Стивен Хантер. "Третья пуля". Часть 1. Глава 7

Рубрики: Военлит, Северная Америка, Переводы Опубликовано: 24-04-2013

Глава 7

Русский видел их, сидевших вдвоём на лавочке возле пруда. Фасад книгохранилища ночью хорошо освещался, так что двое сидящих были ясно видны в отражённом поверхностью воды свете. Кроме того, зрение русского было безупречным, так что он видел все детали и без труда отличал цель от её приманки. Цель была высокая и угловатая. Выглядел он бывалым и побитым жизнью, хоть и сидел в расслабленной позе. Русский подозревал, что этот отреагирует лучше, нежели прошлый, оставшийся лежать в переулке как пудинг, шлёпнувшийся с блюда.

Русский припарковался на Хьюстон-стрит, избегнув фонарного света, на другой стороне от книгохранилища возле переезда через рельсы, идущие вдоль Пасифик-авеню. Отсюда был хороший обзор, а для них он оставался невидимым. Признаков настороженности он не замечал. Старший из собеседников не оглядывался, язык его тела не выдавал напряжённости, он не сглатывал и не облизывал губы, выказывая нервозность. На нём были пиджак хаки, джинсы, красная бейсболка и пара ботинок. Он серьёзно говорил и серьёзно слушал.

Однако, разговор подходил к концу. Цель встанет и, куда бы она ни пошла - русский последует за ним на некотором расстоянии. Главным секретом успешного наезда был расчёт времени. Дорожного движения в такое время не будет, а сканер полицейских частот показывал, что в округе патрульных машин нет. План был такой: подождать, пока он перейдёт улицу и пойдёт дальше вдоль квартала. Затем быстро крутануться вокруг квартала, будучи внимательным на поворотах, чтобы поймать его на следующем перекрёстке, добравшись туда раньше него и встать с погашенными фарами. Когда он дойдёт до перекрёстка, он посмотрит в обе стороны, и, наверное, подождёт, пока загорится зелёный (даже в это пустынное ночное время), после чего начнёт переходить дорогу. Тут нужно было лечь на угол перехвата, ускориться, соблюдая курс («Додж» разгонялся до шестидесяти миль за 3,7 секунды) и раздавить его. Скорость будет порядка шестидесяти пяти миль. В последний момент, когда он обернётся на рёв, нужно будет ослепить его фарами, отчего он потеряет ориентацию и замрёт на месте. Ему конец, среагировать он не успеет.

Он ждал, ждал, ждал. Мимо проехало случайное такси, направлявшееся в богатую пассажирами зону Вест-Энда, лежавшую неподалёку. По соседству горел свет, звучала музыка, но для русского это ничего не значило. Он сидел в темноте улицы в тёмной машине, а по обе стороны от него возвышались два квадратных кирпичных строения, столь же тёмные. Ни малейшего понятия о том, что это были за дома, он не имел. 

- Думаю, Донахью подошёл ближе всего,- сказал Ричард. Они сидели на освещённой скамейке словно на сцене возле отражающего свет пруда под вяло шевелящимися кронами дубов. Прохладный ветер шелестел листьями в ночи, создавая идеальную атмосферу для секретного разговора.

- Он  рехнулся под конец,- продолжал Ричард,- но в его безумии была логика. Он пытался ответить на твой вопрос: почему взорвалась третья пуля? Его ответ был таким: агент Секретной службы в следующей за ними машине с какой-то штукой, которая называется AR-15*, бывшая новейшим изобретением в 63м - не знаю, что это такое - встал в машине и случайно выстрелил после второго выстрела Освальда. Именно эта пуля и попала в Кеннеди.

- И будучи тонкооболочечной высокоскоростной пулей калибра 5.56мм, прилетевшей практически в упор, она повела себя абсолютно не так, как гораздо более тяжёлая «Каркано» 6,5мм с расстояния вшестеро большего, поскольку была создана для того, чтобы разрываться? Так?

- Да.

Суэггер хмыкнул.

- Что-то не так?

- Мне трудно поверить, что а) агент мог выстрелить из оружия, выглядящего как космический бластер перед двумя тысячами людей, да так, что никто не увидел и не услышал ничего, и б) при всём этом волею вселенского случая ствол должен был смотреть точно в голову Кеннеди.

- Это теория с множеством трудностей, да. Я бы сказал - дискредитированная.

