Американских наемников набирали для убийств на Ближнем Востоке

Рубрики: ЧВК, Ближний Восток Опубликовано: 21-10-2018

Сжимая в руках АК-47 и посасывая леденец, бывший американский зеленый берет ударился о заднюю стенку бронированного внедорожника, когда тот петлял по темным улицам Адена. Двумя другими коммандос в этой миссии были бывшие морские котики. Будучи элитными бойцами спецподразделений США, они годами проходили специальную подготовку для защиты Америки. Но теперь они работали на другого хозяина: частную американскую компанию, которую наняли Объединенные Арабские Эмираты — крошечная пустынная монархия на берегу Персидского залива.

В ту ночь, 29 декабря 2015 года, их задача состояла в том, чтобы совершить убийство.

Их вооруженное нападение, о котором «Баззфид ньюс» рассказали двое его участников, и подтвержденное видеозаписями с дронов, стало первой операцией в этом поразительном коммерческом предприятии. В течение нескольких месяцев в истерзанном войной Йемене ряд самых высококвалифицированных солдат Америки работали в рамках наемнической миссии неясной степени законности, целью которой было убийство видных священнослужителей и исламистских политических деятелей.

Их целью в ту ночь был Анссаф Али Майо, местный лидер исламистской политической партии «Аль-Ислах». Власти ОАЭ считают «Аль-Ислах» йеменской ветвью всемирного движения «Братьев-мусульман» (запрещенная в России организация — прим. ред.), которое власти ОАЭ называют террористической организацией. Многие эксперты настаивают на том, что «Аль-Ислах», один из членов которой получил Нобелевскую премию мира, не является террористической группировкой. По их словам, это легитимная политическая партия, которая угрожает ОАЭ не насилием, а выступлением против их амбиций в Йемене.

План наемников состоял в том, чтобы прикрепить начиненную шрапнелью бомбу к двери штаб-квартиры «Аль-Ислах», расположенной недалеко от футбольного стадиона в центре Адена, который является ключевым йеменским портовым городом. Как объяснил один из руководителей экспедиции, взрыв должен был «убить всех в этом офисе».

Когда в 9:57 вечера они прибыли на место, все было тихо. Мужчины выгрузились из внедорожника с оружием наперевес. Один из них понес взрывчатку к зданию. Но как только он подошел к двери, другой член команды открыл огонь, отстреливаясь вдоль тускло освещенной улицы, и их тщательно разработанный план был нарушен.

Об операции против Майо тогда сообщалось. Но до сих пор не было известно, что она была проведена американскими наемниками. Она ознаменовала собой поворотный момент в войне в Йемене, жестоком конфликте, в котором голодали дети, подвергались бомбежкам деревни, а гражданское население косили эпидемии холеры. Этот взрыв стал первым залпом в череде нераскрытых убийств, в результате которых погибли более двух десятков лидеров группировки.

Компания, которая наняла солдат и совершила нападение — это «Спеэр оперэйшнз груп» (Spear Operations Group), зарегистрированная в штате Делавэр. Она была основана Авраамом Голаном, харизматичным венгерско-израильским специалистом по безопасности, который живет в пригороде Питтсбурга. Он возглавил операцию команды против Майо.

«В Йемене имела место целенаправленная программа совершения убийств. — сказал он „Баззфид ньюс". — Я руководил этим проектом. Это сделали мы. Он был санкционирован властями ОАЭ в рамках коалиции».

ОАЭ и Саудовская Аравия возглавляют альянс из девяти стран в ходе конфликта в Йемене, участвуя в том, что в значительной степени является прокси-войной против Ирана. США помогают саудовской стороне, предоставляя оружие, разведывательные данные и осуществляя иную поддержку.

Пресс-служба посольства США в ОАЭ, а также его американская компания по связям с общественностью «Харбор груп» (Harbour Group) не ответили на многочисленные телефонные звонки и электронные письма.

Разоблачения о том, что ближневосточная монархия наняла американцев для совершения убийств, появились в тот момент, когда мир сосредоточил внимание на предполагаемом убийстве журналиста-диссидента Джамаля Хашогги автократическим режимом Саудовской Аравии, имеющем тесные связи как с США, так и с ОАЭ (посольство Саудовской Аравии в США не ответило на запрос о комментариях, Эр-Рияд отрицает, что причастен к убийству Хашоги, хотя в новостях сообщается, что рассматривается возможность признать причиной его смерти побои в ходе допросов — прим. автора).

Голан сказал, что за время многомесячного присутствия его компании в Йемене на их совести оказалось несколько громких убийств, совершенных в ходе войны, хотя он отказался уточнить, о каких именно событиях говорит. По его словам, США нуждаются в собственной программе убийств, сходной с той моделью, которую применял он. «Я просто хочу, чтобы были дебаты, — сказал он. — Может быть, я монстр. Может быть, мое место в тюрьме. Может, я плохой парень. Но я прав».

