Тайная война против Ирана

Автор: Перес Максим Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 30-11-2011

Новые санкции или превентивные удары? Последний доклад МАГАТЭ об иранской ядерной программе открывает новые перспективы. Однако израильские спецслужбы работают уже на протяжении нескольких лет. В атмосфере полной тайны.

Тегеран, 12 января 2010 года, 8 часов утра. Масуд Али Мохаммади выходит из дома в жилом квартале Гейтари и направляется в университет. Каждый день жена Мансуре провожает его до порога. Она видит, как муж подходит к своему зеленому Пежо 405, машет ему рукой на прощание и закрывает дверь. В следующую секунду раздается невиданный по силе взрыв. Фасад дома разрушен. Масуд Али Мохаммади гибнет. От его машины остался только дымящийся каркас. В нее была заложена бомба.

 

50-летний «мученик» Масуд Али Мохаммади был одним из самых выдающихся иранских физиков-ядерщиков своего поколения, сотрудником Иранского агентства по атомной энергии, которое осуществляло реализацию иранской ядерной программы. Подозреваемый в его убийстве был арестован: это Маджид Джамали Фаши, чемпион по кикбоксингу. Он признался в том, что двумя годами ранее был завербован Моссад.

 

Он рассказал о том, как его впервые вызвали в Стамбул, о тайных поездках в Азербайджан и Таиланд под прикрытием спортивных соревнований, о пребывании в Тель-Авиве годом позже, где, по его словам, он научился обращаться со взрывчатыми веществами.

 

28 августа этого года Джамали Фаши был приговорен к повешению. Он подозревался в участии в группировке из 10 человек, которые были арестованы в январе 2011 года иранской службой контрразведки Вевак, которая назвала заказчиков убийства – США и Израиль – признав попутно свое бессилие.

 

В этой теневой войне Ирану были нанесены серьезные удары. Аллах неожиданно призвал к себе пять иранских инженеров-ядерщиков, среди которых Ардешир Хусейн, «задохнувшийся от газа» в 2007 году на атомной электростанции в Исфахане, и последний по счету (23 июля), профессор Дариуш Резаи-Нежад, убитый пятью выстрелами в упор в своем кабинете. «Речь идет о первой операции, которой руководил новый глава Моссад, Тамир Пардо, сообщил израильский источник немецкого журнала «Der Spiegel».

 

На самом деле эта война началась еще при его предшественнике, Мейре Дагане, который возглавлял Моссад (израильские спецслужбы) с 2002 по 2010 год и был предметом особой ненависти иранцев. С момента своего назначения у этого невысокого тучного человека родом из бывшего СССР было лишь одно устремление: сорвать иранскую ядерную программу.

 

Обострение ситуации на палестинских территориях (вторая Интифада), а затем война с движением Хезболла в 2006 году заставили его пересмотреть свои цели. Он вернулся к этим вопросам в 2007 году, когда его переизбрали на пост главы Моссад, и разработал план из пяти пунктов с целью заставить Исламскую республику пойти на уступки. Мейр Даган и его команда считали санкции против Ирана, принятые Советом Безопасности ООН,  недостаточными. Они также сомневались в эффективности «открытых» превентивных ударов.

 

Глава Моссад предпочитает «подпольные меры», направленные на то, чтобы отсрочить реализацию ядерных амбиций мулл. В ходе беседы с заместителем госсекретаря США Уильямом Бернсом (William Burns), отраженной в телеграмме, которая была опубликована на сайте WikiLeaks, Даган в деталях рассказал ему о своей стратегии. Ее краеугольным камнем было свержение режима. Он предложил поддержать иранскую оппозицию. Это была «весна 2009» в Тегеране, захлебнувшаяся в жестоких репрессиях. Для проведения тайной войны Израиль пользуется поддержкой некоторых весьма полезных сообщников: азербайджанского, белуджийского и даже курдского меньшинств, которые вооружились после долгих лет войны в Ираке.

 

Принимая во внимание международный консенсус по поводу иранской угрозы, он может также рассчитывать на сотрудничество с западными спецслужбами. В 2002 году немецкой Федеральной службе разведки (BND) удалось завербовать иранского предпринимателя, фирма которого участвовала в строительстве завода по обогащению урана в Натанзе. Он известен под кодовым именем «Дельфин». Иранский предприниматель согласился передавать сведения об этом объекте. Так, ему удалось достать секретные доклады об иранских ядерных исследованиях. Дельфин рассчитывал продать их BND, надеясь на политическое убежище, однако в 2004 году был разоблачен и убит. Его жена успела бежать в Турцию со своим «сокровищем» - компьютером мужа. На жестком диске хранятся тысячи документов. Благодаря им западные спецслужбы узнали, что иранцы работают над созданием ядерных боеголовок.

