Ваххабизм и бюрократия в Татарстане: на пути объединения?

Автор: Сулейманов Раис Рубрики: Вне рубрик Опубликовано: 18-11-2011

Процессы, происходящие сегодня в мусульманской умме Татарстана, четко выявили ряд важных узловых моментов, которые во многом, скорее всего, будут в дальнейшем определять на годы вперед ситуацию с проникновением и функционированием нетрадиционных для татарского народа течений зарубежного ислама радикального толка в центре России.

Спустя чуть более чем полгода как избранному муфтию Татарстана Ильдусу Фаизову удалось только начать требовать соблюдать от мусульманского духовенства республики осуществлять свою деятельность в соответствии с религиозно-правовой школой имама Абу Ханифы, в рамках которого и развивается ислам у татар вот уже более 1000 лет, как это привело ваххабитское сообщество в приступ ярости. Чего стоит только тот факт, что на пятничном намазе в одной из мечетей, находящейся возле Московского рынка Казани, имам во время проповеди не стеснялся в микрофон орать (было слышно аж на улице прохожим) о том, что, дескать, «наших братьев преследуют», что «Аллах на нашей стороне» и что «ФСБ - враг ислама». При этом по кругу среди верующих в мечети пускали шапку, в которую настоятельно просили положить деньги в качестве «закята» (милостыня). Закят должен был идти на помощь «братьям», сидящим в тюрьмах. Под «братьями», само собой разумеется, в риторике фундаменталистов подразумеваются ваххабиты, хизб-ут-тахрировцы, таблиговцы и др. Религиозный рэкет уже давно стал весьма распространенным среди радикал-исламистов республики.

Татарстанские ваххабиты пока еще не стали брать пример со своих кавказских единомышленников: последние направляют видеозапись местному предпринимателю, чиновнику или депутату с настойчивым требованием дать «закят» на «джихад», в противном случае отказавшегося скидываться в салафитский «общак» ждало наказание. Практика религиозного рэкета в Татарстане распространяется пока что путем сбора «закята» (фактически - дани) с мелких торговцев на рынках городов, но в перспективе может привести к перениманию опыта у кавказских «моджахедов».

Впрочем, в Татарстане помимо сращивания организованно-преступных группировок с исламскими фундаменталистами, стала появляться другая опасная тенденция. Исследователи уже обратили внимание на формирование целого ваххабитского холдинга, когда салафитские элементы проникают в бизнес- и государственно-бюрократические структуры, находя там себе покровителей, спонсоров и даже единомышленников из этой сферы.

В итоге, заявления президента Татарстана Рустама Минниханова о том, что власти будут всячески поддерживать традиционный для татар ислам ханафитского мазхаба, на практике игнорируется рядом его же подчиненных. Курс муфтия Ильдуса Фаизова на сохранение, укрепление и развитие именно ислама школы Абу Ханифы, с одной стороны, и вытеснение адептов радикал-исламизма в любых его разновидностях (ваххабизм/салафизм, Хизб-ут-Тахрир, Джамаат Таблиг, Ихван аль-Муслимун, Такфир аль-Хиджра и др.) из пространства мусульманского сообщества региона, с другой стороны, наталкивается на сопротивление, причем именно со стороны чиновников районного и республиканского уровней. Налицо откровенный саботаж политики и первого лица Татарстана, и главы мусульман региона.

Как точно подметил на конференции «Ислам в Татарстане: два десятилетия ревайвализации» известный современный татарский богослов Валиулла Якупов, «к сожалению, в результате многолетнего присутствия ваххабитских имамов в ключевых мечетях республики им удалось привлечь к деятельности ваххабитского холдинга многих представителей элиты Татарстана. К сегодняшнему дню ряд чиновников высокого ранга, представители банковского и бизнес-сообщества сознательно осуществляют финансирование ваххабитской проповеднической машины, выступая фактическими соучастниками терроризма. В этой связи для достижения мира в республике необходим учет наличия сложившейся лоббистской, финансовой и административной группировки, инкорпорированной в состав ваххабитского холдинга».

И порой приходится наблюдать, когда имамы главных мечетей городов Татарстана занимают люди с салафитскими убеждениями, учившиеся в Саудовской Аравии, но осуществить их ротацию муфтияту не удается, поскольку ваххабитское духовенство «крышуют» высокопоставленные городские и даже республиканские чиновники. Получается странная картина: формально мечети входят в подчинение Духовного управления мусульман Татарстана, в уставе которого четко прописано следование исламу ханафитского мазхаба, но в реальности на уровне приходов мы имеем дело с имамами-салафитами, которые, пользуясь благосклонностью государственных руководителей, создают в мечетях ваххабитские джамааты, рекрутируя в свои ряды мусульманскую молодежь.

