Американский «План С». Пусть они сами воюют за свою страну

Рубрики: Северная Америка, Ближний Восток, Армия Опубликовано: 30-01-2017

В начале этого года специальный генеральный инспектор США по восстановлению Афганистана (SIGAR) Джон Сопко в своем докладе для Конгресса и новой администрации США обрисовал мрачную картину. Перед новым президентом США стоит серьезный и неотложный вопрос: что делать с Афганистаном и Ираком и как вести борьбу с глобальным терроризмом дальше. 

Афганская трясина или свет в конце тоннеля? 

США уже потратили на восстановление Афганистана больше, чем на «План Маршалла». Причем 60% средств идет не на гражданскую инфраструктуру, а на поддержку афганских сил безопасности и обороны. США будут платить Кабулу и далее по 5 млрд долларов ежегодно до 2020 года. Тем не менее афганское правительство теряет контроль над территориями (с 72% уездов страны в ноябре 2015 до 63% в августе 2016), с 2001 года погибло более 30 тысяч афганских военных и полицейских (5523 бойца погибли только с января по август 2016 года) и опиум выращивается в еще больших масштабах.

Казалось бы, что все очень плохо. Но есть и другая точка зрения. 

Представитель миссии НАТО «Решительная поддержка» в Афганистане бригадный генерал Чарльз Кливленд рассказал в недавнем репортаже BBC, что афганское правительство зимой 2015-2016 гг. поменяло свою стратегию и сконцентрировалось на защите своих интересов в густонаселенных районах и центрах. Сегодня, по словам генерала, если отвлечься от территориальных подсчетов, правительство контролирует две трети населения страны, Талибан — 10% населения. За умы остальных и идет борьба. Потери среди мирного населения из-за террористических и боевых действий перестали расти. Талибан прекратил карательные операции, правительственные силы научились воевать более эффективно. Потери мирного населения оцениваются примерно в три тысячи человек в 2016 году. Средняя продолжительность жизни в Афганистане выросла с 45 лет в 2001 году до 63 лет сегодня. С экономической точки зрения Афганистан перестал быть самой бедной страной Евразии. 

Все это выглядит уже не так плохо, как цифра в 63% оставшихся в сфере влияния уездов. 

Смена стратегии и рост потерь 

В 2014 году президент Обама сказал, что для США эффективнее будет не воевать самим, а оказывать помощь партнерам на земле, чтобы они сами обеспечивали безопасность своих стран и строили собственное будущее. Выступая в мае 2014 года на выпускной церемонии в Военной академии Соединенных Штатов, он заявил: «Нам необходимо выработать стратегию, которая будет соответствовать этим рассеянным угрозам и позволит нам расширить охват, не направляя повсюду своих солдат, что чрезмерно увеличивает нагрузку на наши вооруженные силы и вызывает недовольство на местах. Нужно, чтобы наши партнеры боролись с терроризмом вместе с нами. Мобилизация партнеров — это важный компонент того, что мы делали и что продолжаем делать в Афганистане». Такой же стратегии США придерживались и в Ираке до недавнего времени.

В 2014 году из Афганистана были выведены основные силы Коалиции. К концу 2014 года афганские силы безопасности и обороны впервые начали брать на себя всю ответственность за безопасность в стране и сразу же понесли ощутимые потери. 

В 2014 году погибло около пяти тысяч афганских бойцов. На 100 тысяч солдат в год погибало 2400 военнослужащих, в 2015 году статистика была еще хуже — уже более 3000 военнослужащих на 100 тысяч. Это почти вдвое превышает соотношение потерь у американцев во Второй мировой войне, но это был и первый полный год, когда афганцы воевали сами на земле, а талибы, воодушевленные уходом Коалиции, рвались вперед, предвкушая легкую победу.

В 2016 году афганские силы теряли по 500 человек в месяц, но начали наносить и значительный урон Талибану и другим антиправительственным группировкам. За 2016 год было уничтожено до 18 тысяч боевиков, в основном из Талибана. И в 2016 году в Афганистане погибло всего 14 военнослужащих США. 

В 2015 году США, особо не афишируя, вернули в Афганистан некоторые свои разведывательные подразделения, которые работали с информацией и делились данными с афганскими коллегами. Талибан стал испытывать проблемы с командирами. Афганские силы переняли тактику американцев и начали охоту на видных деятелей Талибана. Сегодня уничтожается до 40-50 весомых фигур Талибана в месяц. Постоянно обезглавливая руководство движения, афганские силы заставляют выходить на первые роли молодых и малоопытных лидеров, которые представляют меньшую угрозу. 