Частная миссия по убийствам «Спеэр оперэйшнз груп» знаменует собой слияние трех процессов, трансформирующих способы ведения войн во всем мире:

  • Современные контртеррористические операции ушли от традиционно военных целей — таких, как уничтожение аэродромов, огневых точек или казарм, — к убийствам конкретных людей, в значительной степени превращая войну в цепь организованных убийств.
  • Война становится все более приватизированной, и многие страны передают основную часть услуг по обеспечению вооруженных сил частным подрядчикам, оставляя бои на передовой практически единственной функцией, которую США и многие другие армии не поручили коммерческим предприятиям.
  • Длительные войны США в Афганистане и Ираке в значительной степени зависят от элитных спецподразделений, готовящих десятки тысяч высококвалифицированных американских коммандос, которые могут потребовать от Минобороны контрактов со столь же высокими, как и в частном секторе, зарплатами или откровенно наемническую работу.

В ходе миссии «Спеэр оперэйшнз груп» в Йемене эти тенденции сошлись воедино в новом зажигательном бизнесе: военизированные заказные убийства, осуществляемые опытными американскими бойцами.

По словам экспертов, практически немыслимо, чтобы Соединенные Штаты не знали, что ОАЭ, чьи вооруженные силы представители США обучали и вооружали практически на всех уровнях, наняли укомплектованную американскими ветеранами американскую же компанию для проведения программы убийств на войне, за которой Вашингтон внимательно следит.

Один из наемников, по словам трех источников, знакомых с ходом операции, работал с «наземным департаментом» ЦРУ, эквивалентом военного спецназа управления. Другим был сержант спецназа Национальной гвардии Мэриленда. И еще один, по словам четырех человек, которые его знали, все еще находился в резерве флота в качестве бойца подразделения морских котиков, он имел допуск к сверхсекретной информации. Как сообщают источники «Баззфид ньюс», он был ветераном команды SEAL Team 6 или DEVGRU. «Нью-Йорк Таймс» однажды описала это элитное подразделение, известное убийством Усамы бен Ладена, как «глобальную машину для охоты с ограниченным внешним контролем.

В ЦРУ заявили, что не имеют информации о программе убийств с помощью наемников. Командование спецназа ВМС от комментариев отказалось. Бывший сотрудник ЦРУ, который работал в ОАЭ, первоначально сказал «Баззфид ньюс», что американцам не разрешено участвовать в такого рода программах. Но после проведения проверки этих сведений он перезвонил: «Были ребята, которые делали в основном то, что вы сказали». По его словам, он был удивлен тем, что узнал: «Какие процедуры проверки существуют, чтобы убедиться, что парень, которого вы только что выкурили, действительно плохой парень?» Наемники, сказал он, работали «почти как отряд убийц».

На удивление неясно, нарушает ли наемническая операция «Спеэр оперэйшнз груп» законы США. С одной стороны, закон запрещает «сговор с целью убийства, похищения, нанесения увечий» кому-либо в другой стране. Предполагается, что деятельность компаний, предоставляющих военные услуги иностранным государствам, регулируется Государственным департаментом, который заявляет, что никогда не предоставлял какой-либо компании полномочий на отправку войск или наемников в другую страну.

Тем не менее, как ранее сообщалось на «Баззфид ньюс», США не запрещают наемничество. И, за некоторыми исключениями, совершенно законно служить в иностранных вооруженных силах, независимо от того, чем мотивирован человек — идеалами или деньгами. Без каких-либо юридических последствий американцы служили в Армии обороны Израиля, во французском Иностранном легионе и даже в ополчении, воюющем с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) в Сирии. Согласно данным трех источников, руководство «Спеэр оперэйшнз груп» договорилось о том, чтобы власти ОАЭ присвоили воинские звания американцам, участвовавшим в миссии, что может обеспечить им юридическое прикрытие.

Несмотря на деятельность в правовой и политической «серой зоне», Голан провозглашает свои точечные убийства аккуратной контртеррористической стратегией с меньшим числом жертв среди гражданского населения. Но операция Майо показывает, что эта новая форма войны сохраняет в себе многие из старых проблем. Планы коммандос пошли наперекосяк, плюс данные разведки оказалась ошибочными. А их удар наносился с далеко не хирургической точностью: взрывчатка, которую они прикрепили к двери, была предназначена для убийства не одного человека, а всех, кто находился в офисе.

Помимо моральных возражений, осуществляемые за деньги точечные убийства добавляют современной войне новые дилеммы. Частные наемники действуют вне системы командования Вооруженных сил США, поэтому, если они совершают ошибки или военные преступления, нет четкого механизма привлечения их к ответственности. Если бы наемники убили мирного жителя на улице, кто бы вообще проводил расследование?

Миссия по убийству Майо вскрывает еще более важную проблему: выбор целей. Голан настаивает на том, что убивал только террористов, идентифицированных таковыми правительством ОАЭ, союзником США. Но кто террорист, а кто политик? Что такое новая форма войны, и что такое просто старомодное убийство за деньги? Кто имеет право выбирать, кому жить, а кому умирать — не только в ходе войн скрытной монархии, такой как ОАЭ, но и в войнах такой демократии, как США?

