Непилотируемый полет

Рубрики: ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 17-05-2013

Непилотируемые летательные объекты уже проявили «доблесть» в войне с Аль-Каидой. Теперь они готовы проявить себя и в американском небе. Вероятные задачи: патрулирование границ, выслеживание преступников, опрыскивание полей. А может быть, они будут еще и за нами следить?

На самом краю покрытого стерней сухого поля люцерны неподалеку от города Гранд Джанкшн в штате Колорадо стоит заместитель местного шерифа Дерек Джонсон — коренастый коротко стриженый парень — и наблюдает за маленькой точкой, бороздящей затянутое тучами небо. Это не гриф и не ворона, это «Сокол» (Falcon) — новая марка непилотируемых летательных аппаратов БПЛА или дронов, и Джонсон как раз сейчас и управляет таким аппаратом с земли. Так администрация округа Меса, раскинувшегося на окруженном серыми горами плато с разбросанными повсюду фермами и ранчо, оценивает возможности применения «Сокола» для отслеживания перемещения бродяг и беглых преступников. На ноутбуке, который лежит здесь же на столике, отображаются кадры съемки близлежащего шоссе.

За спиной Джонсона стоит разработчик этого аппарата Крис Майзер, он тоже наблюдает за полетом своего «Сокола». Квадратная челюсть, скрещенные руки, солнцезащитные очки подняты на самую макушку бритой головы. Майзер — капитан ВВС в отставке. Раньше он занимался разработкой беспилотников для военных целей, а после того как в 2007-м году вышел в отставку, основал собственную компанию в городе Аврора, штат Колорадо. Хотя у его дрона размах крыльев почти 2,5 метра, весит он всего лишь 3,5 килограмма. В движение он приводится при помощи электромотора, оснащен двумя вращающимися камерами (для обычной и для инфракрасной съемки) и автопилотом, который ориентируется по GPS. Аппарат достаточно сложной конструкции, и потому его нельзя экспортировать за пределы США без разрешения правительства, хотя, как говорит Майзер, его вряд ли можно сравнить по степени сложности с используемым военными «Вороном» (Raven) — беспилотником, который можно запустить вручную, однако же «Сокол» гораздо дешевле. Майзер планирует продать два своих беспилотника вместе с прилагающимся оборудованием по цене равной стоимости полицейского автомобиля.

Закон, подписанный Бараком Обамой в феврале 2012 года, говорит о том, что Федеральное Управление Авиации США к 30 сентября 2015 года должно открыть воздушное пространство США для беспилотников. Однако уже сейчас округ Меса, небо над которым практически не бороздят самолеты, вошел в список зон, где Федеральное Управление Авиацией разрешило запуск бепилотников. У администрации местного шерифа уже есть метровый вертолет-беспилотник «Стрекоза», но он может находиться в воздухе не более 20 минут. «Сокол» же способен летать около часа, и к тому же весьма прост в управлении. «Вы только вводите координаты, а дальше он уже сам летает», — говорит Бенджамин Миллер, отвечающий за реализацию программы по снабжению беспилотниками администрации округа. Чтобы сориентировать беспилотник, Джонсон вводит на ноутбуке нужную высоту полета и скорость, затем кликом мышки определяет цель на цифровой карте — все остальное делает автопилот. Чтобы запустить «Сокол», его просто подбрасывают в воздух. Акселерометр запускает пропеллер лишь после того, как «птица» в воздухе, поэтому дрон не может порезать руки того, кто его запускает. Над полем люцерны распространяется зловоние, источник которой — находящаяся поблизости птицеперерабатывающая фабрика. «Давайте теперь посадим его», — говорит Майзер Джонсону. Заместитель шерифа кликает, и «Сокол» снижается, выпускает ярко оранжевый парашют и плавно планирует на землю, приземляясь всего в нескольких ярдах от Джонсона. «А вот «Ворон» так не может», — с гордостью заявляет Майзер.

