Масуд Хоссейни: «Мои фотографии – это реальность, в которой я живу»

Рубрики: Интервью, Афганистан Опубликовано: 24-02-2013

Афганский фотограф Масуд Хоссейни, работающий на французское информационное агентство Agence France-Presse, стал лауреатом престижного конкурса фотожурналистики World Press Photo.

В конкурсе участвовали более 5000 фотографов 124 национальностей. Члены жюри рассмотрели более 100 тысяч фотографий.

Фотография плачущей девочки, сделанная Масудом на месте взрыва в день Ашуры в Кабуле, заняла второе место в категории «Новости».

В эксклюзивном интервью порталу «Афганистан.Ру» Масуд Хоссейни рассказал о работе фотожурналиста  в сегодняшнем Афганистане.

 

- Масуд, расскажите, как была сделана фотография, поразившая высокое международное жюри?

- Я снимал траурную церемонию Ашура в память мученической гибели почитаемого шиитами имама Хусейна. Вдруг прогремел взрыв. Помню, я машинально схватился за сигарету. И продолжал снимать. Вокруг были мертвые тела. Меня душили слезы…  Я плакал и не мог остановиться. Снимал и продолжал плакать. Тут я увидел эту девочку в зеленом камизе. Уже потом я узнал, что ее зовут Тарана. Ей 12 лет, она живет в бедном районе Кабула неподалеку от мавзолея, где произошел взрыв. Я навещал ее несколько раз в больнице – ее тогда ранило в ноги и живот. Сегодня Тарана по-прежнему находится в шоке и не может забыть этот кошмар.

- Существует мнение, что World Press Photo показывает слишком много крови и насилия. И что мир устал смотреть на бесконечные страдания. Что Вы думаете по этому поводу?

- Да, я отправил на конкурс довольно жесткие фотографии. Но это — моя реальность. Та, в которой я живу. И я обязан это показывать. Иначе люди не поймут, что происходит в моей стране и как страдает мой народ. World Press Photo показывает реальную жизнь, и, как фотожурналист, я полностью с согласен с таким подходом.

- Большинство победителей конкурса — представители западных стран, хотя на фотографиях показаны, главным образом, события в исламском мире…

- Я думаю, члены жюри не пытаются или не хотят признавать фотографов из восточных стран. У наших западных коллег гораздо больше возможностей, они могут путешествовать, их поддерживают их СМИ и международные организации. А нас никто не поддерживает — ни наши страны, погрязшие в политических дрязгах и войнах, ни западные фонды. Но, тем не менее, фотожурналистика в Афганистане потихоньку развивается. У нас есть несколько конкурсов для молодых фотографов, в Кабуле ежемесячно проходят фотовыставки, я сам участвовал в них не раз. В этом смысле, ситуация лучше, чем несколько лет назад.

- И все-таки, на Ваш взгляд, это конкурс международный или все-таки прозападный?

- Конкурс заявлен и должен быть международным. Но в итоге получается, что он настроен на политику Запада. В результате очень многие фотографы остаются недовольны выбором жюри.

- Как Вы стали фотожурналистом?

- Какое-то время я жил в Иране и там начал снимать афганских беженцев. Я был поражен, в  каких ужасных условиях они живут. И при этом никому не было до них дела. Я хотел задокументировать их жизнь. И фотоаппарат был для этого самым подходящим средством. Мне тогда очень повезло с моими учителями — Манушером и Реза Дегати.

- Помните свою первую фотографию?

- Да, это был портрет хазарейской девочки с большими зелеными глазами. Я сфотографировал ее в Мешхеде.

- Какую из своих фотографий Вы считаете лучшей?

- Ту, с которой я победил на World Press Photo.

- Если бы Вы были членом жюри, каких бы  афганских фотографов отметили?

- Фарзану Вахиди, фриланс, Наджибуллу Мосафера и Ахмада Масуда из Reuters.

-  В Афганистане живут и работают очень многие фотожурналисты из Европы и США. Не считаете ли Вы, что они всего лишь зарабатывают деньги на трагедии вашего народа?

- Все очень просто. Они здесь, потому что здесь находятся их войска. Уйдут военные — не останется и фотографов. Они здесь работают под полным прикрытием. Их берут в более интересные места, где они могут сделать интересные фотографии. Афганцам же иностранцы не доверяют, никуда не пускают. Очень тяжело работать с американскими военными. К примеру, из моих коллег все отказались… Может, проблема в том, что они не такие упертые. А по поводу денег… Я лишь скажу, что западные фотографы зарабатывают больше и становятся  более известными, чем мы, афганцы.

- А как ведут себя с Вами и вашими афганскими коллегами-фотожурналистами афганские военные? Тоже не доверяют?

- Они ничего не могут решить без иностранцев. Несколько раз я чувствовал негативное отношение из-за сюжетов, над которыми работал. Талибы вообще ненавидят всех, кто работает с иностранцами. Они невежественные люди, игрушки в руках Пакистана, убивающие все живое.

- Часто бывает страшно?

- Нет, страх — это не то. Я чувствую злость, отчаяние и тоску.

- Как думаете, США — союзники Афганистана или оккупанты?

-  Я думаю, они помогают Афганистану, просто наши политики не могут правильно воспользоваться их помощью. Так же, как и во времена СССР. Если бы не США, я бы не смог вернуться домой.

- Когда НАТО уйдет из Афганистана, Вы останетесь в Афганистане?

- Я бы очень хотел остаться, но если к власти опять придут талибы, я точно уеду. Я несколько раз думал уехать из страны, но не навсегда. Надеюсь, что мне не придется покинуть мою Родину.

Afghanistan.ru

Беседовала Олеся Емельянова.


Если вам для нужд бизнеса, рекламы или общественных акций нужна этикетка самоклеящаяся то на сайте - price-etiketka.ru вам помогут выбрать оптимальный вариант, оформят заказ и проконсультируют по всем связанным вопросам.


 

 

Социальные сети