«Баззфид ньюс» собирает воедино рассказанные изнутри истории нападения компании на штаб-квартиру «Аль-Ислах», которые проливают свет на то, как выглядит наемническая война сейчас, а также чем она может стать в будущем.

Сделка, которая привела американских наемников на улицы Адена, была заключена в Абу-Даби за обедом в итальянском ресторане офицерского клуба военной базы ОАЭ. Голан и холеный бывший американский морской котик по имени Исаак Гилмор прилетели из США, чтобы сделать свой выбор. Как вспоминал Гилмор, начиналось все нехорошо.

Их работодателем был Мохаммед Дахлан, грозный бывший начальник Службы безопасности Палестинской автономии. В хорошо скроенном костюме он холодно смотрел на своих гостей-наемников, сказав Голану, что в иных условиях они попытались бы убить друг друга.

И в самом деле они представляли собой забавную пару. Согласно нескольким источникам, Голан, который говорит, что родился в Венгрии в семье еврейских родителей, поддерживает в Израиле давние связи, необходимые для его бизнеса в сфере безопасности, и еще он говорит, что жил там в течение нескольких лет. Согласно статье 2008 года в журнале «Мазер Джонс» (Mother Jones) Голан однажды отдыхал в Лондоне в компании экс-шефа Моссада Дэнни Ятома, и его специализацией было «обеспечение безопасности клиентов энергетических компаний в Африке». По данным трех источников, один из его контрактов предполагал защиту от саботажа и терроризма судов, занимающихся бурением на морских нефтяных месторождениях Нигерии.

Голан, который носит бороду и курит сигареты «Мальборо» в красной пачке, излучает энтузиазм. Хороший продавец, как описал его один бывший сотрудник ЦРУ. Самому Голану, человеку начитанному и часто цитирующему философов и писателей, нравится фраза Андре Мальро: «Человек — это не то, что он думает, а то, что он скрывает».

Голан говорит, что получил образование во Франции, вступил в ряды французского Иностранного легиона и путешествовал по всему миру, часто сражаясь или выполняя контракты в области безопасности. В Белграде, по его словам, он познакомился с печально известным боевиком и бандитом Желько Ражнатовичем, более известным как Аркан, который был убит в 2001 году. «Я очень уважаю Аркана», — сказал он «Баззфид ньюс».

«Баззфид ньюс» не удалось проверить часть биографии Голана, включая его военную службу, но, по словам Гилмора и еще одного ветерана сил специальных операций США, который работал с ним на заданиях, ясно, что у него есть боевой опыт. Он считается грамотным, беспощадным и расчетливым, говорит бывший сотрудник ЦРУ. Он «склонен к преувеличениям», сказал другой бывший офицер ЦРУ, но «для сумасшедшего дерьма он парень, что надо».

Дахлан, который не ответил на многочисленные сообщения, отправленные через помощников, вырос в лагере беженцев в Газе, за время интифады 1980-х годов стал крупным политическим игроком. В 1990-е годы он был назначен главой Службы безопасности Палестинской автономии в Газе, курируя жесткие репрессии против ХАМАС в 1995 и 1996 годах. Позже он встретился с президентом Джорджем Бушем и установил прочные связи с ЦРУ, несколько раз встречаясь с директором агентства Джорджем Тенетом. Дахлан когда-то рассматривался как возможный лидер Палестинской автономии, но в 2007 году он впал в немилость, обвиненный Палестинской администрацией в коррупции, а ХАМАСом — в сотрудничестве с ЦРУ и Израилем.

Оказавшись человеком без страны, он бежал в ОАЭ. Там он стал ключевым советником наследного принца Мухаммеда бен Заида Аль Нахайяна, называемого также как МБЗ и известного как истинный правитель Абу-Даби. Бывший сотрудник ЦРУ, который знает Дахлана, сказал: «ОАЭ взяли его как своего питбуля».

Теперь, за обедом в офицерском клубе, питбуль предложил своим посетителям рассказать ему, что такого особенного в бойцах из Америки. Почему они лучше, чем солдаты Эмиратов?

Голан ответил бравадой. Желая, чтобы Дахлан знал, что он может стрелять, тренироваться, бегать и сражаться лучше, чем кто-либо из армии ОАЭ, Голан сказал: «Дайте мне своего человека, и я его превзойду». Кого угодно.

Палестинец показал на сидящую рядом внимательную молодую помощницу. Она — мой лучший человек, сказал Дахлан.

Шутка сняла напряжение, и мужчины успокоились. Попробуйте спагетти, рекомендовал Дахлан.

ОАЭ, при их огромном богатстве имеющие лишь около одного миллиона граждан, полагаются на трудовых мигрантов со всего мира, которые делают все: от чистки туалетов до обучения студентов. Их военные ничем особым не отличаются и выплачивают щедрые суммы жадным американским военным компаниям и бывшим генералам. С 2009 года Министерство обороны США одобрило продажу ОАЭ оружия и оборонных услуг на сумму не менее 27 миллиардов долларов.