Наследие 11-го сентября

Двенадцать лет назад беспилотниками интересовались лишь две группы людей. Во-первых, те, для кого радиоуправляемые самолеты и вертолеты были просто хобби. И, во-вторых, военные, использующие беспилотные аппараты типа «Predator» («Хищник») компании General Atomics для ведения слежки. А затем было 11 сентября, повлекшее вторжение США в Афганистан и Ирак, и беспилотники сразу же стали одним из основных средств в арсенале американских военных. Пентагон оснастил «Predator» и еще один более крупный вид беспилотников «Reaper» ракетами, и отныне операторы, сидя в своем офисе в Неваде или Нью-Йорке, могли либо уничтожить цель, либо следить за ней, находясь в тысячах миль от нее. Авиастроительные компании начали штамповать массу беспилотников меньших по размеру, но оснащенных уже усовершенствованными чипами и более чувствительными сенсорами — не только камерами, но и приборами для измерения уровня химических, радиоактивных и патогенных материалов в воздухе.

Если в 2002 году США располагали арсеналом, насчитывавшим менее 200 беспилотников, то сейчас военных дронов уже более 11 000. Спектр их задач весьма широк, кроме того, они экономят деньги и сохраняют жизни американских граждан. На протяжении жизни лишь одного поколения они, вероятно, заменят собой большую часть пилотируемых самолетов, — утверждает Джон Пайк, военный эксперт из аналитического центра GlobalSecurity.org. Пайк также предполагает, что разрабатываемый ныне компанией «Локхид Мартин» истребитель-бомбардировщик F-35 «Молния» II, вероятно, «станет последним самолетом такого типа, снабженным катапультируемым креслом пилота, поскольку в дальнейшем они станут уже беспилотниками».

БПЛА есть еще, как минимум, у пятидесяти стран, и некоторые из них — в частности Китай, Израиль и Иран — сами их производят. Авиастроительные компании, а также государственные научно-исследовательские институты сейчас разрабатывают новое поколение летательных объектов размером от робота-мотылька или колибри до такой огромной махины, как «Phantom Eye» компании Боинг, работающей на водородном топливе, с размахом крыльев около 45 метров и способного летать на высоте 20 тыс. метров до четырех дней подряд. Всего же более тысячи компаний — от таких начинающих микро-компаний, как фирма Майзера, до крупных подрядчиков министерства обороны — участвуют в бизнесе по производству БПЛА. Некоторые из них намерены производить и беспилотники гражданского назначения. Дроны типа «Predator» уже помогают американским пограничникам и таможенникам бороться с контрабандистами и нелегальными мигрантами, пытающимися проникнуть в США. Управляемые НАСА БПЛА марки «Global Hawk» регистрируют атмосферные данные и следят за зарождением ураганов. Беспилотники помогли собрать данные о вулканах Коста-Рики, об археологических памятниках России и Перу, о последствиях наводнения в Северной Дакоте. Однако до сих пор лишь около десятка департаментов полиции (в том числе, в Майами и Сиэтле) получили разрешение Федерального Управления Гражданской Авиации на использование беспилотников. Сторонники использования дронов, которые обычно предпочитают использовать термин БПЛА (беспилотный летательный аппарат), утверждают, что их потенциальными покупателями являются все 18 000 полицейских департаментов на территории США. Они надеются также, что БПЛА вскоре будут широко применяться и в сельском хозяйстве (для обследования состояния полей, их опрыскивания и поиска потерявшегося скота), в журналистике (съемок каких-либо важных событий или наблюдения за жизнью знаменитостей), а также для прогноза погоды и регулирования дорожного движения. «Лишь небо ограничивает возможности применения БПЛА, — шутит Билл Борджиа, инженер из компании «Локхид Мартин». — Как только БПЛА попадут в руки потенциальных покупателей, то они уж придумают, где еще их можно использовать».

