Почему Трамп хочет модернизировать и расширить флот США

Рубрики: Северная Америка, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 17-02-2017

Еще осенью прошлого года в ходе избирательной кампании Дональд Трамп объявил, что запустит масштабную программу кораблестроения в США и увеличит боевой состав военно-морских сил США с 272 до 350 кораблей. 6 февраля Трамп выступил на базе Центрального командования во Флориде и заявил: «Наш флот находится почти на таком же низком уровне, как в Первую мировую войну. Это было давным давно. Очень давно. И такое больше не повторится». 

За последние несколько месяцев в открытом доступе появились как минимум три больших серьезных доклада, посвященных анализу перспектив создания будущего флота США.

В январе 2017 года опубликовал свою работу Центр стратегических и бюджетных оценок (CSBA – Center for Strategic and Budgetary Assessments), 2 февраля увидел свет доклад известного военно-морского эксперта Исследовательской службы Конгресса Рональда О'Рурка, а уже 10 февраля сенатор Джон Маккейн представил Конгрессу октябрьское исследование ВМС об альтернативной будущей платформе флота США.

Зачем и кто виноват

О причинах необходимости увеличить количество кораблей открытым текстом говорит Рональд О'Рурк. Две основные — Китай модернизирует свои ВМС, а Россия возрождает морскую активность в Средиземном море и на севере Атлантики. Но он также отмечает, что цифра Трампа в 350 кораблей — это округленные данные о желаемом количестве в 346 кораблей, которая кочует из доклада в доклад уже с 1993 года. То есть, по сути, о каком-либо шокирующем увеличении численности флота речь не идет. 

Россия и Китай готовы бросить вызов мировому порядку, и уже через 15 лет лет их ревизионизм станет главной головной болью американских военных стратегов, а не международный терроризм. К этому времени просто наличие ВМС США на театре военных действий не остановит агрессоров, и флот должен быть готов либо предотвратить агрессию, либо мгновенно наказать нападающих и прекратить их действия. В докладах отмечается, что именно такие задачи стояли перед ВМС США во время Холодной войны, и теперь пора вернуться к способности выполнять их вновь. 

ВМФ России пока не в состоянии вести дальние операции в океане, но флот России вооружен крылатыми ракетами (которые применялись по целям в Сирии), вводит в строй новый класс малошумных подводных лодок, атомные подводные лодки с баллистическими ракетами и разрабатывает программы беспилотной подводной разведки. Китай представляет угрозу в первую очередь своими противокорабельными ракетами, системой спутникового наблюдения и сетью береговых радаров. Помимо этого, Россия и Китай продают военно-морские технологии таким странам, как Иран и Северная Корея, что тоже рассматривается как угроза интересам США.

В докладе Маккейна речь идет не только об угрозах со стороны России и Китая. Отмечается, что ВМС должны учитывать три основных фактора. Первый — в ходе глобализации растет грузопоток торговых морских путей, появляются новые маршруты (Арктика), становятся доступны подводные ресурсы, и морские пути все чаще используются для масштабной миграции людей. Второе — в информационную эпоху подводные кабели становятся стратегически важным объектом. Третий — общий технологический прорыв (3d-печать, роботы, искусственный интеллект, новые материалы и т. п.), который будет влиять на все сферы деятельности человека, в том числе и на море.

Впрочем, в итоге и эти факторы могут быть использованы Россией и Китаем против интересов США. И кроме того не стоит сбрасывать со счетов Иран, Северную Корею и террористов. Есть еще один фактор — внутренний. Бюджет не бездонный, и просто увеличением расходов вряд ли удастся «купить будущее». 

Быстро и в одиночку

После падения СССР все понимали, что после любой агрессии США через некоторое время под прикрытием флота соберут силы и вмешаются. Сегодня непозволительно тратить время на сборы. Россия может захватить страны Балтии, Китай — атаковать Тайвань, Иран — перекрыть Ормузский пролив. Сегодня ВМС США должны быть настолько угрожающими, чтобы у этих стран не было и мысли проводить операции подобного рода, потому что иначе противник быстро закрепится на завоеванных территориях и выбивать его оттуда будет накладно. Крым может быть рассмотрен как пример отсутствия реакции на быстрые действия противника.