Отставной генерал армии США Стэнли Маккристал в свое время входил в совет директоров военной компании ОАЭ. Бывший морской котик и вице-адмирал Роберт Харвард руководит подразделением «Локхид Мартин» в ОАЭ. Исполнительный директор Службы безопасности Эрик Принс, теперь замешанный в расследовании специального адвоката Роберта Мюллера о российском вмешательстве в выборы, некоторое время держал там магазин, помогая ОАЭ набирать колумбийских наемников.

Также, в соответствии с информацией, опубликованной в этом году на «Баззфид ньюс», страна вводит в свои вооруженные силы иностранцев, присвоив звание генерал-майора американскому подполковнику Стивену Тумаджану, который был назначен командующим одним из подразделений вооруженных сил монархии.

ОАЭ вряд ли одиноки в использовании оборонных подрядчиков; на самом деле, именно США были пионерами среди всех стран мира в переходе к приватизации военной сферы. Пентагон платит компаниям за выполнение многих традиционных функций: от обеспечения солдат провизией до хранения оружия и охраны конвоев.

Для США граница проходит по вопросу участия в боевых действиях; они не нанимают наемников для проведения нападений или участия непосредственно в войне. Но эта линия может быть размыта. Частные фирмы выполняют роль хорошо вооруженных элементов безопасности для защиты дипломатов в зонах военных действий либо разведчиков на местах. Такие подрядчики могут участвовать в перестрелках, как это было в 2012 году в ливийском Бенгази, когда два сотрудника подрядчика погибли, защищая пост ЦРУ. Но официально их миссией была охрана, а не ведение войны.

За пределами США вербовка наемников для выполнения боевых задач встречается редко, хотя это и бывает. Так, сообщается, что в 2015 году в Нигерии ударный кулак во главе с давно известным южно-африканским наемником Эбеном Барлоу успешно продвигался вперед в ходе боев против исламистской группировки «Боко Харам» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Основанной Барлоу компании «Экзекьютив ауткамз» (Executive Outcomes) также приписывают уничтожение кровавых повстанческих сил Объединенного революционного фронта (ОРФ) в охваченной войной Сьерра-Леоне в 1990-х годах.

Но за спагетти с Дахланом Голану и Гилмору предлагали наемническую службу весьма экстраординарного вида. Она не предоставляла безопасности, не предполагала даже традиционных боевых действий или войны против повстанцев. По словам Голана и Гилмора, это были точечные убийства.

Гилмор сказал, что он не помнит никого, кто прямо использовал бы слово «убийства». Однако, по его словам, уже на первом заседании стало ясно, что речь идет не о захвате или задержании руководства «Аль-Ислах». «То, на что нас нацеливали, было очень конкретным», — сказал Гилмор. Голан заявил, что ему недвусмысленно было сказано помочь «разрушить и уничтожить» «Аль-Ислах», которую он называет «политической ветвью террористической организации».

Он и Гилмор пообещали, что смогут быстро собрать команду с правильным набором навыков.

Через несколько недель после обеда они договорились о сроках. Как Голан и Гилмор сообщили «Баззфид ньюс», команда получала 1,5 миллиона долларов в месяц. Также им полагались бонусы. Свою первую операцию они проводили за полцены, чтобы показать, на что способны. Позже, компания «Спеэр оперэйшнз груп» также должна заняться обучением солдат ОАЭ тактике коммандос.

У Голана и Гилмора было еще одно условие: они хотели быть включены в состав вооруженных сил ОАЭ. Также они хотели получать свое оружие — как и список целей — от военных в форме. Это было «по юридическим причинам», сказал Голан. «Потому что, если дерьмо попадет на вентилятор, — объяснял он, — униформа ОАЭ и собачьи жетоны будут означать разницу между наемником и военным».

Дахлан и правительство ОАЭ подписали соглашение, рассказали Голан и Гилмор, и «Спеэр оперэйшнз груп» приступила к работе.

Вернувшись в США, Голан и Гилмор начали набирать бывших солдат для первого задания, которое должно было подтвердить работоспособность концепции. «Спеэр оперэйшнз груп» — небольшая компания, не похожая на гигантов сферы безопасности, таких как «Гарда уорлд секьюрити» (Garda World Security) или «Констеллис» (Constellis), но у нее был огромный выбор талантов.

Малоизвестным следствием войны с террором, и в частности 17 совокупных лет войны с участием США в Ираке и Афганистане, является то, что после терактов 11 сентября численность сил специальных операций более чем удвоилось — с 33 до 70 тысяч человек. Это обширный пул высокопрофессиональных солдат, отобранных, обученных и проверенных в бою в самых элитных подразделениях американских вооруженных сил, таких как морские котики и армейские рейнджеры. Некоторые резервисты сил специальных операций, как известно, занимаются коммерческой военной службой, заявил офицер высокого уровня, который попросил не называть его имени. «Я знаю многих из тех, кто занимаются такими вещами», — сказал он, добавив, что если солдаты не находятся на действительной службе, они не обязаны сообщать о том, чем занимаются.