Основным препятствием, как утверждают сторонники использования БПЛА, являются действующие правила Федерального Управления Гражданской Авиации, ограничивающие использование БПЛА частными компаниями и государственными структурами (хотя и не ограничивающие возможность их использования любителями радиоуправляемых самолетов). Но даже если Федеральное Управление разрешит их использование, операторы не могут их использовать на высоте более 400 метров, вблизи аэропортов, а также в зонах интенсивного воздушного движения. И в любом случае операторы должны будут поддерживать визуальный контакт с дроном. Хотя эти нормы могут и измениться при новом законодательстве, то есть когда Федеральное Управление обеспечит «безопасную интеграцию» БПЛА в воздушное пространство США. «Если Федеральное Управление смягчит требования, — говорит Марк Браун, — то рынок гражданских беспилотников — особенно маленьких, дешевых тактических беспилотников — вскоре превысит по объему продаж рынок военных БПЛА, который в 2011 году уже превышал сумму в три миллиарда долларов». Марк Браун, бывший астронавт, сейчас работает консультантом в Дейтоне, штат Огайо. Он, в частности, помогает наладить связи между производителями беспилотников и их потенциальными покупателями. «Успехи военных БПЛА порождают все большие и большие аппетиты», — утверждает он. И свой проект презентации он даже назвал «На пороге мечты».

Мечты в Дейтоне

Лихорадочный интерес к беспилотникам особенно чувствуется в Дейтоне — колыбели американской авиации, родине братьев Райт, где также находится авиабаза Райт-Паттерсон. Неблагоприятные времена для Дейтона начались еще до нынешней рецессии. За последние десять лет целый ряд крупных компаний (в том числе, и «Дженерал Моторс») прекратили здесь свою деятельность. Тем не менее, аэропорт Дейтона пестрит рекламными плакатами авиастроительных компаний — на рекламе курсов управления беспилотниками «Predator» изображены двое мужчин в летных костюмах, напряженно всматривающихся в компьютерные мониторы. По городу повсюду разбросаны компании, занимающиеся производством БПЛА. «Это одна из новых отраслей промышленности, которая, вероятно, будет стремительно развиваться», — говорит Браун.

Один из частных предпринимателей, занимающихся БПЛА, Дональд Смит — здоровенный рыжеволосый бородатый мужик — бывший авиатехник. Его фирма называется «UA Vision» и производит она треугольные беспилотники под названием «Копье» (Spear). Они делаются из полистирольной пены, покрытой сверху углеродным волокном. Беспилотники марки «Spear» могут быть разных размеров — самые маленькие, с размахом крыльев чуть больше метра и весом менее 2 килограммов — внешне напоминают игрушечный бомбардировщик В-1. Смит считает, что их можно использовать для поисков домашних животных, скота, наблюдением за дикой природой и даже наблюдения за пациентами, страдающими болезнью Альцгеймера — фактически за каждым, кто может быть снабжен радиопередатчиком, сигнал которого можно идентифицировать на расстоянии.

Тем временем на улице прямо возле здания «UA Vision» один из сотрудников фирмы запускает в небо беспилотник, а Смит ведет его при помощи пульта управления. Дрон взмывает ввысь, почти исчезнув из поля зрения, затем камнем падает вниз, входит в штопор, делает «мертвую петлю», скользит над пустынной улицей, затем зависает практически неподвижно у нас над головами. Смит при этом говорит, улыбаясь: «Этот самолетик способен продемонстрировать все фигуры высшего пилотажа».