Цель флота США в 2030-х поэтому — это способность вести именно быстрые наступательные действия. Для этого должны быть разработаны новые концепции противовоздушной и противоракетной обороны ВМС, применения электромагнитного вооружения, ведения подводной войны, минной войны, противолодочных действий, нанесения ударов по береговым и надводным целям, а также высадки десанта.

Еще один важный момент — это способность вести военно-морские действия самостоятельно без участия НАТО. Например, для защиты стран Балтии от агрессии России. НАТО будет долго решаться на военный ответ, поэтому флот США должен быть готов быстро вмешаться, тем более что состояние ВМС союзников оставляет желать лучшего. 

Третий момент — это вероятность того, что противники повлияют на союзников США или нейтральные страны, и те не будут готовы базировать у себя американские сухопутные или военно-воздушные силы. Россия может надавить на страны Европы, Китай на страны Азии. ВМС США и Корпус морской пехоты в новом менее дружелюбном к США мире могут остаться единственным мобильным и автономным инструментом проекции американской силы, а отнюдь не авиация. 

Беспилотно рассредоточиться 

Центр стратегических и бюджетных оценок предлагает разделить флот на две основные группы: на силы сдерживания и маневренные силы. Первые привязаны к географии, к конкретным регионам, а вторые готовы оперативно реагировать на вызовы в Тихом и Индийском океанах и на Ближнем Востоке. Силы сдерживания должны предотвратить или свести на нет успех операций России или Китая, а маневренные силы должны поспешить им на помощь в любой точке океана. 

Предполагается, что так как боевые действия в будущем могут вестись против технологически развитых противников, то не стоит переоценивать применение беспилотных кораблей и средств. Каналы связи в войне будущего будут уязвимы. По этой же причине, скорее всего, командующие на местах будут принимать решения самостоятельно в более автономном режиме без связи с штабами. 

В докладе Маккейна ратуют за создание высокотехнологичного «распределенного» флота, где ударная мощь не была бы сосредоточена только в авианосных ударных группах, а была бы распределена по всем классам кораблей на театре военных действий. Эта идея требует также расширения логистической сети и подразумевает бОльшую автономность флота. 

При этом акценты, в том сценарии, наоборот, сделаны на более широком применении палубной беспилотной авиации, крупных и средних надводных и подводных беспилотников, а также на применении оружия направленной энергии, ведении электромагнитной войны, использовании подводных датчиков и автономных торпедных систем. 

Доклад Маккейна предполагает к 2030 году наличие 321 корабля и 136 (!) больших надводных и подводных беспилотников и 183 (!) средних подводных беспилотников. 

Заводы и деньги 

Центр стратегических и бюджетных оценок предлагает довести численность кораблей до 382 (42 из них — патрульные), а также ввести в строй 40 особо крупных подводных и 40 надводных беспилотных кораблей. На строительство такого флота необходимо тратить 23,6 млрд долларов ежегодно (это на 20% больше ранее запланированных расходов), а на операционные расходы — до 16,5 млрд долларов.

Рональд О'Рурк считает, ссылаясь на представителей ВМС, что текущая индустриальная база позволит строить больше кораблей и подводных лодок, то есть нет прямой необходимости заниматься созданием новых мощностей и новых корабельных моделей. В ВМС даже считают, что на текущий момент мощности недозагружены и индустрия готова к новым задачам. Но до старта масштабной кораблестроительной программы представители флота хотели бы понимать, какие суммы пойдут на ремонт и поддержку уже находящихся в строю кораблей. 

То есть на данном этапе, финансовый вопрос модернизации и расширения на повестке дня остро не стоит. Основная тема дискуссий — скорость реализации программы (в условиях растущих возможностей флотов России и Китая) и выбор «архитектуры» будущих ВМС (в условиях автономности ВМС США и ненадежности союзников).

Решение в ближайшее время — за Трампом и его администрацией.

Илья Плеханов

Социальные сети
Друзья