Но варианты для ветеранов специальных операций и резервистов — это не то, что было в первые годы войны в Ираке. Работа по обеспечению безопасности в частных компаниях, в основном представляющая собой защиту американских правительственных чиновников во враждебной среде, не предполагает стрессовых ситуаций как в реальном бою и более «похожа на катание на машине мисс Дейзи с винтовкой М4», как выразился один бывший подрядчик. Она также не оплачивается по привычным ставкам. В то время как, по словам подрядчиков, для ветеранов элиты стартовые тарифы при выполнении задач по обеспечению безопасности высокого уровня сложности ранее составляли 700 или 800 долларов в день, сейчас эти ставки упали примерно до 500 долларов в день. Голан и Гилмор сказали, что предлагают своим американским бойцам 25 тысяч долларов в месяц — около 830 долларов в день — плюс бонусы. Эту сумму можно назвать щедрой практически для любого рынка.

Тем не менее, йеменская история являла собой переход на неизведанную территорию, и некоторые из лучших солдат отказались. «Все это еще оставалось достаточно серым, — сказал Гилмор, — так что многие ребята сказали что-то вроде: „Ах, это не для меня"».

Сам Гилмор сказал, что у него несовершенный послужной список. Еще во времена службы на флоте, во время учебной миссии, которую он возглавлял, по его словам, он случайно застрелил другого морского котика. Гилмор сказал, что именно это побудило его покинуть флот в 2011 году. Его последняя серьезная работа до прихода в «Спеэр оперэйшнз груп» — руководитель кустарной компании по производству текилы.

По его словам, это пятно на военной карьере также побудило его рискнуть со «Спеэр оперэйшнз груп»: он был аутсайдером, он не был резервистом, и у него не было пенсии, о которой можно было бы беспокоиться.

К концу 2015 года Голан, который возглавлял операцию, и Гилмор собрали команду из дюжины мужчин. Трое из них были ветеранами американских сил специальных операций, а большинство остальных были в прошлом бойцами французского Иностранного легиона, которые стоили дешевле: всего около 10 тысяч долларов в месяц. Как вспоминает Гилмор, расходы на них составляли менее половины от той суммы, которую, по словам его самого и Голана, они заложили в бюджет для своих американских коллег.

Они собрались в отеле недалеко от аэропорта Тетерборо в Нью-Джерси. Они были одеты в разного рода военную форму, некоторые в камуфляже, некоторые в черном. Одни были бородатые и мускулистые, другие татуированные и жилистые.

Когда пришло время отправляться, они убедили персонал отеля отдать им флаг США, стоявший перед отелем на улице, сказал Гилмор. Во время импровизированной церемонии они сложили его в маленький треугольник и взяли с собой.

Они также взяли с собой запас армейских сухих пайков на несколько недель, бронежилеты, средства связи и медицинское оборудование. Гилмор сказал, что взял хозяйственный нож со специальным обжимным инструментом для подготовки взрывных колпачков на бомбах. Команда безусловно также запаслась виски — тремя ящиками Basil Hayden's, так как в Йемене было бы невозможно достать вообще какой-либо алкоголь, не говоря уже о хороших напитках.

15 декабря они поднялись на борт чартерного самолета «Гольфстрим G550». После того, как они поднялись в воздух, Гилмор прошел в кабину и сказал пилотам, что произошло небольшое изменение в плане их полета. После дозаправки в Шотландии они полетят не в главный коммерческий аэропорт Абу-Даби, а на военную базу ОАЭ в пустыне.

С этой базы наемники переправили транспортный самолет ВВС ОАЭ на другую базу в Ассабе в Эритрее. Во время этого полета, вспоминал Гилмор, офицер в униформе Эмиратов проинформировал их и вручил им список целей — 23 карточки с 23 именами и 23 лицами. Каждая карточка содержала элементарные сведения: роль человека в йеменской политике, например, или таблицу с одним или несколькими местами проживания.

Гилмор сказал, что некоторые из них были членами «Аль-Ислах», некоторые были священнослужителями, а некоторые — террористами, но он признал, что не может быть в этом уверен.

«Баззфид ньюс» удалось получить одну из карточек. Она содержит имя человека, фотографию, номер телефона и другую информацию. В правом верхнем углу находится эмблема президентской гвардии ОАЭ.

Подозрительно отсутствие причины, по которой кто-то хотел его смерти, или даже информации о том, с какой группировкой он был связан. Этот человек оказался недоступен для комментариев, и неизвестно, жив он или мертв.

В истории США убийства уже играли определенную роль в войнах и внешней политике страны. В 1945 году директор Управления стратегических служб (УСС), агентства-предшественника ЦРУ, «Дикий Билл» Донован получил окончательный вариант плана развертывания команд убийц по всей Европе для нападения на нацистских лидеров, таких как Гитлер, Гиммлер и Геринг, а также офицеров СС в ранге майора или выше. Но, согласно биографии Донована, написанной Дугласом Уоллером, шефа УСС тошнило от проекта «убийств оптом», и он был отменен.