Всего в нескольких милях от базы Райт-Паттерсон находится Институт Военно-Воздушных Технологий — центр, где и производятся разработки военных беспилотников. Вход в него украшает бронзовая фигура крылатого Икара, который символизирует одновременно и покорение неба, и фатальные ошибки в навигации. Здесь в одной из лабораторий работает Джон Рэкет — лысеющий мужчина в очках, который и занимается разработкой систем навигации для БПЛА. «Система GPS крайне уязвима — объясняет он — ее сигнал может блокироваться зданиями или может быть сознательно заглушен». В декабре 2011 беспилотник ЦРУ упал на территории Ирана, и иранские власти заявили, что им удалось перехватить его, именно «взломав» сигнал GPS. Команда разработчиков под руководством Рэкета работает над созданием системы, которая позволит управлять беспилотниками при помощи визуального контакта — как если бы в них находился пилот, — для этого используется камера с программой распознавания образа. Рэкет несколько раз акцентирует внимание на том, что цель, стоящая перед его лабораторией — создать систему, «которой можно полностью доверять».

Беспилотники, снабженные такой системой визуальной навигации, как говорит Рэкет, могут даже распознавать линии электропередач и «подпитываться» от них энергией, заряжая батареи, буквально присасываясь к проводам словно летучая мышь — «на лету». Это, конечно, будет считаться кражей, поэтому Рэкет не советует гражданским использовать такую систему. Он пытается продемонстрировать мне один трюк с маленьким квадратным беспилотником с пропеллерами на всех четырех углах. При первой попытке дрон, гудя словно стайка шершней, переворачивается. В ходе второй попытки — врезается в стену. «Что говорит о необходимости создания системы, которой можно доверять», — с натянутой улыбкой комментирует Рэкет. И, наконец, квадратный беспилотник, дрожа, зависает в воздухе и присасывается к свисающему с потолка кабелю.

Неподалеку от лаборатории Рэкета другой разработчик — Ричард Кобб трудится над созданием замаскированных беспилотников, «невидимых невооруженным глазом». DARPA (Агентство передовых оборонных исследовательских проектов) поставило перед разработчиками задачу создать беспилотники, маскирующиеся (по размеру и поведению) под жуков и птиц. Кобб работает над созданием робота под видом бражника — с крыльями из углеродного волокна и майлара (плёнки на основе синтетического полиэфирного волокна — прим. пер.). Крылья этого бражника приводятся в движение пьезоэлектрическими моторчиками, и он производит 30 взмахов в секунду — быстрее, чем в состоянии воспринять человеческое зрение. Однако для того, чтобы эти похожие на насекомых беспилотники смогли летать дольше, чем несколько минут, потребуется существенный прогресс в развитии технологий аккумуляторов. Кобб полагает, что на их создание уйдет не меньше десятка лет.

Тем не менее, военно-воздушные силы уже смогли сформировать свою «микро-авиацию» на базе Райт-Паттерсон, где и проходят испытания этих маленьких беспилотников в специальном помещении с обитыми стенами и множеством ходов, 10 метров высотой и общей площадью около 370 квадратных метров. Специалисты по микроавиации (если так можно определить их работу) отказались впустить меня посмотреть, как проходят испытания. Однако они продемонстрировали мне мультпликационный ролик с микро-БПЛА, похожим на крылатое многоногое насекомое. Такие БПЛА могут себе спокойно роиться где-нибудь на аллеях парка, висеть на подоконнике или сидеть на проводах. Вот один из них подбирается к вооруженному злодею и стреляет ему прямо в голову. В конце видеоролика звучит фраза: «Незаметная, вездесущая, смертоносная — микроавиация».

