Контрпропаганда или распил: как в США борются с террором онлайн

Рубрики: Северная Америка Опубликовано: 02-02-2017

В последний день января агентство The Associated Press опубликовало расследование о работе проекта WebOps, направленного на борьбу с пропагандой Исламского государства и вербовкой исламистами потенциальных боевиков в соцсетях. Проект стоимостью миллионы долларов был запущен еще при президенте Бараке Обаме и контролировался Центральным командованием Пентагона, но саму работу передали гражданским подрядчикам, а именно компании Colsa Corp. из Алабамы. 

«Палестинский салат» WebOps или профнепригодность 

Суть проекта WebOps заключалась в том, что в социальных сетях определялись люди из «группы риска», которых могли склонить или уже склоняли к вступлению в ИГ. После этого арабисты-филологи на подряде Пентагона через фейковые аккаунты начинали отговаривать жертв пропаганды от присоединения к джихадистам.

Как выяснило The Associated Press, у подрядчиков WebOps не было опыта в контрпропаганде, не было достаточного знания арабского языка и понимания ислама, контракты получались по дружбе, результаты онлайн деятельности подтасовывались и приукрашались, сотрудники вели работу одновременно с просмотром мыльных-опер онлайн. 

Уровень специалистов был таков, что они путали слова «власть» и «салат» на арабском языке, что породило мем «палестинский салат» у пользователей соцсетей. Познания в исламе также оставляли желать лучшего, так как в богословских спорах исполнители контракта не могли ничего противопоставить вербовщикам ИГ. 

В фокусе Colsa были Сирия, Ирак и Йемен, но в рядах сотрудников не было ни одного сирийца или йеменца. Большая группа сотрудников была из Марокко и вообще не имела реального представления о Ближнем Востоке, не понимала разницы между группировками Хамас и Хизбалла. 

Оценки прогресса работы подтасовывались. Менеджеры Colsa указывали своим сотрудникам, что необходимо показывать, что взгляды разрабатываемых лиц меняются в сторону меньшего радикализма, но медленно и не сильно, чтобы Пентагон продолжал платить за работу по борьбе с опасным присутствием ИГ в интернете. Как сказал один из менеджеров: «главный результат работы — это хлеб, который мы приносим на стол нашим детям». 

Один и тот же твит, например, мог автоматически рассылаться множество раз по списку людей. За ночь, пока все спят или гуляют, набегало 5 тысяч «контактов», якобы лично проделанных сотрудниками Colsa с подопечными онлайн. Масштаб такой работы в отчетах потом радовал и впечатлял Центральное командование. Бюджет осваивался. 

О проблемах с WebOps, по данным The Associated Press, было известно многим, но Центральное командование не предпринимало никаких мер. 

Полмиллиарда по дружбе 

В апреле 2016 года Пентагон открыл тендер на еще одну пятилетнюю программу по контрпропаганде стоимостью 500 млн долларов. На сей раз компетентные органы после сигнала от осведомителя уже наблюдали за процессом. По информации осведомителя, потенциальные подрядчики оплачивали роскошные ужины офицерам отдела информационных операций, а в самом отделе с трех часов дня начинались попойки с участием этих подрядчиков. 

Отдельные обвинения были выдвинуты полковнику Виктору Гарсиа, который возглавлял отдел информационных операций до июля 2016 года. 30 сентября был объявлен победитель (команда из Northrop Grumman), а за две недели до этого Гарсиа был запечатлен на фотографиях в баре со своим другом, представителем компании M&C Saatchi (субподрядчик, входила в команду Northrop Grumman), победившей в тендере. Эту фотографию, кстати, нашли в Facebook подруги Гарсиа. Сам полковник отрицает, что как-то влиял на определение победителя в тендере. 

И, кстати, осведомителем был менеджер из компании, проигравшей тендер. А Northrop Grumman в праве нанять на субподряде на новый контракт все ту же компанию Colsa. 

Черновики Госдепа

Контрпропаганда онлайн — это вообще очень хлебное дело. И не только в Пентагоне. 

С 2013 года усилия Госдепа США по борьбе с джихадистами в интернете были направлены на чтение лекций и морали, запугивание и предупреждение молодых людей об опасности и неправильности присоединения к Халифату. То есть, работа шла от негатива: «Подумай еще раз — откажись (от джихада)». Работа в виде массовой трансляции одних и тех же призывов о вреде исламизма. В твиттере у этой программы Госдепа с 60 сотрудниками и 6 млн долларов бюджета к концу 2015 года уже более 23 тысяч подписчиков. Фара Пандит, специальный представитель исламских сообществ в американском Госдепартаменте, заявляла, что джихадистам удалось создать модный бренд для молодежи и теперь «Ислам — это панк-рок, куфия — освобождает, а бороды — это секси». Около 50 тысяч аккаунтов джихадистов в социальных сетях генерировали на тот момент до 200 тысяч постов в сутки. В ответ на это в соцсетях в основном на английском языке сотрудники Госдепа рассказывали о вреде исламизма, разоблачали информационные вбросы джихадистов, ввязывались в затяжные религиозные споры, ругались, троллили, постили издевательские картинки. 

