы упоминали выше. Вместе с пленными исчезает важный источник оперативной информации о местоположении схронов и укрытий боевиков. Наконец, в теплое время года растет мобильность бандгрупп, что просто не позволяет быстро локализовать их местоположение и провести рейд до того, как отряд его покинет.

Несмотря на эти проблемы, афганской разведке удалось успешно предотвратить ряд терактов, в т.ч. взрывы смертников в дни конференции «Сердце Азии» в Кабуле. Однако в ряде случаев мы сталкиваемся с откровенной фальсификацией террористических дел, что является следствием неадекватно широкого использования физических мер воздействия к арестованным.

Есть, в частности, основания полагать, что серия арестов в связи с отравлениями в афганских школах является результатом откровенной и грубой фабрикации несуществующего заговора. По данным независимых источников, в большинстве случаев речь идет о болезнях, связанных с грязной питьевой водой или даже случаями массовой истерии среди учениц. Это, однако, не препятствует арестам и получению «признаний» по данным делам.

Следует подчеркнуть, что, по формальным показателям, эти недостатки в работе УНБ не снижают эффективность общей работы силовых структур против боевиков: потери вооруженной оппозиции остаются стабильно высокими, и ей не удается добиться перелома военной ситуации в свою пользу.

Выводы

За прошедшие несколько месяцев Талибану удалось провести достаточно эффективное контрнаступление против властей и иностранных войск. Несмотря на то, что вооруженной оппозиции не удалось достичь каких-либо глобальных успехов, боевики восстановили контроль над некоторыми уездами, а в других дестабилизировали обстановку. Была затруднена наземная транспортировка грузов для нужд МССБ, нанесены существенные потери армии, полиции и сотрудникам спецслужб.

Однако при этом боевики продолжают нести несоразмерно большие потери, что уже начинает создавать определенные трудности для вооруженной оппозиции. Имеет место нехватка квалифицированных кадров, в т.ч. командирских, а также проблемы с привлечением личного состава, которые решаются путем рекрутирования иностранцев. Продолжается снижение популярности движения в обществе, причем сопротивление населения во многих провинциях начинает принимать опасные для талибов формы. Талибан пытается исправить это положение, однако больших успехов пока не достиг, в т.ч. из-за низкой квалификации теневых чиновников в афганских провинциях.

Работу афганской армии и МССБ против талибов следует признать в целом успешной в ходе этой кампании. Однако работа полиции начинает существенно «буксовать»: сказывается низкий уровень подготовки многих сотрудников.

Можно ожидать, что интенсивность боевых действий начнет снижаться уже в ближайшее время и значительно сократится к сентябрю-октябрю. К этому моменту можно будет начать подводить окончательные итоги летней кампании и учитывать успехи и неудачи большого наступления Талибана.

***

Источник
 

Социальные сети