 

После этой истории Израиль не отказался от своих целей: помешать Ирану обзавестись ядерным оружием. Еще до направления в бой своего специального подразделения «Кидон», задачей которого была организация убийств ученых, Моссад принял решение внедрить своих агентов в иранские силы безопасности на самом высоком уровне. С окончания 1980-х годов израильтяне выслеживали генерала Али Реза Асгари, который занимался координацией деятельности стражей революции в Ливане. Его профиль и тесные связи с движением Хезболла делали его отличной мишенью. Его карьера была головокружительной. В 1997 году он стал членом правительства президента-реформатора Мохаммеда Хатами, заняв пост заместителя министра обороны.

 

Летом 2003 года, в ходе заграничной поездки генерала, в игру вступает Моссад. К Асгари подходит американский еврей, выдающий себя за агента ЦРУ. Его сообщение весьма недвусмысленно: «После Ирака Иран является следующим в нашем списке. Займитесь вашим будущим, если вы не хотите закончить, как Саддам». События ускоряются после избрания Махмуда Ахмадинежада (2005). Али Реза Асгари отстранен от власти. Озлобившись, он переходит на другую сторону.

 

 Ловушка Моссад захлопнулась. Асгари выдает военные карты, информацию о поставке оружия движению Хезболла  и палестинским вооруженным формированиям, подробности функционирования многих ядерных объектов. После его раскрытия Вевак в 2007 году Асгари бежит в Турцию через Дамаск, где живет его семья. 7 февраля 2007 года Моссад организует его выезд в Стамбул, тщательно заметая следы и забронировав несколько номеров в разных гостиницах на имя Асгари. Его «исчезновение» было для мулл и их союзников серьезным ударом.

 

Было ли случайностью уничтожение израильской авиацией в сентябре 2007 сирийского реактора в Аль-Кибаре, тайно построенного Северной Кореей? Иранский режим видит руку израильских спецслужб повсюду, даже в серии авиакатастроф. С февраля 2006 года по март 2007 года три самолета, принадлежавших стражам революции, разбились в иранских горах. На борту каждого из этих самолетов находились люди, имеющие отношение к иранской ядерной программе. Ахмад Каземи, командующий наземными силами пасдаранов, погиб в одной из этих катастроф вместе с двенадцатью членами своего штаба. 20 июня в ходе вынужденной посадки Ту-134 погибли пятеро российских ученых, работавших на атомной электростанции в Бушере.

 

Серьезные неудачи постигли стражей режима, пасдаранов. 12 октября 2010 года в результате тройного взрыва была разрушена их база Имам Али на западе Ирана, обширный комплекс подземных галерей, в которых находились пусковые установки ракет Шахаб-3 (способных достигать территории Израиля). Годом позже, 12 ноября, был взорван склад баллистических ракет в двадцати километрах от Тегерана. Среди погибших в результате взрыва был генерал Хасан Мокадам, отец иранской ракетной программы, протеже верховного лидера Исламской Республики, аятоллы Али Хаменеи.

 

Израиль также создал десятки компаний, специализирующихся на поставке компьютерного оборудования, зачастую двойного использования – гражданского и военного – чтобы облегчить его продажу. Закупки Ираном этого оборудования с секретной начинкой уже спровоцировали цепочку нарушений и серьезных происшествий на иранских АЭС. Моссад также использует кибератаки, возможно, при содействии отдела 8200 из Аммана (военная разведка). Говорят, что именно эти две спецслужбы вместе создали программу “Stuxnet”, умный вирус, который способен развиваться в компьютерной системе и полностью заражать ее.

 

В июне 2010 года вирусом “Stuxnet” были заражены тысячи серверов иранской ядерной программы. Только на объекте Натанз вирус нейтрализовал работу тысячи центрифуг, резко сократив скорость их вращения. Уходя со своего поста в январе этого года, Мейр Даган представил результаты своей деятельности в Кнессете, которые слегка противоречили более алармистским оценкам правительства: «Иран не сможет получить атомную бомбу раньше 2015 года». Являясь противником превентивных ударов, Даган хочет, чтобы Израиль продолжал свою тайную войну. «В конце 1970-х годов Моссад осуществил впечатляющую серию тайных операций с целью отсрочки ядерной программы Ирака, - напоминает специалист по иранскому вопросу Ронен Бергман (Ronen Bergman). – Однако в 1981 году Израиль пришел к выводу, что у него не остается другого выбора, кроме как нанесение бомбового удара по АЭС в Осираке».

 

***

 

Источник - Голос России

Социальные сети