В 2015 году в Госдепе США планировали победить исламистскую машину пропаганды с помощью новой стратегии — массовым вбросом в интернет видеороликов с откровениями дезертиров ИГИЛ об ужасах Халифата в Сирии и Ираке и интервью с горюющими семьями погибших радикалов. Данная программа постоянно подвергалась насмешкам в СМИ и критике со стороны экспертов, считающих ее бессмысленной и бесполезной.

«Царь пропаганды» вступает в игру

В январе 2016 года в Госдепе объявили о планах по созданию Центра глобального взаимодействия (Global Engagement Center), а его главой был заявлен помощник министра обороны Майкл Лампкин. Лампкин, которого звали «Царь пропаганды», тогда заявил, что писать твит в ответ на твит исламистов и увещевать закоренелых исламистов — это пустая трата казенных денег, и надо придумать что-то креативное. 

В марте Барак Обама подписал указ о создании Центра. И в конце марта формально свернули программу «Подумай еще раз — откажись (от джихада)», но, по сути, в сети просто поменяли вывеску. Число подписчиков в твитттере за 2 года этой эпопеи достигло около 26 тысяч человек. 

Бюджет центра составлял по разным данным от 10 до 20 млн долларов. Но главное отличие от предыдущих кампаний в том, что на этот раз деньги шли не своим сотрудникам на написание постов в социальных сетях на английском языке, а на неафишируемую оплату текстов (видео, радио) зарубежных топ-блогеров, уважаемых в исламских общинах и в интернете персон, лидеров мнений, активистов, журналистов, раскаявшихся экстремистов, юмористов и т.п., чьи материалы покажутся Центру полезными в борьбе с пропагандой исламистов. Предполагалось, что Центр будет работать с пишущими на своих родных языках авторами, помогать им выпускать более профессиональную продукцию, находить эффективные каналы распространения, делать их «звездами», выделять гранты и активно сотрудничать с зарубежными правительствами и неправительственными организациями. 

Подразумевалось, что такие таланты будут находить через посольства США, контакты и работу Государственного департамента в различных странах. В каких именно странах — не уточнялось. 

По мнению Лампкина, главным было сделать так, чтобы в контрпропаганде местная аудитория не видела руку Вашингтона, а воспринимала послание как аутентичное для своего региона и общества. Поэтому созданный Центр выступал неким усилителем местных «умеренных голосов». Лампкин ратовал за создание глобальной анти-экстремистской сети, которая победит в интернете исламистскую сеть. В планах Лампкина при создании Центра было увеличение бюджета и выход за пределы скромной суммы в 20 млн долларов. 

Другой конек и надежда Центра — это использование онлайн-технологий. Подразумевалось, что с Центром будут сотрудничать Apple, Facebook, Twitter и другие компании, которые помогут анализировать поведение и интересы того или иного пользователя социальных сетей, и Центр (или его протеже) на сновании этих данных будут обращаться к этому человеку адресно, лично, напрямую. Как Facebook или Amazon учитывают ваши запросы, посещаемые сайты, покупки и поведение в поисковиках, так и Центр собирался анализировать, насколько опасны интересы индивидуума, и принимать меры. 

В крупных корпорациях, безусловно, не особо распространялись о деталях переговоров с Центром, указывая, что всю информацию можно собрать самостоятельно из открытых источников и анализа больших данных, или без их помощи. В Facebook только признались, что подсказали Центру очевидные вещи, что в целях контрпропаганды фото и видео идут лучше текста, что тон посланий должен быть конструктивным, что юмор и сатира тоже хороши, а спикеры должны быть частью родной целевой аудитории, а не сторонними экспертами. 

Любопытна и фигура самого Лампкина (1964 года рождения). Он — «морской котик», в вооруженных силах провел более 20 лет, участвовал в ряде операций, начиная с Панамы и борьбы с наркокартелями в Латинской Америке и включая Афганистан и Ирак, где был замом главы ССО (силы специальных операций) и отвечал, в том числе, и за создание тюрем для допросов особо важных пленников, готовил группы для работы в Афганистане, курировал удары беспилотников в Ливии и Сирии. С 2013 года занимал должность помощника министра обороны по специальным операциям и конфликтам низкой интенсивности, отвечал за силовые спецоперации, контртерроризм, нетрадиционные методы ведения войны, информационные операции, борьбу с наркоторговлей, гуманитарные операции и ликвидацию последствий стихийных бедствий. Также успел поработать на руководящих должностях и в частном секторе — в американской металлургической компании Allegheny Technologies (ATI) и военно-охранной компании Industrial Security Alliance Partners. 

«Царь пропаганды» до сих пор на посту. Уже более года он возглавляет Центр глобального взаимодействия, а полгода назад он рапортовал, что его ведомству удалось добиться значительных результатов по сокращению влияния ИГ онлайн. В заброшенном твиттере у Центра теперь 27 тысяч подписчиков, в таком же забытом аккаунте в Facebook — 11 тысяч лайков и 11 тысяч фолловеров. Бюджет же центра на 2017 год составляет уже не 20, а 140 млн долларов, сфера интересов теперь распространяется на борьбу с любой антиамериканской пропагандой (включая российскую и китайскую), а не только с пропагандой ИГ.

Илья Плеханов

Социальные сети