- Ты так и говорил. Я думаю, дело в том, что он глубоко проанализировал «Каркано» и застрял на том, как объяснить поведение третьей пули. Эта AR-15, которую позже назовут М-16, отвечает на все вопросы касательно пули, но он не понял, что этими ответами поднял ещё больше новых вопросов.

- Есть также свидетельства, что некоторые люди ощущали запах пороховой гари, находясь на Дили. Это также объясняет «прикрытие» со стороны правительства: они не хотят признавать, что ДФК был убит выстрелом своего же человека.

- Ну, в это я не поверю. Понятно, что с оружием могут происходить самые невероятные случайности, приводящие к большим потрясениям. К примеру, сорок пятый калибр, никогда до того не двоивший, внезапно делает двойной выстрел или случается рикошет, который и за миллион лет не повторишь. Бывает. Но тут у тебя сразу две таких случайности в одном выстреле на глазах у двух тысяч свидетелей, и никто этого не видел?

- Да, вопросы остаются. Всё же ты бы прочитал его книгу. Первая сотня страниц тебе многое прояснит. Думаю, это согласуется с твоей идеей, если я правильно её понимаю и насколько я способен судить. Но ты хотел меня видеть, и я понял так, что тебе не только мой рассказ был нужен, а тут что-то срочное.

- Меня вот что взволновало… новая мысль появилась насчёт углов.

- Что именно насчёт углов?

- Ничего не знающие о стрельбе люди считают, что всё дело в расстоянии. Стрелять близко - легко, а вдаль - трудно. Так вот, это неправильно, и в особенности неправильно если стреляешь с упреждением.

- Упреждение? No comprendo.*

- Упреждение. Оно нужно, когда стреляешь по движущейся мишени. Ты должен понять угол и найти траекторию, которая приведёт не в цель, а в место пересечения движущейся цели и летящей пули. Вогнать пулю в то место, где будет находиться цель. Похоже, что никто из когда-либо писавших об убийстве Кеннеди, не стрелял уток влёт, так что всё выстраивалось на суждениях, догадках и подозрениях.

- Хммм… протянул Ричард.- Интересно. Итак, я клюнул. Рассказывай, к чему ты пришёл.

Боб изложил свои мысли Ричарду.

- Что скажешь? Есть тут смысл? Как по-твоему? Думаю, никто до сих пор не додумывался  до этого. Как бы мне это проверить? Связано ли это с чем-нибудь ещё? Кто-нибудь думал в этом ключе?

- Джек, мне нравится твой подход к делу и что всё это стало настолько важным для тебя, готового вести обсуждения в,- он посмотрел на часы,- десять минут первого ночи. Как бы то ни было, мне кажется, что тут нечто новое.

- А я думал - у тебя фотографическая память?

- Я тоже так думал. Однако, сейчас ты проверяешь её границы, так что позволь-ка мне об этом завтра подумать, заодно проверю кое-что. Да и дела нужно вести, как ты знаешь. Поздновато, и я уже не такой мономаньяк, как ты: я просто человек, которому нужно спать. Но я всё проверю, а ты позвони мне через несколько дней и вскоре опять увидимся. Ладно?

- Извини, Ричард. Отлично, так и поступим.

- Подбросить тебя куда-нибудь?

- Нет, я такси поймаю. Ловко ты мне намекнул, при этом ни на что не намекая. Твоя мама вырастила достойного человека.

- Благодарю, Джек. Даже не буду пытаться уговорить тебя доехать со мной. Буду ждать твоего звонка.

Они оба встали, пожали друг другу руки и направились каждый в свою темноту.

 

Русский наблюдал. Высокий человек пересёк Хьюстон и пошёл вниз по Элм, направляясь к высоким зданиям ближе к окраине. Он заметно хромал, как будто бы ему бедро прострелили. Должно быть, тут какая-то история скрывалась. Хромота заметно замедляла старика. Русский поморщился при мысли о дискомфорте, который он испытывал при ходьбе. Подождав, пока старик дотащит свои несчастные, кривые кости до угла дома слева от него и скроется за ним, русский подождал ещё двадцать секунд, зажёг фары и медленно тронулся в сторону Элм, уйдя на неё левым поворотом. Высокая фигура человека к тому времени находилась в половине квартала от него, излучая движениями болезненную неуверенность и хромала, не задумываясь об опасности, будучи погружённой в какую-то всепоглощающую внутреннюю драму.