У кого-то может возникнуть вполне естественный вопрос: а что помешает террористам или преступникам обзавестись такими же смертоносными беспилотниками? Хотя американские чиновники редко публично обсуждают вероятность такого рода угрозы, она их все же серьезно беспокоит. Например, базирующаяся в Ливане исламистская группировка Хезболла утверждает, что владеет беспилотниками, полученными из Ирана. В ноябре прошлого года федеральный суд штата Массачусетс приговорил к 17-ти годам тюрьмы человека, планировавшего произвести атаку на Вашингтон при помощи беспилотников, оснащенных взрывчаткой С-4. К тому же, как показывают результаты учений различных силовых ведомств США, отразить атаки маленьких беспилотников крайне сложно. В рамках программы «Black Dart» шестидесятисантиметровый мини-беспилотник тестировал на уязвимость систему обороны. На видео, записывавшимся камерой беспилотника, видна вспышка от выстрела на расстоянии, из которой затем вылетает маленькое пятнышко, быстро растущее по мере приближения и с визгом пролетающее мимо, — это ракета «земля-воздух» прошла мимо цели. На втором видео бомбардировщик F-16 пытается преследовать беспилотник, но даже не замечает его. Поэтому, как утверждают инженеры-разработчики, единственный ответ на угрозу беспилотников — другие беспилотники. «Сейчас перед нами стоит новая задача, создание контр-беспилотников», — говорит Стивен Гриффитс, инженер находящейся в штате Юта компании «Procerus Technologies», занимающейся авиационной электроникой. Системы технического зрения, разрабатываемые данной компанией, помогут одним беспилотникам опознавать и уничтожать другие беспилотники — они смогут либо давить их, либо расстреливать. «Если об этом можно помыслить, то, стало быть, можно и сделать», — говорит Гриффитс. В конечном счете, можно создать БПЛА достаточно «умные» для того, чтобы они могли действовать уже автономно — с минимальным вмешательством человека в их работу. Хотя Гриффитс все же полагает, что окончательное решение о проведении атаки должен принимать человек.

«Мечта одного человека — это кошмар другого» 

Однако, даже находясь под контролем профессионала с самыми благими намерениями, беспилотники могут представлять опасность — именно это и беспокоит Федеральное Управление Гражданской Авиации. Данные об использовании военных беспилотников, мягко говоря, не способствуют доверию к ним. С 2001 года, согласно отчетам ВВС США, все три основных типа беспилотников (Predator, Global Hawk и Reaper) «ошибались» минимум 120 раз, и в 76-ти случаях это приводило к крушению самих беспилотников. В данном статистическом отчете при этом не учитываются «ошибки» БПЛА других военных ведомств, а также ЦРУ. Не учитываются также и такие «ошибки», когда дроны убивали мирных жителей или же военных из числа союзников США.

Даже многие из сторонников использования БПЛА считают, что прежде чем позволять широко использовать их в воздушном пространстве, их следует сделать более надежными. «Никто не должен скупиться на то, чтобы Федеральное Управление должным образом могло осуществлять свою задачу по обеспечению безопасности, даже если это и приведет к повышению стоимости БПЛА», — говорит Ричард Скаддер, возглавляющий лабораторию в Дейтоне, тестирующую прототипы беспилотников. «Лишь один серьезный инцидент, — говорит он, — беспилотник, например, атакует играющего во дворе ребенка, и на целые годы вся индустрия по производству БПЛА заглохнет. Если мы сейчас допустим серьезные просчеты в технологии, то это может привести к реальной катастрофе». Если дрон обрушится на играющего во дворе ребенка — это действительно катастрофа, но если он врежется в коммерческий лайнер, это куда хуже. И потому в Дейтоне научно-исследовательский центр министерства обороны разрабатывает систему, действующую по принципу «заметь и уходи», — она должна быть гораздо дешевле и компактнее радара, — утверждает менеджер проекта Андрю Уайт. Принцип действия весьма прост: камера видит стремительно растущий в размерах приближающийся объект и посылает сигнал автопилоту, который и поворачивает БПЛА, уводя его от опасного столкновения. Такое устройство сможет предотвратить столкновения, наподобие того, что случилось в 2011 году в Афганистане, когда 180-тикиллограммовый беспилотник «Shadow» врезался в транспортный самолет «C-130 Hercules». Самолету тогда удалось приземлиться, хотя и с беспилотником, торчащим из крыла.