В этой связи эксперты уже давно обратили внимание на ситуацию в Высокогорском районе Татарстана и конкретно на деятельность Айрата Шакирова (себя он любит называть «шейхом Умаром»). Ему уже неоднократно выносились предостережения со стороны республиканской прокуратуры за распространение книги «Личность мусульманина» Мухаммада Али Аль-Хашими, признанную российским судом экстремистской (исследователи современного российского ислама между собой называют ее «Двуличность мусульманина» за то, какие взгляды она формирует у молодежи; по этой книге учились в печально известном и ныне закрытом бугурусланском медресе «Аль-Фуркан»), а также за проповедческую деятельность, которую он вел в казанских мечетях «Ихлас», «Рамазан», в мусульманском доме «Жемчужина Веры» (офисное помещение, переоборудованное под молельный зал и другую исламскую инфраструктуру), а теперь и в мечети Высокой Горы (районный центр в 19 км от столицы Татарстана). В ходе своих лекций-проповедей, как ясно из прокурорских предостережений, «шейх Умар» противопоставлял салафитов и приверженцев традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба, вел разговоры о вооруженном способе борьбы – джихаде. Уже в 2009 г. ему было вынесено первое предостережение от татарстанской прокуратуры (и не последнее) за то, что создал группу из 20 активистов и 50 сочувствующих. Весьма характерно, что защищать «шейха Умара» вызвался Рустем Валиуллин из Ижевска, выступающий в роли адвоката на многих процессах по делам религиозных экстремистов в Урало-Поволжье.

Впрочем, гастролирование «шейха Умара» с проповедями по мечетям Казани продолжилось «успешно» и в Высокой Горе, где он, что весьма любопытно, сумел найти общий язык с новым главой Высокогорского района Татарстана Рустамом Калимуллиным, занявшего свой пост в октябре 2010 г. Благодаря этому, «шейх Умар» становится негласным имамом в мечети Высокой Горы, часто приглашает выступать перед молодежью арабских проповедников, охотно приезжающих с миссионерскими задачами в Высокую Гору из Казани.

В результате мы имеем дело с ситуацией, когда налицо кооперация ваххабизма и бюрократии, причем последняя выступает в роли лоббистской и «крышующей» силы. Сейчас ведутся разговоры о том, что в Высокой Горе планируют открыть т.н. Исламский культурный центр (де-факто на частной территории он уже функционирует), где в роли реабилитаторов ваххабизма будут выступать адепты организации «Ихван аль-Муслимун» («Братья-мусульмане»). Причем этот Исламский культурный центр (на ум по аналогии сразу приходит ликвидированный недавно решением Верховного суда России Исламский культурный центр Абдул-Вахеда Ниязова) для того, чтобы получить общественное признание, поначалу займется активной социальной политикой: начнутся бесплатно раздаваться обеды для стариков, организовываться благотворительные акции для многодетных семей и детдомовских детей, проводиться субботники, выезды на пикники молодежи, где они будут слушать лекции проповедников. Кстати, сами фундаменталисты могут называть себя весьма безобидно, например, членами «Ахль ас-Сунна» («Последователи Сунны»). Т.е. со стороны все будет выглядеть весьма благоразумно и пристойно. Мы увидим на принадлежащих им информационных ресурсах (интернет-сайтах, газетах, буклетах и др.) улыбающихся пенсионерок и детей, довольных оказанным этой организацией вниманием. Но в итоге эта структура будет служить прикрытием для формирования салафитского джамаата, пополнения его рядов молодежью, ну и в результате мы окажемся в ситуации, когда вся община мусульман окажется под влиянием фундаменталистов настолько, что ситуацию будет уже невозможно изменить.

Впрочем, такая же ситуация имеет место быть и в других районах Татарстана, да и в самой Казани иногда такое же нередко случается. Дело доходит порой до того, что уже салафитское духовенство назначает на должности государственных служащих.

Что же касается кооперации радикал-исламизма и бизнеса, то здесь ситуация еще более критическая. Сегодня уже ни для кого не секрет наличие «частных» мечетей в Татарстане, под которыми стоит понимать переоборудованные под молельные комнаты площади на территории офисов, гостиниц, коттеджей, владелец которых приглашает проповедовать ваххабитских имамов. Именно в таких «частных мечетях» функционируют только в Казани, по данным «Независимой газеты», около 20 подпольных медресе – одни на базе частных домов-коттеджей (некоторые из них превращены в мечети, но по бумагам проходят как коттеджи), а другие работают на частных квартирах, куда зазывается салафитскими эмиссарами мусульманская молодежь. Предоставление под молельные залы своих площадей на безвозмездной основе, где с лекциями выступают фундаменталисты, стали одним из примеров сращивания ваххабизма и бизнес-элиты. Предприниматели, которые зачастую сами являются сторонниками нетрадиционных для татар течений зарубежного ислама радикального толка, как правило, люди далеко не бедные. И идут они на создание вот таких «частных мечетей» не с целью получения возможной прибыли, а уже из идеологических убеждений. Именно такие бизнесмены-ваххабиты и будут финансировать радикал-исламистское подполье. Пока ведь нет ответа на вопрос о том, на чьи деньги банда боевиков, ликвидированных в ноябре 2010 г. в Нурлатском районе Татарстана, обзавелась большим складом оружия, включая гранатометы, и планировала зазимовать в своем военно-полевом лагере в лесу.

Проблема симбиоза бюрократии и ваххабизма сегодня для Республики Татарстан встала как никогда остро. Однозначно необходимая кадровая ротация салафитского духовенства натыкается на сопротивление государственных чиновников как муниципального, так и регионального уровня. В итоге это приводит фактически к торможению политики муфтията по сохранению и развитию традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба. Сегодня единственной силой, которая реально может избавить общество от наиболее ярых адептов религиозного радикализма, является государство. Но что делать, когда само государство на уровне отдельных чиновников районного и республиканского масштаба не просто мешает деваххабизации мусульманской уммы, а, наоборот, стремится этот столь крайне необходимый процесс повернуть вспять?

***

Источник - Интернет-журнал «Новое Восточное Обозрение».

Социальные сети