Наша «вооруженная культурная революция»… По модели Тора-Бора

Автор: Зейн Мустафа Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 28-08-2012


***

SYRIA CIVIL UNREST

«Культурная революция»… Восточного образца. Она начиналась более четверти века назад на обширных территориях к северу от Индии и Пакистана.

Сегодня «революция» бушует и на Ближнем Востоке, и в Северной Африке. О ней восторженно писал когда-то известный британский дипломат Алистер Крук. Время и события серьезно его подправили существенным замечанием – «вооруженная культурная революция».

Эта революция время от времени издает фетвы, религиозные предписания, оправдывающие ее ярость и насилие. Возглавляют ее «пламенные революционеры», по сути, пленники сумеречного прошлого, из которого они отбирают лишь то, что близко им духовно и отвечает их убогой племенной отсталости и дремучему мышлению.

«Теоретики и интеллектуалы» нового направления не признают достижений либеральных и просветительских движений прошлого и не помышляют даже о том, чтобы осчастливить людей, покорно за ними плетущихся, оздоровительными социальными реформами, осветить их жизнь демократической новью, освободить от цепей конфессионализма, сектантства, расовой и этнической ненависти.

Афганская модель, на которую ссылается британец Крук, стала стержнем классической «вооруженной культурной революции», благополучно перекочевавшей из прошлого века в наши дни. Сегодня она владычествует на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Ее творцами были темные и невежественные племена, с их мракобесным сознанием, «Аль-Каида», которую впоследствии потеснили талибы. В конце восьмидесятых они торжествовали победу над Советским Союзом, наголову разгромив коммунистов-безбожников. Разумеется, без помощи Соединенных Штатов Америки и Пакистана войска Советской державы они вряд бы одолели.

По пятам гяуров шли моджахеды, борцы за веру. Исламский мир, люто ненавидевший Советы, вздохнул с облегчением: в древние края вернулся истинный ислам. Но то государственное образование, которое создали талибы, превзошло все, самые худшие творения мрачной и кровавой эпохи Средневековья в Европе. Были закрыты школы для девочек, запрещена музыка, телевидение было объявлено вне закона: за тайные просмотры телепрограмм можно было поплатиться головой… Железный занавес, в сравнении с которым советский показался бы детской забавой, наглухо перекрыл любую щель во внешний мир… И вот вам вершина «талибской демократии» - Лойя-джирга. Всеафганский совет старейшин племен, нерегулярно избираемый от этноконфессиональных групп.

И в то время, когда супердержавы бились за энергетические ресурсы, за мировые пути их доставки и зоны стратегического влияния, деструктивные силы в Афганистане «вершили «культурную революцию». Приказ и запрет – вот весь арсенал общения «Талибан» с соотечественниками, в массе своей невежественными. Сейчас некоторые западные либералы могут запросто превзойти самого Джона Локка, великого теоретика либерализма, внушая всем нам «мысль, рожденную озарением» - «все это воинство Аллаха вполне имеет право вести войны и пробиваться к власти».

Еще одно творение «культурной революции» - Север Пакистана, возникший как государство в конце сороковых прошлого века. Базисом были все те же религиозные догмы.

А на Ближнем Востоке дела обстоят куда как серьезнее. Плавильный котел, в котором перекипает адская смесь: древняя история, секты, конфессии, великое множество религий и диаспор. И всех подавляющая идеология националистических движений.

В Ираке, например, племенная власть никогда бы не посмела нарушить «снизошедший с небес» порядок вещей и свергнуть диктатуру, если бы не американское вторжение в марте 2003 года. Режим был низложен, прежняя государственная структура разрушена. Что было дальше, более напоминает «явление злого джинна из бутылки»: анархия, хаос, кровопролитие. Все это наводит на тревожную мысль: а не разумна ли по-своему «восточная диктатура», удерживающая в узде все яростные и низменные инстинкты и поступки фанатиков? Саддамовский Ирак возрождается. Все на той же сектантской и конфессиональной базе.

И все воюют за свою власть. Национальную диктатуру разрушает диктатура племен и кланов, что не соответствует интересам страны и ее соседей, кто пытается незаметно вторгнуться во внутренние иракские дела, поучаствовать в политической жизни и иметь виды на свою долю иракского пирога. Конфессиям и кланам все это на руку. Бывший вице-премьер Ирака Тарек аль-Хашими бежал в Турцию, лидер шиитов Муктада ас-Садр находит приют в Иране всякий раз, когда его движению в Ираке наносят ощутимый урон.

Что касается тех, кого мы называем «халдеями», то иного выбора, чем исход на Запад, им не оставляют. Там их пока принимают: как-никак неотъемлемая часть народного фольклора и европейской религии.

Кто остался в Ираке? Кланы. И обратите внимание на такой парадокс: племена и кланы только тогда и обретают значимость, когда рушатся государственные устои. И правители кланяются им в пояс, прося о помощи и содействии в замирении всех враждующих, чтобы на краю бездны остановить страну от опасного сползания к гражданской войне.

Сильная личность, каким слыл бывший иракский диктатор Саддам Хусейн, за несколько лет до краха, снизошел все-таки до «общения с племенными вождями», которые никогда не покорялись центральным властям. Жизнь прижала, и он вынужден был признать власть шейхов, следовательно – и существенные ограничения своего всевластия.

В том, что происходит в Сирии, я не нахожу никаких отличий от иракской трагедии. В Стране Шам над всем буйством и мятежами доминирует все та же идеология – религиозная конфессиональная революция. Тупо и фанатично провозглашается лишь одна «революционная цель» - свержение режима Асада. И ни слова за все это время о том, какие следует проводить реформы, о современном цивилизованном государстве, гражданском обществе.

Сирийский национальный совет, в который входят многочисленные политические блоки и формации, так и не смог выработать единого видения хотя бы ближайшего будущего: что можем предложить людям, что будем строить, какой быть стране… И главное – каким быть новому режиму, новой власти…

Потому, что все начиналось с той же «афганской революции», с «афганского опыта», который всех вдохновил и швырнул на улицы сирийских городов и селений сотни тысяч людей, так до конца и не осознавших: за что воюем, за что кровь проливаем, гибнем…

От нынешнего сирийского хаоса, от разрушенных структур государства и системы безопасности, развала правопорядка и анархии – всего лишь шаг в желанное прошлое, озаренное все тем же отсветом пожарищ, все теми же иллюзиями: Афган – наше светлое будущее.

Арабских мыслителей, политиков и военачальников, возглавлявших революции, вдохновляли европейская бунтарская философия, приведшая к расцвету вольных демократических государств. Мы робко заглядывали в наше будущее, надеясь разглядеть в нем то, чего достигли европейцы в культуре, науке, государственном устройстве, политической организации и в сфере гражданских свобод…

Сегодня, увы, нам более с руки примерять к «демократическим арабским режимам» модель афганской Торы-Боры…

Символ незыблемой цитадели всех моджахедов, талибов и исламистов…

***

Источник - http://rus.ruvr.ru

Оригинал -  Dar Al-Hayat



Социальные сети