Во время холодной войны ЦРУ участвовало в заговорах по убийству иностранных лидеров, таких, как Патрис Лумумба из Демократической Республики Конго, Рафаэль Трухильо из Доминиканской Республики и Нго Динь Дьем из Южного Вьетнама. Позже, во время войны во Вьетнаме, США запустили программу «Феникс» (Phoenix), в рамках которой ЦРУ часто объединялось с американскими военными подразделениями, чтобы «нейтрализовать» — или, говорят критики, убивать — лидеров Вьетконга. Тем не менее целенаправленные убийства не были центральной осью военной стратегии США во Вьетнаме. А после того, как конгресс разоблачил деятельность ЦРУ в 1970-х, США запретили убийства иностранных лидеров.

Затем началась война с террором.

При президенте Джордже Буше-младшем ЦРУ и военные использовали дроны для убийства террористов, а ЦРУ разрабатывало тактику тайных убийств. Президент Барак Обама остановил секретную программу агентства по убийствам, но резко активизировал нанесение ударов с беспилотников в Пакистане, Йемене, Афганистане и Сомали. Вскоре ЦРУ и военные стали использовать самолеты, пилотируемые дистанционно с помощью видеомониторов, для убийства людей, имена которых США даже не знали. Это производилось посредством нанесения «ударов по почерку», исключительно на основе ассоциаций и деятельности цели. Президент Дональд Трамп еще больше ослабил правила для нанесения ударов с беспилотников.

Но хотя частные подрядчики часто обслуживают дроны, а иногда даже управляют ими, существует одно действие, которое они, как сообщается, не могут производить: только офицер в форме может нажать кнопку, которая запускает ракету с дрона и поражает цель.

Когда организованные убийства стали рутинной частью войны в регионе, у властей ОАЭ стали появляться собственные аппетиты. Страна начала наращивать военную мощь и к 2015 году стала крупным игроком в войне в Йемене. Они быстро нацелились на «Аль-Ислах», исламистскую политическую партию, которая получила более 20 процентов голосов на последних парламентских выборах в Йемене, состоявшихся в 2003 году.

Эксперт по Йемену из Оксфордского университета Элизабет Кендалл отмечает, что в отличие от «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.) или других террористических группировок, которые пытаются захватить власть с помощью насилия, «Аль-Ислах» участвует в политическом процессе. Но, по ее словам, обоснование Соединенными Штатами ударов с беспилотников узаконило стремление других стран к проведению собственной политики убийств: «В целом очень водянистое, смутное представление о войне с терроризмом оставило открытой дверь для любого режима, говорящего: „Это все война с террором"».

В верхней части списка целей, который они получили от ОАЭ, по словам Гилмора и Голана, был Майо, лидер «Аль-Ислах» в Адене. У Майо были коротко стриженные волосы, очки в проволочной оправе и небольшая бородка, переходящая в усы. Он высказался против ударов американских беспилотников в Йемене, заявив в 2012 году в интервью «Вашингтон пост», что вместо того, чтобы остановить «Аль-Каиду», они подпитывают ее рост.

На вопрос об этичности и законности убийств безоружных политических лидеров «Аль-Ислах», в отличие от вооруженных террористов, Голан ответил: «Я думаю, что эта дихотомия является чисто интеллектуальной дихотомией».

Голан сказал, что он моделирует свой бизнес по убийствам на основе израильской целевой программы убийств, которая существует с момента основания страны, и которая, несмотря на некоторые громкие ошибки и неловкие моменты, как он утверждает, является правильной. По его словам, некоторые враги-террористы до того опасны и непримиримы — и к тому же их столь трудно арестовать, — что наилучшим решением является убийство.

Он настаивает на том, что его команда не является бандой убийц. В качестве доказательства Голан рассказал, как в ходе выполнения миссии ОАЭ передавали заказы на имена, не имеющие отношения к «Аль-Ислах» или какой-то еще группе, террористической либо иной. Голан сказал, что он отказывался убивать этих лиц. Это заявление не может быть проверено.

Как сказали они с Гилмором, люди становились целями «Спеэр оперэйшнз груп» в рамках закона, потому что были отобраны правительством ОАЭ, союзником Соединенных Штатов, который участвовал в военных действиях, поддерживаемых США. Гилмор сказал, что он и Голан сообщили ОАЭ, что никогда не будут действовать против интересов США. Голан утверждал, что, основываясь на своем военном опыте, после проведения наблюдения на протяжении недели или двух он мог сказать, была их цель террористом или нет.

Тем не менее Гилмор признал, что некоторые из целей, возможно, были людьми, которые просто вышли из-под контроля правящей семьи. Говоря о наследном принце страны Мохаммеде бен Заиде, Гилмор заявил: «Есть вероятность, что целью будет кто-то, кто не нравится МБЗ. Мы постараемся сделать так, чтобы этого не произошло».

Когда наемники добрались до Адена, им выдали оружие. По словам Гилмора и Голана, их удивило его низкое качество — дерьмовые китайские штурмовые винтовки и РПГ.

В какой-то момент они также получили официальные звания армии Эмиратов. Голан стал полковником, а Гилмор — подполковником, что является «повышением» для человека, который был уволен из рядов военно-морского флота в чине старшины.