Превосходно рассчитав время, русский заставил себя не смотреть на человека, поскольку у некоторых людей есть странный дар ощущать на себе присутствие чужого взгляда, пока оба они были на очередном перекрёстке и свернул налево. Не разгоняясь выше тридцати миль, он доехал до следующего квартала, свернул направо и здесь втопил педаль, лишь краем глаза отметив, что двигается по рельсам, идущим вдоль Пасифик-авеню, разогнавшись до шестидесяти пяти миль за три секунды и долетев до следующего перекрёстка. Тут он нашёл идеальный угол и, не сбросив скорости ни на милю, в управляемом заносе на горящей резине вложил машину в правый поворот. Не доехав до перекрёстка и следующего за ним квартала порядка сотни футов, он остановился, установил нейтраль и погасил фары. Всё шло отлично, не было никаких проблем.

Он снова ждал. На охоте время иной раз тянется медленно. Но наконец-то добыча подоспела, войдя в поле зрения той же расстроенной дедовской походкой, комически деформированная хромотой. Русский слегка улыбнулся забавному передвижению старикана.

У него также был дар моментального расчёта угла пересечения. Он знал, что не надо давить на педаль, как только человек шагнёт на проезжую часть или даже через секунду после этого. Нужно было взять время на то, чтобы убедиться в отсутствии лучей света фар приближающихся машин и увериться в том, что никакого уличного движения нет. На третий шаг мишени он принял из глубин мозга команду стартовать и рванул машину с места на первой передаче, виртуозным прикосновением играя со сцеплением, долей секунды спустя моментально перебросил коробку передач на вторую скорость, заставив табун трёхсот семидесяти лошадей броситься в ревущий галоп и доставить его туда, куда было нужно с той скоростью, которую не могло развить ничто на всей земле кроме рождённого для драга автомобиля. Звук двигателя, пожирающего горючее, раскатывался густым басистым рёвом и посредством алхимической реакции моментально становился скоростью. Казалось, рывок автомобиля был настолько мощным, что размыл чёткие очертания реальности в дымку.

Суэггер держал пистолет в руке, опущенной вдоль правой ноги, маскируя это за комически преувеличенной хромотой. Заслышав рёв, он не теряя времени ни на удивление, ни на сожаление, ни на нерешительность своим отточенным движением убийцы – красивый, мужественный и истинно американский стрелок – мягко и легко повернулся и таким же лёгким, плавным движением вскинул пистолет со скоростью, которой не было места во времени, а его подсознание привело мушку точно в середину лобового стекла с водительской стороны. Два выстрела грохнули один за другим в десятую долю секунды, а отдача не оказалась настолько быстрой, чтобы опередить второе нажатие на спуск - так что две вспышки на дульном срезе слились в одну, выбросив две горячие гильзы с казённика на восемь дюймов в сторону. Лобовое стекло моментально расцвело сеткой мелких трещин, машина ушла правее, подпрыгнула на бордюрном камне, врезалась в стену здания со звуком рвущегося металла, опрокинувшись набок и со скрежетом заскользила по тротуару на своём красивом, гладком чёрном боку, разбрасывая мелкое крошево дорожного покрытия и испуская снопы искр, рассыпав витринные стёкла первых этажей в осколки. Капот её загнулся и перекрутился как лист горящей бумаги, и, наконец, она остановилась – теперь уже искорёженная куча металла в облаке бензиновой вони и клубов пара и дыма, которыми исходил двигатель.

В наступившей тишине Суэггер вернул пистолет в кобуру и схватил мобильник.

- Мемфис, - тут же донёсся ответ.

- Я на углу Элм и Норт-Маркет.* Он справа на тротуаре валяется, граждане не пострадали, всё чисто. Быстро пришли сюда людей и вытащи меня нах.. из этого города.

- А с ним что?- спросил Ник.

- Мешок для трупа возьмите,- ответил Суэггер. –И швабру.

*** 

AR-15 – производственное и гражданское обозначение (по производителю ArmaLite) штурмовой винтовки, известной как  М-16.

No comprendo - не понимаю (исп.)

* Непонятная ошибка Хантера. Описанное место не имеет справа никаких строений с витринами на первых этажах за исключением будки охранника на автостоянке по правому краю Норт-Маркет.

 

Перевод - Кирилл Болгарин 
 
 
продолжение следует
 

 

Социальные сети