В 2016 году США вдвое увеличили количество ударов с воздуха в поддержку афганских сил на земле, ослабили правила ведения боя и разрешили американским советникам работать плотнее вместе с афганцами и чаще вызывать авиацию. Ожидается, что при Трампе наносить удары по противнику в Афганистане станет еще проще.

2017-й не станет годом чудес в Афганистане, но может стать первым годом, когда правительственные силы наконец-то станут способными защищать свою страну.

Выжидать и готовиться пока полыхает весь мир

Еще раз отметим, что именно так действуют США в Ираке: многолетние вложения в подготовку местных сил безопасности, затем минимум своих войск на земле в стране (упор на инструкторах, советниках, авианаводчиках, специальных силах) и массированная поддержка с воздуха.

Можно сказать, что Россия в Сирии действует по такому же принципу.

Это — План С.

План А — США воюют сами. Тотальная оккупация и тотальная война. Такой подход обернулся большими потерями среди военнослужащих США, гибелью мирного населения, хаосом и ростом сопротивления оккупантам. План Б — США полагаются на значительную поддержку союзников в регионе (Пакистан — в случае с Афганистаном, Саудовскую Аравию, Иорданию и др. — в случае с Ираком). План Б полностью провалился: с такими союзниками по борьбе с терроризмом и враги оказались не нужны. Ни на Ближнем Востоке, ни в Пакистане никто не торопился активизировать свои действия. Поэтому американцы взяли на вооружение План С — местные сами воюют за свою страну.

Кевин Барон из The Atlantic утверждает в своей большой январской статье, что этот план работает. Он основывает свое мнение на десятках интервью с офицерами специальных сил, военным руководством, министрами обороны, солдатами и инструкторами в Ираке и т. д. Все уверяют, что война с террором местными обученными силами эффективна, менее дорогостояща, более безопасна для стран Запада. Такой подход, безусловно, требует больше времени, больше терпения, но он в итоге работает на Ближнем Востоке, в Африке, в Юго-Восточной Азии. 

В Ираке, по мнению американских военных, США могли бы вторгнуться вновь и взять Мосул с потерями, чтобы снова оказаться в ситуации 2003 года. Теперь же в ходе боев за город в Ираке выковывается настоящая местная армия, складываются политические альянсы, что дает надежду на более стабильное будущее.

В Сирии морпехи США также могли бы взять и Ракку, но, по словам командующего корпусом морской пехоты США генерала Роберта Неллера, непонятно, что делать дальше с городом: кому его передать, зачем сидеть в занятой Ракке и ради чего?

Как пишет Кевин Барон, все торопили Обаму вмешаться, когда пали Мосул, Фаллуджа, Рамади. Но Обама отказывался от вторжения. Американцы тренировали иракцев. Когда ИГ устраивало массовые казни, Обама ждал. Американцы тренировали иракцев. Когда ИГ обезглавливало американских заложников, Обама не начинал новую войну. Американцы тренировали иракцев. Когда Хиллари Клинтон называла Обаму беспомощным, а Трамп обещал быстро разобраться с ИГ, Обама не отвечал. Американцы тренировали иракцев. Прошло два года и похоже, что его стратегия стала давать плоды. Иракцы вместе с курдами при поддержке авиации и советников Коалиции, но сами, медленно и упорно отвоевывают последний крупный город в Ираке у ИГ.

Реальный прогресс или иллюзии?

И до этого США тренировали иракцев, которые побросали оружие и бежали из Мосула. Но теперь все по-другому, по мнению американских военных в Ираке: иракцы весь 2016 год сражались за свою страну против фанатиков, совершающих ужасные массовые преступления, у иракцев появилась мотивация, они несли тяжелые потери, но почувствовали и вкус победы. 

За год США обучили 40 тысяч иракцев и 12 тысяч курдов. За два года США потратили на тренировку иракцев около 10 млрд долларов. В 2003 году они тратили на войну в Ираке такую же сумму всего за один месяц. 

Эти процессы идут по всему миру, говорят американские военные, просто внимание сосредоточено на активных боевых действиях в Афганистане, Ираке и Сирии, в то время как вне радаров СМИ тихой сапой с помощью американцев готовятся, тренируются и работают антитеррористические местные силы во многих странах. И в том, что волна террора не захлестнула многие регионы, и есть смысл этой стратегии. 

Теперь главный вопрос в том, что сделает Трамп: будет придерживаться этой стратегии Обамы по использованию местных сил или начнет активные боевые действия силами американской военной машины.

Илья Плеханов

Социальные сети