У Гилмора все еще сохранился его жетон армии ОАЭ, прямоугольник из белого золота с отпечатанной на нем группой крови, IV-отрицательной. Его имя написано на английском языке с одной стороны и на арабском — с другой.

Используя источники, переданные им разведывательными сетями ОАЭ, рассказывал Гилмор, группа воссоздала картину повседневного образа жизни Майо — установила дом, где он жил, мечеть, в которой он молился, работу, которую он посещал.

Рождество наемники провели, выпивая виски и планируя, как именно убить Майо. Налет, бомба, снайпер? «У нас было пять или шесть вариантов, как его убить», — сказал Гилмор.

После короткого наблюдения за штаб-квартирой «Аль-Ислах» они остановили свой выбор на применении взрывчатки. Гилмор сказал, что нарисовал план миссии на полу палатки черным маркером. Он обозначил подъездные пути, направление атаки и, самое главное, маршруты отхода.

После того, как Гилмор проинформировал своих коллег, он достал нож, разрезал жесткую ткань палатки и сжег план миссии. «Я не хочу, чтобы всплыло что-то подобное с моим почерком», — сказал он.

Два дня спустя, вспоминал Гилмор, они получили информацию о том, что Майо находился в своем кабинете на большом собрании.

Для выполнения миссии Голан взял с собой Гилмора и еще одного бывшего морского котика, а также и экс-солдата «Дельты». Они оставили свои кошельки и всю идентифицирующую информацию. На них была пестрая униформа — Гилмор сказал, что он надел бейсболку и кроссовки Salomon Speedcross, захватив с собой ящик, полный боеприпасов. Все имели при себе АК-47, а также бомбу, начиненную шрапнелью.

Гилмор, Голан и двое других забрались в бронированный внедорожник с солдатом Эмиратов в штатском за рулем. Солдаты французского Иностранного легиона находились в другом внедорожнике, который должен был остановиться на небольшом расстоянии от места нападения, готовый прийти на помощь в случае, если американцы влипнут. Ворота их базы открылись, и они выехали на ночные улицы Адена.

Точно неясно, что пошло не так.

Прямо перед тем, как наемник добрался до входной двери, неся взрывное устройство, предназначенное для убийства Майо, один из его товарищей-бойцов, сидевший в задней части внедорожника, открыл огонь, стреляя по закоулку.

Над головой был беспилотник, и на видео, полученном «Баззфид ньюс», видна стрельба, но не видно, что в американецев кто-то стреляет. На видео с беспилотника никто не стрелял в наемников.

Гилмор сказал, что сам стрелял в кого-то на улице, но его пистолет заклинило. Он сказал, что не знает, кто стрелял в них. Во всяком случае, наемник, несущий взрывчатку к зданию, продолжал движение, несмотря на шум вокруг него — как видно на видео, это продолжалось в течение целых 20 секунд.

Чтобы совершить отход, наемники пересели на военную технику ОАЭ. Затем внезапно прогремел взрыв — бомба на двери — а за ним последовал второй, более мощный. Вторым взорвался внедорожник наемников. Гилмор и Голан говорят, что заминировали его, чтобы замаскировать место расположения бомбы, запутать «Аль-Ислах» и добавить разрушений.

Команда вернулась на базу без того, что всем было нужно. Силы специальных операций США называют это положительной идентификацией — доказательством того, что Майо был мертв. Например, фотография или образец ДНК.

«Это вызвало некоторые проблемы с Дахланом», — вспоминал Гилмор.

Тем не менее, Майо, похоже, исчез. Он редко писал на своей странице в «Фейсбуке» и какое-то время, как говорили Гилмор и Голан, его не видели на публике.

Тем не менее, «Аль-Ислах» не объявляла о его смерти, как это бывало, когда убивали других членов группировки. Как сказал представитель «Аль-Ислах» в телефонном интервью, причина заключается в том, что Майо жив, — он покинул здание за десять минут до нападения и по состоянию на июль жил в Саудовской Аравии. В результате нападения наемников, по словам пресс-секретаря, никто не погиб.

Майо, похоже, вновь вернулся в йеменскую политику. По словам специалиста по Ближнему Востоку и Йемену университета Таусона в Мэриленде Чарльза Шмитца, в мае президент Йемена Абед Раббо Мансур Хади назначил его на одну из должностей. Шмитц сказал, что нашел недавнее фото Майо, стоящего в группе людей вместе с представителем ООН в Йемене.

Голан утверждает, что, по крайней мере, Майо был нейтрализован в течение некоторого времени. «Для меня это успех, — сказал он, — поскольку парень исчез».

Несмотря на то, что Майо убить не удалось, бомбовая атака наемников, похоже, открыла новый этап в войне ОАЭ против «Аль-Ислах». «Это был восклицательный знак, который задал тон тому, что „Аль-Ислах" теперь будет мишенью», — сказал Шмитц.

Представитель «Аль-Ислах» в беседе с «Баззфид нбюс» сразу вспомнил дату: 29 декабря 2015 года. «Это было первое нападение», — сказал он.