Однако определенные опасения по поводу вероятности того, что в будущем небо над США будет буквально кишеть разными БПЛА, связаны не только с вопросами безопасности. Подобная перспектива тревожит и тех, кого беспокоят вопросы приватности. Инфракрасные и радиочастотные сенсоры, используемые ныне военными, могут вести наблюдение сквозь тучи и листву деревьев, и могут даже (о чем я слышал из разных источников) обнаружить человека внутри здания. Хотя даже ныне находящиеся в продаже сенсоры чрезвычайно чувствительны. Крис Майзер в Колорадо, например, снял инфракрасную камеру со своего «Сокола» — навел ее на меня и попросил лишь на секунду прикоснуться рукой к груди. Затем он мне продемонстрировал, что камера до сих пор фиксирует тепловой отпечаток моей руки на футболке.

В последние годы американской оккупации Ирака БПЛА наблюдали за Багдадом ежедневно и круглосуточно, фактически весь город стал напоминать супермаркет, утыканный камерами слежения. Если кто-то закладывал фугас, американские военные прокручивали обычно видеозапись назад, прослеживая заложившего фугас человека до его убежища. Эта практика так и называется: «постоянная слежка». Американский Союз Защиты Гражданских Свобод (ACLU) выражает опасения по поводу того, что правоохранительные органы будут вести постоянную слежку и за гражданами США по мере того, как беспилотники будут дешеветь и становиться более надежными. Четвертая поправка к Конституции США защищает американцев от «необоснованного обыска и ареста», однако пока не ясно, как суды будут трактовать эту поправку, если речь зайдет о беспилотниках. «Настоящий кошмар начнется, — как считает Джон Стэнли из ACLU, — когда при помощи беспилотников будут осуществляться полицейские рейды и слежка за подозреваемыми, что «практически не будет вызывать существенных возражений». Однако затем сеть связанных между собой БПЛА и компьютеров «получит возможность уже автоматически следить за движущимися по городу транспортными средствами и людьми» по такому же принципу, как сейчас сигнал мобильного телефона передается от одной вышки к другой. И наихудший сценарий будет реализовываться, когда власти смогут объединить видео, полученные с камер беспилотников, с данными о передвижении людей, получаемых благодаря мобильным телефонам, — тогда власти смогут создать базу данных о будничном передвижении людей и на ее основании делать выводы о подозрительном поведении. При этом кошмарный сценарий, описываемый Стэнли, еще даже не предполагает вероятности вооружения беспилотников.

Кто же управляет?

Технические изобретения, внезапно выходящие из-под контроля, множащиеся без оглядки на пользу для человечества — именно такие страхи стали преследовать многих людей индустриальной эпохи. И были они небезосновательны. Замечательный пример в данном отношении — ядерное оружие. Можно также вспомнить о том, что автомобили сделали с окружавшей нас природой всего лишь за какие-то сто лет, теперь сложно даже сказать, кто кем управляет: мы ими или они нами. Большинство людей, конечно, скажут, что автомобили в целом несут благо для человечества. Спустя лет сто то же самое, возможно, будут говорить и о беспилотниках, если мы, естественно, заранее примем меры по контролю над ними и снижению риска.

Бенджамин Миллер в администрации шерифа округа Меса говорит, что он не заинтересован в вооруженных беспилотниках: «Я хочу спасать жизни людей, а не отбирать их». Крис Майзер того же мнения. Когда он служил в ВВС, то помогал разрабатывать и обслуживать смертоносные беспилотники, в том числе и «Switchblade», который легко помещается в рюкзаке и оснащен взрывчаткой. Задача же его беспилотника «Сокол» — спасать жизни, так он предполагает. Он рисует перед нами картинку, как беспилотник находит заблудившегося ребенка. Именно такого рода успехи «Сокола» и покажут, чего он стоит на самом деле. Если всё так и будет, то и самому Майзеру, разрабатывающему беспилотники, «будет на душе как-то спокойнее».

Джон Хоргэн

Оригинал: National Geographic
Перевод: Дмитрий Колесник
Источник
Самый последний каталог косметики от ведущих мировых брендов и производителей вы сможете найти на сайте letu.ru
Социальные сети