В Турции контрабандой нефти занимаются целые деревни

Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 20-09-2014

Сырьё качают по самодельным трубопроводам с подконтрольной ИГ территории.

На протяжении уже некоторого времени Турцию обвиняют либо в поддержке, либо в проявлении терпимости в отношении деятельности организации Исламское государство (ИГ), пишет интернет-портал Al-Monitor.

Колебания Турции по поводу участия в коалиции, которую пытается создать Вашингтон, только усилили эти обвинения. С тех пор как Турция безоговорочно открыла свои границы для тех, кто борется против режима президента Сирии Башара Асада, слабый пограничный контроль используют и другие. Эта лазейка в обеспечении безопасности способствует финансированию вооруженных группировок, доминирующих в районах Алеппо, Ракка и Дейр-эз-Зор. Наибольшую выгоду получает ИГ, транспортирующая в Турцию нефть, добытую примитивными методами на захваченных ею месторождениях.

На примере деревни Хачипаса в турецкой провинции Хатай ясно виден механизм контрабанды нефти. На турецком берегу реки Аси, по которой проходит граница с Сирией, расположена Хачипаса, а на противоположном берегу – сирийская деревня Эзмерин. История о Хачипасе безусловно является одним из самых ярких результатов политики, которую министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу так темпераментно защищал в парламенте: "Мы запустим волну перемен на Ближнем Востоке. Новый Ближний Восток рождается на наших глазах. Турция останется хозяином, первопроходцем и слугой этого Ближнего Востока".

Посмотрим, как текут в казну ИГ деньги от нефтяной торговли. Из Эзмерина на турецкую сторону границы по дну Аси тянутся около 500 нелегальных нефтепроводов, построенных из пластиковых труб малого диаметра, которые обычно используются для ирригации. На турецкой стороне нефтепроводы тянутся под полями с сельскохозяйственными культурами, а в самой Хачипасе – под улицами и на задние дворы частных домов. Дизельное топливо, которое закачивается в самодельные трубопроводы из ёмкости на сирийской стороне, попадает в частные хранилища. Простые команды "качать" и "стоп" передаются по сотовым телефонам. Затем покупатели приходят домой к продавцам и покупают дизельное топливо по цене 1,25 турецких лир ($0,56) за литр. Эта система действует уже в течение длительного времени.

Государство предприняло первые попытки вмешаться в ситуацию лишь после появления в мировых СМИ сообщений о том, что Турция, возможно, поддерживает ИГ, а нефть, которую добывает ИГ, возможно, продаётся в Турции. В конце марта, солдаты, которые до тех пор наблюдали за происходящим с вершины холма, расположенного примерно в 100 метров от реки, начали выкапывать трубы на полях и резать трубы, проложенные на виду на улицах. В Хачипасе были установлены КПП, задача которых не выпускать дизельное топливо из деревни. Но контрабандисты всегда находили способы перехитрить жандармов, и в последнее время стали перевозить топливо в бочках.

Корреспонденту Al-Monitor, который с балкона своего дома заметил как минимум пять нефтепроводов, идущих к другим домам, удалось поговорить с жителем деревни, участвующим в контрабанде. Члены семьи собеседника Al-Monitor рассказали, что контрабандой дизельного топлива занимаются до 90% семей, живущих в деревне. Многие трубопроводы перерезаны, но в Хачипасу всё же приходит топливо, цена которого выросла до 3 лир ($1,36) за литр. В деревне есть поговорка "Тот, кто не занимается контрабандой, никогда не найдёт себе невесту".

Государство знает о происходящем, утверждают жители. Солдаты за всем наблюдают. При этом некоторые участники контрабанды импортировали японскую строительную технику, чтобы копать траншеи и укладывать трубы. Это невозможно скрыть. Ежедневно деревня получает 30-50 цистерн. В провинции Хатай насчитывается 4500 грузовых фур, и все они используют контрабандное топливо. Грузовики приезжают за дешёвым дизелем даже из центральной Анатолии.

Один из собеседников издания рассказал, что однажды он застрял в грязи рядом с трубопроводом, и вытягивали его солдаты.

- Тогда всё было законным, а теперь вдруг стало незаконным. Что изменилось? – недоумевает он.

Жители Хачипасы считают свои доходы от контрабанды нефти платой за помощь сирийским беженцам. Когда им напоминают, что контрабанда обогащает ИГ, они спрашивают, почему государство годами закрывало на неё глаза. Многие предпочитают думать, что нефтяные доходы помогают Свободной сирийской армии, а не ИГ.

На пограничном переходе Чильвегозы недалеко от Рейханлы корреспондент издания говорил с водителями грузовиков. Они жалуются, что тех, кто использует контрабандную нефть и топливо, штрафуют на большие суммы. Тот, кого поймали во второй раз, может лишиться грузовика. По словам водителей, на контрабанде зарабатывает не только Хачипаса, но и деревня Бесаслан. В этой деревне есть два трубопровода, и жители делят доходы между собой.

Отвечая на вопрос, не испытывают ли они дискомфорт из-за того, что ИГ обогащается на этом бизнесе, водители говорят, что ликвидировать трубопроводы бессмысленно, так как боевики беспрепятственно пересекают границу.

Приграничные деревни провинции Хатай чувствовали на себе тяготы гражданской войны в Сирии, но одновременно зарабатывали на ней. Те, кто потерял доходы из-за мер, предпринимаемых правительством Турции, с ностальгией вспоминают те времена.

Источник - http://www.nefttrans.ru

Социальные сети