По мере ведения наемниками своей работы в 2016 году те, кто наблюдал за ухудшением ситуации в Йемене, начали замечать, что члены «Аль-Ислах», а также не относящиеся к организации священнослужители погибали в Адене с тревожной скоростью. «Похоже, что это целенаправленная кампания», — сказал Грегори Джонсен из «Арабиа фаудейшн» (Arabia Foundation), который в 2016 году работал в группе ООН, занимавшейся расследованием войны в Йемене. «Имело место 25-30 убийств», — сказал он, добавив, что некоторые из них, по-видимому, являются работой ИГИЛ.

«На местах имеет место широко распространенное мнение, — сказал Кендалл, эксперт Оксфордского университета, — что за убийством должностных лиц и активистов „Аль-Ислах" стоят ОАЭ».

Когда «Баззфид ньюс» перечислил Гилмору имена некоторых убитых, тот кивнул, указывая, что узнал двоих из них. «Я, вероятно, мог бы узнать их лица», — сказал он, отметив, что они находились в списке целей команды. Но он заявил, что не причастен к их убийству.

По словам Голана, его команда ликвидировала некоторых из погибших, но он отказался назвать точное их число, а также имена. Однако после своей первой миссии, оказавшейся неудачной, наемники провели перезагрузку.

Они избавились от французских легионеров-иностранцев, заменив их американцами. Эмиратцы также предоставили им более качественное вооружение и снаряжение, о котором их просили Голан и Гилмор: взрывчатые вещества C4, пистолеты с глушителями, а также высококачественные американские винтовки M4. Они также получили мотоциклы, которые могли использовать, чтобы проскакивать дорожные заторы Адена и прикреплять к автомобилям взрывные устройства с магнитами. Все оборудование, по их словам, было поставлено Вооруженными силами ОАЭ.

Гилмор недолго оставался в компании. По его словам, он покинул «Спеэр оперэйшнз груп» в апреле 2016 года. Он и Голан отказались пояснить, почему это произошло, но Гилмор сказал, что хотел бы быть в Йемене более агрессивным. «Если бы я мог сделать все заново, мы бы меньше рисковали, — сказал он. — Мы могли бы совершить нечто невероятное, хотя могли бы, совершив нечто невероятное, и оказаться в тюрьме».

Одним из новых членов команды, нанятым в начале 2016 года, стал ветеран SEAL Team 6 Дэниел Корбетт, что подтверждается данными трех источников и фотографиями. Как говорят те, кто его знает, Корбетт был превосходным солдатом и съездил в несколько боевых командировок в Афганистан и Ирак. Он все еще находился в резерве, поэтому американские военные могли вернуть его на службу в любой момент; он получал от правительтства США зарплату и должен был являться для участия в ежемесячных учениях. И все же он находился в Йемене по личному контракту, работая на иностранные вооруженные силы. Неясно, принимал ли он личное участие в миссиях по убийству кого-либо.

Таинственное развитие событий в настоящее время привело Корбетта в сербскую тюрьму, где он находится в ожидании конца расследования дела, в рамках которого обвиняется в незаконном хранении пистолета. Американский ветеран сидит там с февраля 2018 года. С Корбеттом связаться не удалось, а его адвокат на звонки не ответил.

Во время работы в Йемене наемники жили в хижинах и спали на раскладушках. У некоторых было личное оружие для возможных боев врукопашную. Один из них, судя по фотографиям, носил на поясе два ножа, которыми мог работать с двух рук. У другого был небольшой томагавк.

Команда начала развивать то, что Гилмор назвал esprit de corps. Они придумали импровизированный флаг с черепом и скрещенными мечами на черном фоне — своего рода «Веселый Роджер» — и нарисовали эту эмблему на своих военных автомобилях и жилых помещениях.

Значительная часть информации о команде наемников «Спеэр оперэйшнз груп» остается неизвестной. Некоторые из них ясно дали понять, что не имеют желания проливать свет на то, что произошло. На вопрос, участвовал ли он в йеменской миссии, один из американцев ответил: «Если и участвовал, то, знаете, я не стал бы это обсуждать». Бывший зеленый берет, который сосал леденец во время миссии, отправил «Баззфид ньюс» текстовое сообщение с таким содержанием: «Большая история для вас может обернуться трагическими последствиями для ее персонажей; особенно если они хорошие люди, делавшие то, что было правильно, но не обязательно законно».

Со своей стороны, Гилмор сказал, что «предпочел бы, чтобы это не попало на радары». Но он решил поговорить с «Баззфид ньюс», потому что «как только это станет достоянием гласности, я не хочу оставаться в стороне, поэтому предпочел бы высказаться. И я не собираюсь прятаться из-за того, что сделал».

«Это так сказать, один из видов войны будущего», — сказал он.

Гилмор больше не наемник. Теперь он оказался в другой серой зоне, хотя и менее опасной. Он сказал, что работает в калифорнийской компании, которая планирует производить масло каннабиса для испарителей.

Источник

Социальные сети